Владимир Добрынин Владимир Добрынин В Британии начали понимать губительность конфронтации с Россией

Доминик Каммингс завершил интервью эффектным выводом: «Урок, который мы преподали Путину, заключается в следующем: мы показали ему, что мы – кучка гребанных шутов. Хотя Путин знал об этом и раньше».

10 комментариев
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Выстрелы в Фицо показали обреченность Восточной Европы

Если несогласие с выбором соотечественников может привести к попытке убить главу правительства, то значит устойчивая демократия в странах Восточной Европы так и не была построена, несмотря на обещанное Западом стабильное развитие.

7 комментариев
Евдокия Шереметьева Евдокия Шереметьева «Кормили русские. Украинцы по нам стреляли»

Мариупольцы вспоминают, что когда только начинался штурм города, настроения были разные. Но когда пришли «азовцы» и начали бесчинствовать, никому уже объяснять ничего не надо было.

48 комментариев
25 сентября 2022, 10:18 • Общество

Церковь имеет шанс вернуть украденное большевиками

Церковь имеет шанс вернуть украденное большевиками
@ Софья Сандурская/ТАСС

Tекст: Александр Чаусов

Сотни тысяч священных предметов могут вернуться в российские церкви. Речь идет об иконах, отобранных в свое время у РПЦ советской властью. Сейчас большинство из них находится в запасниках государственных музеев, а значит, мало кто вообще может видеть эти сокровища. Однако есть и важные аргументы против того, чтобы их показывать публике.

В России готовится ряд законодательных поправок, которые позволят передать Русской православной церкви (РПЦ) иконы, находящиеся на текущий момент в музейных запасниках, в безвозмездное пользование. Об этом сообщил зампредседателя рабочей группы по совершенствованию законодательства о защите христианских ценностей Сергей Гаврилов. По его словам, «в музеях в запасниках находятся десятки тысяч икон, которые недоступны верующим и их никто не видит. Сейчас совместно с патриархией через внесение изменений в федеральный закон «О Музейном фонде РФ и музеях в РФ» мы прорабатываем механизм о передаче в безвозмездное пользование Церкви икон».

К слову, подобные механизмы прорабатывались и ранее. В августе этого года в ГД РФ по поручению президента России был внесен законопроект «О внесении изменений в статью 26 Закона Российской Федерации «Основы законодательства о культуре» и статьи 7 и 16 Федерального закона «О Музейном фонде и музеях в Российской Федерации». Пока проект этот, судя по всему, находится на рассмотрении. И уже в августе речь шла о том, что со стороны РПЦ звучали предложения о внесении в него дополнительных пунктов, которые бы коснулись именно икон.

Видимо, этот процесс, с поправками от РПЦ, вышел на некую новую стадию. Кстати, если говорить про нынешние законодательные нормы, например, о статье 16 закона «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации», то она предусматривает в отдельных случаях передачу некоторых экспонатов во временное пользование «сторонним организациям». В частности, в ней говорится: «Музейные предметы и музейные коллекции, включенные в состав государственной части Музейного фонда Российской Федерации и находящиеся в государственной собственности, могут передаваться в безвозмездное пользование государственным и муниципальным музеям и другим организациям с разрешения федерального органа исполнительной власти в сфере культуры».

По всей видимости, то, что прорабатывается сейчас депутатами Думы совместно с представителями Русской церкви – это уточняющие и конкретизирующие моменты такой передачи. Стоит подчеркнуть важный юридический момент: передать в пользование – не значит передать в собственность. Собственником икон юридически в любом случае будет оставаться именно Российская Федерация, не Церковь.

К слову, опыт такого рода в стране есть. На уровне даже не отдельных икон, а целых храмов. Если говорить про Москву, то это действующая церковь Святого Николая в Толмачах, которая одновременно является музеем в юрисдикции Третьяковской галереи. Можно вспомнить Новгородский Софийский собор, который также параллельно является архитектурно-историческим комплексом в составе Новгородского музея-заповедника. Иконы в истории современной России в отдельных случаях передавались в пользование Церкви и ранее. Из последних – передача Троице-Сергиевой лавре «Троицы» Андрея Рублева со стороны все той же Третьяковки.

Количество икон, находящихся в запасниках музеев по всей стране, точному учету не поддается. Последние, хотя и очень примерные цифры, в публичной среде озвучивались в 2010 году, и тогда речь шла примерно про двести тысяч экспонатов подобного рода. Однако эти данные могут быть далеки от действительности. Во-первых, специально подсчетом именно икон в музейных запасниках по всей стране никто не занимался. Во-вторых, наложила свой отпечаток и советская история.

После революции и Гражданской войны ценности у РПЦ изымались коммунистическими властями.

В число этих ценностей входили и иконы. Что-то продавалось за рубеж, что-то исчезало в неизвестном направлении, что-то передавалось в музеи. И там могло быть попросту уничтожено. Как осознанно, так и в силу того, что условий для адекватного музейного хранения в те годы просто не было.

Второй волной уничтожения икон в Советской России стали тридцатые годы прошлого века. Например, над некоторыми иконами ставились физико-химические эксперименты. А некоторые попросту уничтожались, поскольку «не несли художественной, исторической и культурной ценности». Например, только в июне 1938 года все та же Третьяковка исключила из своих фондов 608 икон. Есть все основания полагать, что ничего хорошего с этими иконами в дальнейшем не произошло.

Впрочем, советская эпоха закончилась уже более тридцати лет назад. Но вот возвращение церковных ценностей, храмов и икон, собственно, в церковь идет все эти годы с большим трудом.

С одной стороны, понятны опасения музейных сотрудников. Их задача – сохранять экспонаты. А храм – это публичное место, где не всегда соблюдаются нормы хранения, да и верующие с иконами взаимодействуют в том числе и тактильно. Например, к ним прикладываясь. С другой – одной из задач музеев является не только сохранность объектов, но и их доступность. Что касается икон, то получается, что в России около двухсот тысяч подобного рода экспонатов, которые недоступны гражданам никаким образом.

Есть и разница в отношении к иконам с точки зрения культуры и религии. Для культуры икона – это историческое и культурное наследие. Живая память о прошлом, которую желательно сохранять всеми силами. А вот что касается православия, то икона – это не просто некая «картина» или «артефакт эпохи».

Это в символическом смысле «окно в Царствие Небесное». И потому еще и активный атрибут богослужения.

По большому счету с православной точки зрения икона, находящаяся в музейных запасниках, пребывает там не на своем месте и не выполняет ту задачу, ради которой была написана. Историческое и культурное значение икон, конечно, тоже важно для церкви, но оно вторично по сравнению с их сакральными функциями.

Показателен в этом смысле комментарий о данных инициативах настоятеля Михаило-Архангельского монастыря г. Юрьева-Польского, игумена Афанасия (Селичева): «Давно пора. Разумеется, кроме особо ценных икон. Да и те можно передать в пользование Церкви на условиях московского храма при Третьяковке. К тому же сейчас в каждой епархии есть свои музеи-древлехранилища». Отвечая на вопрос о возможном возмущении «прогрессивной общественности» в случае, если механизмы по передаче икон в пользование Церкви будут приняты, отец Афанасий подчеркнул: «Не важно. Ее (прогрессивной общественности) время проходит, слава Богу». 

Проблема, впрочем, остается на куда более глубоком уровне. То, что музей хочет хранить в неприкосновенности, Церковь по самой своей сути предполагает активно использовать в богослужениях.

Второй важный момент разницы восприятия Церкви и музеев на проблему икон снова связан с историей. Иконописцы – это православные люди, которые создавали иконы для нужд Православной церкви. А потом эти самые иконы, в силу крайне сомнительных с юридической и канонической точек зрения, оказались в ведении государства и пребывают там до сих пор. И понятно, что Церковь воспринимает эти экспонаты, как незаконно отнятые у нее святыни. Отсюда, собственно, и инициативы РПЦ во взаимодействии с депутатами ГД РФ по данному вопросу.

Процесс этот, скорее всего, не будет простым. Многие еще помнят прецедент с несостоявшейся в итоге передачей Церкви Исаакиевского собора в Петербурге. Есть основания полагать, что инициатива с иконами так же встретит определенное сопротивление в некоторых общественных и политических кругах. Но всё же, наверное, куда логичнее, когда церковные святыни находятся в церкви, а не в запасниках, где люди не имеют возможности их элементарно увидеть.

..............