Глеб Простаков Глеб Простаков Москва ставит Узбекистан во главу угла

Конкуренция России и Китая в Центральной Азии носит ограниченный и неконфликтный характер. Во-первых, у каждого своя специализация. Большие инфраструктурные проекты – за Россией, масштабные инвестиции и кредиты – за Китаем. Во-вторых, рост влияния осуществляется преимущественно за счет США и ЕС.

7 комментариев
Сергей Худиев Сергей Худиев Не надо изобретать новую идентичность – она у русских уже есть

В России немало спорили и спорят о том, Европа ли мы. С одной стороны, нас постоянно «выписывали из европейцев» политики и публицисты других народов, с другой – и у нас есть тенденция самим объявить себя чуждыми Европе. Тенденция, которая усиливается на фоне нынешнего противостояния.

19 комментариев
Василий Стоякин Василий Стоякин Зря Зеленский прогуливал уроки истории

Запад пытается нарисовать сказочную версию истории Второй мировой войны, где США, Великобритания и Франция помогали освободить от нацистско-российской оккупации Украину. Но почему-то не освободили.

5 комментариев
22 мая 2024, 22:15 • Общество

Никабам мешает исламский радикализм

Запрет никабов в России диктует история и здравый смысл

Никабам мешает исламский радикализм
@ YAHYA ARHAB/EPA/ТАСС

Tекст: Андрей Резчиков

В Духовном управлении мусульман без энтузиазма отреагировали на предложение главы СПЧ Валерия Фадеева запретить в России ношение никаба. Сейчас запрет на ношение никаба и паранджи действует во многих странах, в том числе мусульманских. Эксперты говорят, что никаб никогда не являлся элементом повседневного костюма женщин-мусульманок и характерен только для крайне радикальных течений ислама.

На этой неделе глава Совета по правам человека при президенте России (СПЧ) Валерий Фадеев предложил запретить ношение никаба в России. В интервью «Парламентской газете» он назвал никабы одним из факторов, повышающих риски экстремизма. «Сейчас даже в некоторых странах Центральной Азии никабы запрещены. Я буду обсуждать этот вопрос с представителями традиционного ислама и региональных властей. Но предварительно обозначу свою позицию: считаю, что никабы в России должны быть запрещены», – сказал Фадеев.

Зампредседателя Духовного управления мусульман (ДУМ) РФ, муфтий Москвы Ильдар Аляутдинов допустил, что запрет никаба в России вызовет напряженность. В разговоре с ТАСС муфтий заявил о готовности ДУМ обсудить с представителями власти вопросы, связанные с ношением никаба. По его словам, данный вопрос «всегда был» дискуссионным и «ношение закрытого одеяния женщинами является традицией у многих народов».

ДУМ РФ, подчеркнул муфтий, не пропагандирует ношение никаба и считает, что в условиях светского государства будет более правильным соблюдать общепринятые религиозные правила, выбирая одежду, которая, наряду с основными требованиями ислама, не будет вызывать негативного отношения у окружающих.

Никаб («покрывало» в переводе с арабского) – женский головной убор с прорезью для глаз, который закрывает лицо. Иногда никаб рассматривается как составная часть длинной одежды. Вне дома некоторые мусульманки покрывают все тело и лицо, исключая глаза. Никаб могут носить везде, где женщина может столкнуться с мужчинами. Однако жесткого принуждения носить никаб в исламе нет, поэтому многие мусульманки предпочитают вместо него другую одежду. Обязательное же требование носить никаб существует только в особо строгих течениях ислама, таких как, например, салафизм.

Сейчас запрет на ношение никаба и паранджи действует в 16 странах, в том числе в Таджикистане, Узбекистане, Китае, Австрии, Бельгии, Болгарии, Дании, Нидерландах, Марокко, Тунисе, Франции, Камеруне, Габоне и Чаде. В Европе именно Франция стала первой страной с подобным запретом, который впервые был введен весной 2011 года. При этом хиджаб под запрет не попал (хиджаб – это исламская женская накидка с платком, скрывающая фигуру, руки и шею женщины, но полностью оставляющая открытым лицо).

Как отмечает член СПЧ Александр Ионов, в государствах, где ислам является государственной религией, допускается ношение никаба, но правительства все чаще «делают ограничение на ношение религиозных одеяний в общественных и муниципальных учреждениях». «И если же это делается в преимущественно исламских странах, то почему в России мы должны развязывать руки людям, стремящимся к популяризации никаба среди российских мусульман, для которых, кстати, это тоже несвойственная форма одежды. Неужели недостаточно традиционного хиджаба?» – указывает Ионов.

Правозащитник напомнил, что в российской традиции ислама не было предусмотрено полностью закрывающей лицо одежды для мусульманок. До советских времен носили тюбетейки и платки, а «основным головным убором любой кавказской женщины был платок». «Паранджу на российской территории носили только женщины в Средней Азии во второй половине XIX века. Ее вариации были распространены в Узбекистане, Таджикистане и Туркменистане. Паранджа была типично городской уличной одеждой и никогда не была характерна для повседневного костюма женщин из горных кишлаков. После революции она постепенно вышла из употребления», – отметил Ионов.

Коллегу по СПЧ поддержала в соцсетях журналист Марина Ахмедова, которая полагает, что в условиях военного времени «никаб может просто стать маскировкой врага» и должен быть запрещен. «В странах Азии, откуда к нам приезжают и надевают тут на себя никабы, они не приветствуются или запрещены. Так почему же у нас так можно? Не говоря уже о том, что один вид женщины в никабе пугает, особенно детей», – отметила Ахмедова. –

«Никаб – форма одежды, которая закрывает лицо и ставит в неравное положение женщин в никабах и обычных граждан. Последние выходят из дома, и каждое их движение фиксируется камерой. Чуть что не так – твое лицо распознано, получи штраф. Совсем в иной ситуации оказываются женщины в никабах. Иди попробуй распознай ее лицо».

О том, что в республиках Центральной Азии, откуда в Россию едет большинство мигрантов, существует полный запрет на ношение никабов, напоминает и замгендиректора ВГТРК Андрей Медведев. «В Таджикистане запрещено даже ношение платка-хиджаба. Ношение никаба вообще наказуемо. В мусульманском-то государстве», – подчеркнул Медведев.

Он напомнил, что в Саудовской Аравии с 2018 года отменены правила обязательного ношения никаба, а «талибы в Афганистане потихоньку ведут дискуссии об отмене ношения никаба». «Во всяком случае сейчас уже на улицах Кабула и Кандагара девушек, которые носят только платок вместо никаба, можно увидеть очень много», – добавил Медведев.

В свою очередь военкор Евгений Поддубный отметил, что в Дагестане женщины традиционно носили «потрясающе красивые костюмы, которые полностью соответствуют исламским канонам». «И этот костюм никогда не включал в себя никаб или бурку. Никабы в России появились под влиянием проповедников из стран Залива, а также под влиянием людей, которые учились в заведениях ваххабитского толка», – считает Поддубный. По его мнению, в России мода на никабы возникла под влиянием «деревенской культуры стран Залива».

В экспертной среде также выступают за то, чтобы в России был введен запрет на никабы. При этом надо не повторить ошибки ряда западных стран, например, Франции, которая своими действиями настроила против себя значительную часть мусульман не только в Европе, но и за ее пределами, считает руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин.

«Здравый смысл подсказывает, что запрет никаба вполне адекватен и законен со всех точек зрения в образовательных учреждениях и на массовых мероприятиях с пропускным режимом. Это связано с вопросом безопасности.

Но вводить ли абсолютный запрет никабов в публичных местах? Думаю, здесь нужно учитывать все нюансы, связанные с темами миграции, экстремизма и религиозно-культурной идентичности», – рассуждает специалист.

Востоковед Кирилл Семенов, эксперт Российского совета по международным делам, добавляет, что во Франции запрет на никаб вводился не из соображений безопасности, а был элементом борьбы с проявлением любой религии, поэтому под запрет также попала демонстрация «крестов, икон и так далее».

«В любом случае в учебных заведениях лица должны быть открыты. Этот вопрос должен решаться на уровне диалога. Прописать всякие нюансы – это довольно сложный вопрос», – подчеркивает Семенов, добавив, что в Москве в никабах он видел в основном жен арабов и приезжих из Киргизии.

По словам Лункина, ношение никаба иногда связывают с темой религиозной свободы. «Мусульмане во Франции и других странах, где проходили протесты против запрета никаба, мотивировали это защитой прав верующих», – добавил спикер. –

«Другое дело, что государство может регулировать, как человеку проявлять свои религиозные убеждения в публичном пространстве».

Лункин особо отметил существование запрета на ношение никаба в ряде азиатских стан, например, в Таджикистане и Узбекистане. «Как правило, в государствах Центральной Азии распространен светский ислам. А никаб является проявлением салафитской традиции и распространен в основном в арабских странах», – пояснил эксперт.

При этом он отметил тот факт, что женщины, прибывшие из стран Центральной Азии, начинают носить в России никабы, хотя это не позволялось у них на родине. «В России посещение мечети и вступление в религиозные общины становится для них способом социализации и более комфортного сосуществования. Но здесь уже вопросы возникают к общинам, которые существуют в мечети или около нее. Иногда действительно речь идет о членстве в салафистких общинах, в которых существует требование ношения никаба и исполнения других строгих норм», – добавил Лункин.

Если же смотреть на тему никаба и паранджи с точки зрения вопросов безопасности, то именно такой вариант одежды препятствует идентификации личности и может использоваться как средство маскировки, отмечает Владимир Ворожцов, член Совета по внешней и оборонной политике, генерал-майор внутренней службы в отставке.

«Закон должен приниматься не в отношении никабов, а в отношении всех элементов одежды, которые не позволяют идентифицировать личность.

То есть речь идет о том, что человек должен передвигаться в общественных местах, не скрывая соответствующим образом своего лица. Тогда религиозный вопрос снимается. Атеисты, христиане, иудеи, католики, лютеране, буддисты, мусульмане должны быть регулируемы одними общими нормативными актами», – считает Ворожцов.

Подполковник запаса МВД Олег Иванников полностью поддержал предложение Фадеева. «Необходимо запретить никабы, как это сделали многие мусульманские страны, которые первыми осознали опасность такого вида религиозной одежды», – указал собеседник.

Он опроверг предположения о том, что запрет никабов в России якобы приведет к усилению напряженности в обществе. «Каждый муфтий имеет свое отдельное видение этой темы, поэтому можно дискутировать на предмет использования религиозной одежды. Но в большинстве случаев лидеры мусульманского мира относятся отрицательно к никабам», – добавил спикер.

По его словам, многие имамы проходят обучение в медресе странах Ближнего Востока, Турции и «приезжают в Россию с уже сформировавшимся экстремистским взглядами, пытаются насаждать среди россиян религиозный экстремизм, для чего во многих случаях используют пропаганду элементов религиозной одежды. Чтобы избежать этого, необходим запрет, если не полный, то в общественных местах», – говорит Иванников.

Спикер напомнил, что в России всегда с уважением относились к национальным традициям других стран и народов, а с арабскими государствами существуют глубокие финансово-экономические отношения. «Я думаю, запрет никаба не способен разорвать те исторически и экономически сложившиеся связи, которые существуют между мусульманским миром и Россией», – заверил собеседник.

..............