Взгляд
22 января, пятница  |  Последнее обновление — 00:11  |  vz.ru
Разделы

За «лицензию на свободу» надо будет что-нибудь сдать

Дмитрий Ольшанский
Дмитрий Ольшанский, публицист
Готовы ли мы к тому, что в обмен на так называемую свободу, то есть расширение политического участия и непредсказуемость политического выбора, надо будет что-нибудь и кого-нибудь сдать? Подробности...

Советским республикам пора возвращаться в Россию

Геворг Мирзаян
Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
Большинство постсоветских государств за 30 лет независимости не смогли выстроить нормально функционирующие национальные государства. Так, может, и не надо? Подробности...
Обсуждение: 74 комментария

За Трампом стоит огромная сила

Владимир Можегов
Владимир Можегов, публицист
Импичмент Трампа задним числом дает потенциальную возможность всё его президентство объявить преступным. И наконец объявить преступниками всех поддерживавших Трампа людей (что, собственно, уже и делается): объявить их «внутренними террористами» и врагами народа. Подробности...
Обсуждение: 10 комментариев

Джозеф Байден стал 46-м президентом США

Джозеф Робинетт Байден–младший принес в среду присягу на ступенях Капитолия в качестве 46-го президента США, а Камала Харрис стала вице-президентом страны. Новый глава Америки назвал день своей инаугурации «днем истории, надежды и обновления», призвав американский народ к единению
Подробности...

Умер создатель «Ералаша» Борис Грачевский

Художественный руководитель детского юмористического киножурнала «Ералаш» Борис Грачевский, с конца прошлого года боровшийся с COVID-19, умер на 72-м году жизни. Коллеги отмечают, что с его смертью ушла целая эпоха и высказывают надежды на сохранение «Ералаша»
Подробности...

Капитолий превратился в казарму Нацгвардии США

Палата представителей США рассматривает вопрос об импичменте президенту Дональду Трампу. А в это время коридоры Капитолия заполнили бойцы Национальной гвардии. Однако обстановка спокойная и сотни мужчин в камуфляже и с огнестрельным оружием разлеглись на полу, занимаясь своими делами. Многие спят
Подробности...
17:52
собственная новость

Девять школ искусств Якутии оснастят в 2021 году в рамках нацпроекта «Культура»

Более 47,8 млн рублей получат девять районных детских школ искусств Якутии на оснащение музыкальными инструментами, оборудованием и учебными материалами в рамках федерального проекта «Культурная среда» национального проекта «Культура» в 2021 году, сообщила пресс-служба Минкультуры Якутии.
Подробности...
11:55

В Якутии по нацпроекту решили открыть девять модельных библиотек

В Якутии выбрали девять библиотек, которые в этому году приобретут статус модельных по национальному проекту «Культура».
Подробности...
17:54

В шести горных селах Дагестана отремонтировали дома культуры

Дома культуры в шести горных селах Дагестана капитально отремонтировали в 2020 году по нацпроекту «Культура». Два из них уже открылись после капремонта, остальные планируется открыть до конца декабря, сообщила врио министра культуры Дагестана Зарема Бутаева.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
    НОВОСТЬ ЧАСА: Байден заявил о провале вакцинации от коронавируса в США

    Главная тема


    Что ждать России от президентства Байдена

    стратегические вооружения


    Новая администрация США заявила о намерении продлить СНВ на пять лет

    межнациональное общение


    Додон обвинил Санду в обмане из-за лишения русского языка особого статуса

    строительство газопровода


    Попавшее под санкции российское судно «Фортуна» покинуло немецкий порт Росток

    Видео

    горячие точки


    Байден развяжет войну для решения внутренних проблем США

    ПАК ДА


    Новый «стратег» исправит проблемы российских бомбардировщиков

    «Буря в пустыне»


    США наказали Саддама как «отвязавшегося шакала»

    политические игры


    Лишение Минска хоккейного ЧМ стало ударом и по Лукашенко, и по России

    Второй рейх


    Берлину нужно вернуться к заветам Бисмарка

    не расслабляться


    Тимофей Бордачёв: Америка переживает подростковый кризис

    белорусский чемпионат


    Андрей Сорокин: Если уж хоккей – то хоккей, а не шоу-бизнес

    старый прием


    Петр Акопов: Запад пользуется доверчивостью россиян

    на ваш взгляд


    Как изменятся отношения между Москвой и Вашингтоном после прихода Джозефа Байдена?

    Присутствие генерала Асапова на передовой было необходимо

    Генерал-лейтенант Асапов был вынужден делать свою работу в Сирии в непосредственной близости от противника    25 сентября 2017, 20:20
    Фото: Виталий Аньков/РИА «Новости»
    Текст: Евгений Крутиков

    Россия впервые за десятилетия потеряла в боевых действиях столь высокопоставленного военного. Однако гибель генерал-лейтенанта Асапова в Сирии заставляет задуматься не только об этом. Российский военный советник был убит прямым попаданием мины в его командный пункт – но почему генерал в принципе находился настолько близко к противнику?

    Гибель в Сирии генерал-лейтенанта Валерия Асапова – первая боевая потеря среди старших офицеров (генералов) российских и даже советских вооруженных сил со времен войны в Афганистане.

    При этом из трех советских генералов, погибших в Афганистане, двое были летчиками. Обстоятельства их гибели разные и статистическому анализу не поддаются. Генерал-майор Николай Власов лично сидел за штурвалом МиГ-21бис «в целях повышения результативности работы афганских ВВС» (проще говоря, афганцы летать не умели), когда его сбили из пулемета ДШК. Генерал-майор Вадим Хахалов на вертолете атаковал малоподвижную цель и при выходе из виража был сбит. Чудовищно изуродованное душманами тело генерала было найдено только через неделю в ходе специального рейда в горы Луркоха.

    Единственный погибший в Афганистане сухопутный высший офицер, генерал-лейтенант Петр Шкидченко служил в должности заместителя Главного военного советника в ДРА – начальником Группы управления боевыми действиями, то есть был фактически третьим человеком в ограниченном контингенте советских войск. Генерал Шкидченко выполнял приказ Главного военного советника генерала армии Михаила Сорокина по наведению порядка в районе города Хоста. В частности, он должен был остановить разложение местного афганского пехотного полка, который разбегался на глазах. Вертолет Ми-8, на котором Шкидченко и еще несколько советских офицеров вылетели в Хост, был обстрелян недалеко от базы, упал в горах и сгорел. Шкидченко опознали только по часам на руке. Он был признан погибшим в авиационной катастрофе и потому не представлен к награде, а его семья не получила компенсации и льгот. В то же время летчики были признаны погибшими при выполнении боевого задания.

    Это типичный выверт сознания военной бюрократии: летчики выполняли боевое задание по транспортировке генерала Шкидченко, а его заданием было наведение порядка в Хосте, и в вертолете он был лишь пассажиром. А потому с точки зрения Управления кадров МО СССР он жертва авиакатастрофы, а к выполнению своего боевого задания на момент гибели он даже не приступал.

    Еще двое генералов скончались в Афганистане от болезней (начальник одного из Управлений Генерального штаба генерал-лейтенант Анатолий Драгун и генерал-майор Анатолий Цуканов, советник командующего артиллерией ВС ДРА).

    Девяностые и нулевые годы унесли много российских высших офицеров, но исключительно по небоевым обстоятельствам. Были смертельные автокатастрофы, самоубийства и смерти от болезней, но даже в двух чеченских кампаниях ни один российский генерал не погиб непосредственно в бою.

    И этому есть логичное объяснение.

    Естественный ход развития военной науки и практики – командные пункты высокопоставленных лиц располагаются все дальше от непосредственной зоны боевых действий.

    Личное участие представителей генералитета в боях впереди на белом коне, как в наполеоновскую эпоху, давно не требуется. Даже в Великую Отечественную после 1943 года генералы гибли либо совсем уж случайно, как генерал армии Иван Черняховский, либо в результате терактов, как генерал армии Николай Ватутин, убитый из засады бандеровцами.

    Именно поэтому гибель представителя российского генералитета в Сирии стала событием исключительным, вызывающим не только эмоциональную реакцию, но и вопросы о том, как такое могло произойти в условиях современной войны.

    Автору этих строк довелось общаться с Валерием Асаповым, когда он еще десантным капитаном служил в 1992–1993 годах в Южной Осетии в должности замначальника штаба российского батальона в составе смешанных миротворческих сил. Комендантом Цхинвала был тогда офицер с похожей фамилией – подполковник Сергей Ашлапов. Они дружили и почти одновременно уехали в Чечню. Подполковник Ашлапов был назначен комендантом Ханкалы (на территории бывшего аэропорта Грозного размещался штаб федеральной группировки), а Асапов стал начальником штаба батальона 104-го парашютно-десантного полка 76-й Псковской дивизии ВДВ. В январе 1996 года во время боев за Грозный Ашлапов получил приказ прорываться из окружения к железнодорожному вокзалу, в котором оборонялись остатки майкопской бригады. Его БТР попал в засаду, и Ашлапов погиб, закрыв собой молодого бойца. А майор Асапов получил тяжелое ранение голени, после чего его прооперировали прямо в автоперевязочной медицинской роты. Около года затем он был прикован к постели, перенес четыре операции и остался навсегда хромым. Это обстоятельство, кстати, считают одной из причин перевода Асапова на командные должности в тылу, где он проявил себя великолепно, а затем и перевод из ВДВ в Сухопутные войска.

    Но физическое увечье не помешало генералу Асапову лично находиться на командном пункте на передовой у Дейр-эз-Зора. В Сирии он находился на должности старшего группы военных советников (ГВС), что вроде бы подразумевает штабную работу. Но ГВС фактически взяла на себя функции боевого управления, разведки, связи и планирования боевых действий. Риск гибели старшего офицера в операциях такой интенсивности и так довольно велик, но в случае с Асаповым это больше случайность. Мина попала непосредственно в командный пункт, уничтожив там все. Такое происходит крайне редко.

    Как же объяснить то, что высокопоставленный российский генерал находился в Сирии фактически на передовой?

    Отчасти это вызвано особенностью боевых действий в Сирии. То, что со стороны выглядит как большая война с длинными линиями фронтов, на деле представляет собой череду локальных операций, проводимых силами, примерно равными российским полкам, а то и батальонам. И громкие названия «дивизий» и «корпусов» сирийской правительственной армии не должны вводить в заблуждение. Недаром официальные лица российского МО уже год как тщательно избегают употребления каких-либо терминов кроме «соединение», когда характеризуют сирийские силы, принимающие участие в той или иной операции.

    В Сирии стратегическое и политическое планирование остается за Дамаском, а работа российских военных советников вне зависимости от размера и числа звезд на погонах концентрируется на управлении относительно небольшими группировками. Именно этим и занимался в командном пункте на линии фронта генерал Асапов. Кто-то говорит, что это плата за участие Вооруженных сил в России в войне в Сирии. Но это всего лишь реальность, которая не укладывается в теоретические схемы развития военного искусства.

    Теоретически управление операцией у Дейр-эз-Зора не требовало бы личного присутствия генерал-лейтенанта Валерия Асапова на командном пункте в зоне досягаемости огня минометов противника. С формальной точки зрения – это излишество для той войны, которую принято называть современной. Но

    особенности войны в Сирии как бы «принизили» и позиции старших и высших офицеров – и физически приблизили их к линии боевых столкновений.

    Из этой же оперы и личное участие генералов Суровикина и Шуляка в недавней операции по деблокированию отряда российской военной полиции на северо-востоке провинции Хама.

    Конечно, можно посетовать, что будь, мол, командный состав сирийской армии помастеровитей, и российским генералам не потребовалось бы подвергать себя дополнительному риску. Но надо помнить, что по сравнению с тем, что представляла собой САА еще два года назад, сейчас это небо и земля, и ключевая заслуга в этом принадлежит именно российским военным советникам. Они умудрились успешно обучить некоторые сирийские части не только пехотному бою, но и проведению сложных наступательных операций.

    Генерал Асапов выполнял – и выполнил – свой долг так, как того требовали реальные обстоятельства. Характер боевых действий диктовал необходимость его личного присутствия на командном пункте в непосредственной близости от противника. С этим, к сожалению, уже ничего не поделаешь.


    Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
     
     
    © 2005 - 2020 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •