Взгляд
25 мая, среда  |  Последнее обновление — 23:29  |  vz.ru
Разделы

Из Москвы напрочь пропала агрессия

Антон Размахнин
Антон Размахнин, журналист
С ролью не плавильного, а правильного котла Москва справляется лучше большинства мировых мегаполисов. А может быть, и вообще лучше всех. Подробности...

Финляндию и Швецию нельзя было не пустить в НАТО

Вадим Трухачёв
Вадим Трухачёв, политолог, кандидат исторических наук, доцент РГГУ
Еще до нынешних событий на Украине многие финны и шведы боялись России. Финская пресса и 15 лет назад рассказывала о планах российского вторжения, а шведы годами ищут у своих берегов призраки российских подводных лодок. Подробности...
Обсуждение: 8 комментариев

Как России удалось не стать Украиной

Игорь Караулов
Игорь Караулов, поэт, публицист
В конце 2011 года, на волне «болотных» протестов, был создан «координационный совет оппозиции». Гомункулус Навальный был выращен именно как гибрид проевропейского либерала и русского националиста. Подробности...
Обсуждение: 27 комментариев

Корабль Starliner компании Boeing стартовал к МКС

Перспективный космический корабль Starliner компании Boeing в рамках второго тестового полета стартовал к Международной космической станции (МКС) в беспилотном режиме. На первой ступени ракеты-носителя Atlas V использовался российский двигатель РД-180, произведенный НПО «Энергомаш»
Подробности...

Боевики «Азова» начали сдаваться в плен

256 украинских боевиков сдались в плен на мариупольском заводе «Азовсталь». Среди пленных число раненых составляет 51 человек. Большую часть раненых под конвоем отвезли в больницу города Новоазовска. При этом на заводе все еще остается около двух тысяч боевиков
Подробности...

«Москвичи» – какими они были и могли быть

Мэр Москвы Сергей Собянин принял решение перевести московский завод «Рено» на баланс города и возобновить производство автомобилей под брендом «Москвич». Газета ВЗГЛЯД вспомнила, какую продукцию выпускал завод в советские времена, а какие идеи инженеров так и остались в макетах...
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Российского офицера осудили по делу о госизмене и сотрудничестве с Украиной

    Главная тема


    Определен самый пророссийский народ Евросоюза

    размер пенсии


    Путин объявил об индексации пенсий на 10% с 1 июня

    30 тонн плутония


    На Запорожской АЭС обнаружили достаточные для создания ядерного оружия запасы урана

    отказ в господдержке


    В Минцифры решили лишать аккредитации увольняющие украинцев IT- компании

    Видео

    чрезвычайное положение


    Венгрия готовится к распаду Украины

    «отдавали то, что не жалко»


    Европа преувеличивает истощение военных запасов из-за Украины

    идея Литвы


    Чем грозит отправка военных кораблей Британии в Одессу

    пожизненный срок


    Зачем Киев устроил публичный процесс над российским военным

    комплексы «Гарпун»


    Украине дают устаревшее средство против Черноморского флота России

    нацистская сущность


    Игорь Караулов: Как России удалось не стать Украиной

    страх перед Россией


    Вадим Трухачёв: Финляндию и Швецию нельзя было не пустить в НАТО

    магия города


    Антон Размахнин: Из Москвы напрочь пропала агрессия

    на ваш взгляд


    Вы поддерживаете предложение закрепить в правилах русской орфографии написание слова «Бог» с заглавной буквы?

    Павел Руднев: Смещение «Сатирикона»

    9 ноября 2005, 00:23

    Свежая премьера «Сатирикона» - спектакль Константина Райкина «Смешные деньги» выпадает из репертуарной политики театра. Ругать спектакль не за что, но разговор о «Сатириконе» как феномене российского театра давно назрел.

    В последнее десятилетие «Сатирикон» вошел широким шагом. Прошедшая, но не проходящая эпоха была триумфальной – «Сатирикон» действительно стал лучшим театром Москвы. Ровно дышащим, идущим к публике без провалов и неудач, внедряющим новый стиль менеджмента. Это сегодня редкий театр, который не вызывает сомнений в ценности своей репертуарной модели.

    В 2000 году Владимир Путин, еще не ставший президентом, посетил «Сатирикон» в день 50-летия Константина Райкина, в день премьеры «Контрабаса». И тогда зал как-то очень рефлекторно встал на ноги, завидев фигуру нового монарха. Стало абсолютно очевидно, что культурная политика государства меняется.

    Борис Ельцин любил и привечал диссидентскую интеллигенцию, гонимых в прошлом художников, опирался на «старых работников культуры». Его главным театром был политизированный «Ленком», который он щедро одаривал, театр эзопова языка, якобы предвосхитивший перестройку. Путин выбрал другой образ культуры – Константина Райкина с его бешеным темпераментом, чисто менеджерским подходом к сцене, с его злой волей к победе, его способностью меняться. Именно в путинскую эпоху Райкин сыграл три свои великие роли – Контрабасиста, синьора Тодеро и Ричарда III.

    Стало абсолютно очевидно, что культурная политика государства меняется

    О многом говорит известный райкинский принцип – в репертуаре его театра на основной сцене должны всегда идти семь спектаклей, ни больше ни меньше. Своеобразная формула устойчивости. Это вопрос выживания репертуарного театра: спектакль идет 2-3 раза в месяц, и только так, по мнению Райкина, можно крепить мускулы спектакля, тренировать актерский организм и его не заморозить.

    Достаточно взглянуть на вялые репертуары других московских театров, чтобы оценить принципиальную позицию «Сатирикона», нашедшего самый верный ход к энергии выживания театрального организма – к проблеме, о которой другие просто перестали дискутировать, предоставив право времени и случаю руководить процессом.

    У Райкина обостренное чувство самолюбия, порой он выстраивает довольно агрессивные взаимоотношения с обществом, требуя, буквально требуя признания персональных заслуг. Эта актерская гордость, ничего не имеющая общего с бахвальством и тем более чувством «белой кости», пока еще ни разу его не подводила, сообщая Райкину и его театру бешеный ритм постоянно рабочего состояния, как бы…постоянной «эрекции», бодрости тела и духа.

    Райкин – «рабочий» театра. Семейные связи сыграли с ним и добрую, и недобрую шутку. «Сатирикон» имени Аркадия Райкина сегодня – театр принципиально не-райкинский, а такой, каким его совершенно не предполагал видеть Аркадий Исаакович. В этом измененном, переломанном стиле театра – глубокая воля Райкина-сына, нашедшего лично свою формулу успеха.

    В определенном смысле Райкин-сын все время борется с Райкиным-отцом за право быть самостоятельным и... побеждает. В трехсотлетнем синьоре Тодеро – тиране-Мафусаиле – в спектакле Роберта Стуруа Райкин сыграл собственного отца. Иронично и любовно.

    Его правление «Сатириконом» началось с виктюковских «Служанок», спектакля, отразившего эпоху и меняющийся эстетический и нравственный кодекс человека, освободившегося от идеологии. По собственному же признанию, испугавшись Виктюка – его «демонической» природы, «грандиозных имитаций» и «всепроникающего яда» – и в то же время признавая его цивилизационный вклад, Константин Райкин уводит «Сатирикон» в начале 90-х в другую, противоположную сторону.

    Тогда он пошел на сознательное снижение планки театра и делал то, что теперь называют «антрепризный театр внутри репертуарного», – легковесные постановки, танцевальные, простодушные. Тогда они резко отличались от всего московского репертуара, который еще не успел стать коммерческим.

    Константина Райкин (фото satirikon.ru)
    Константина Райкин (фото satirikon.ru)
    Первая половина 90-х вся ушла на нужды маркетинга – публику нужно было приучить к убогому кинотеатру на ветреном просторе Марьиной Рощи, до сих пор не благоустроенному. Из массы недостатков Райкин сумел извлечь массу выгоды – отдаленный театр он превратил в о с о б ы й, «особняковый», да попросту модный – такой, куда люди готовы приехать и с приключениями.

    Этот период был периодом накопления публики, накоплением авторитета. С этого периода «Сатирикон» уже не знал проблем с наполнением зала – по крайней мере, они всегда как-то решались. В театре появился очень мощный директор Анатолий Полянкин – сегодня одно из первых имен в идеологии и практике театрального топ-менеджмента, и возглавляемый двумя сепаратно мыслящими лидерами театр ринулся вперед.

    В «Сатириконе» начали ставить первачи: Фоменко, Фокин, Машков, Бутусов, Невежина, Стуруа. Театр, стабильно выпуская один-два хита в сезон, постепенно достиг первых вершин театрального истеблишмента, неизменно входя в рейтинги и лауреатские списки. Сам Константин Райкин сумел с помощью первого эшелона российской режиссуры достичь статуса «первого актера России». Но сумел сделать и большее: доказать, что «Сатирикон» – не театр одного актера. Суханов и Аверин, Стеклова и Иванова, Сиятвинда и Добронравов, Трибунцев и Вдовина составили костяк труппы. Выпустив актерский курс в Школе-студии МХТ и показав новых актеров «Сатирикона» в спектакле «Страна любви», Райкин еще и оказался первоклассным педагогом.

    «Сатирикон» – самый стабильный театр Москвы. С таким мощным багажом и отложенной премьерой «Собачьего сердца» в режиссуре Владимира Машкова «Сатирикон» подошел к «Смешным деньгам», о которых до первого показа было уже заранее известно, что Райкин делает абсолютно коммерческий проект «на потребу публики».

    Смотришь на его декорацию перед началом спектакля при отсутствующем занавесе – на веселенький павильон со скошенной мебелью и лестницей, дверьми и буржуазной обстановкой гостиной (типичный антураж антрепризных комедий) – и понимаешь, что «Сатирикон» отъехал по меньшей мере на 15 лет назад, в эпоху своих «Мнимых больных», «Багдадских воров» и «Этих свободных бабочек». В эпоху пестрых одежд, «танцевального театра», громкой музыки и беспредельного радушия, когда, как становится ясно с высоты сегодняшнего опыта, Константин Райкин наступал на горло собственной песне.

    Сцена из спектакля
    Сцена из спектакля "Смешные деньги" (фото Владимир Мышкин)
    Если искать профессиональные недостатки «Смешных денег», они лежат в области восприятия и недочетов драматургической техники. Пять лет назад комедия Рэя Куни «№ 13» еще могла прослыть откровением в комедийном жанре. Постановка Владимира Машкова во МХАТе была идеальным современным продуктом, шедевром стиля и сценического дизайна, кристально точно выстроенной смеховой параболы. Дальше российский театр узнал «Слишком женатого таксиста» и «Смешные деньги» и... обман рассеялся.

    Рэй Куни владеет одним единственным драматургическим методом, он «методоцентричен», он моностилист. В каждой пьесе изображается весьма нервная атмосфера, большой переполох в большом доме – постороннее событие взрывает традиционный ход вещей в заведенном как часы и всем наскучившем механизме. Чтобы спасти репутацию или выиграть, люди начинают безбожно и бесконечно врать, наслаивая ложь пластами, вовлекают и вербуют в свой лживый батальон все новых и новых соратников. Жертвы лжи начинают играть несвойственные им роли и выкручиваются из самых запредельных ситуаций. Главные темы для обыгрывания – гомосексуализм, насилие, туповатость, провинциальность, жажда наживы. Лживая «легенда» раздувается до масштабов снежного кома и рассыпается в один момент, когда главный лгунишка наконец хочет рассказать правду.

    Эта событийная модель используется Куни с конвейерной точностью. Представьте себе, если бы Гоголь модель «Ревизора» развил бы еще в дюжине комедий: ревизор в армии, ревизор на торговом корабле, ревизор в Священном синоде, ревизор в Польше, ревизор в дирекции Императорских театров. И в каждом из сюжетов использовал бы ту же немую сцену, тот же приход настоящего ревизора, а сцены вранья, любовных домогательств, падения Бобчинского повторялись бы в четко выверенном по часам моменте шоу.

    «Смешные деньги» написаны хуже двух первых комедий Куни. Беда этой пьесы, которую не удалось победить спектаклю, – зашкаливающее число сценических событий. Здесь ситуация меняется не каждые десять минут, как принято в идеальной пьесе положений, а каждую минуту или полминуты. Количество новой информации, которую нужно узнавать зрителю и переваривать, противоречит всем законам восприятия. На сцене наблюдается каша из событий. Идея овощного салата моментально исчезает, если ингредиенты порезать чуть мельче, чем обычно, если измельчить их до размеров гречки. В какой-то момент мозг просто отключается.

    В «Смешных деньгах» актерам чертовски не хватает текста, они устают от моторности и пустоты фраз – порой их бывает просто жалко. И Суханов, и Нифонтова, и Аверин, и уж тем более Марина Иванова – куда более сложные актерские организмы, даже в жанре плоской комедии достигали куда больших актерских вершин.

    Удивляешься умению скрывать свои интеллектуальные запросы. Каким сложным и бесконечно изобретательным может быть Константин Райкин и в режиссуре, и в актерской технике. Здесь же, в «Смешных деньгах», мы свидетельствуем тотальное насилие над самим собой, постоянное желание ущемить свои художественные потребности.

    Есть ли смысл в такой зажатости? Если зажимать себя, то ведь когда-то случится опасная сублимация. Есть ли вообще смысл в «коммерческом проекте», когда именно «Сатирикон» всегда обладал секретом успеха, а именно – умением интеллектуально насыщенное искусство сделать продаваемым? Ионеско и Кундера, Нотомб и Мердок, Зюскинд и Шекспир – сатириконовский репертуар не повторяется ни в одном театре Москвы.

    Театр Константина Райкина сегодня очень хочется призвать ставить перед собой более сложные задачи. Вопросы театральной экономики никогда не складываются из принципа «как продать простое», главный вопрос маркетинга – это всегда «как суметь правильно продать сложное». Дальше в сторону «Смешных денег» идти «Сатирикону» нет никакого смысла, иначе путь, некогда начатый постановками Фоменко и Фокина, окажется всего лишь случаем, а Москва потеряет театр, где обычно бывает не так, как всегда и у всех.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •