12 декабря, среда  |  Последнее обновление — 10:11  |  vz.ru
Разделы

Ремонт отношений власти и общества с помощью Конституции

Олег Румянцев, юрист, политический, государственный и общественный деятель
Для повышения эффективности Основного закона требуется набор «точечных» поправок. Но не политтехнологических, а направленных на действительное решение социально-экономических и политических задач. Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

«Солженицын» как пароль для русских

Дмитрий Ольшанский, публицист
Мне особенно приятно думать, что Солженицын – прожив всю свою длинную и невероятно увлекательную, как его книги, жизнь – так и остался именем вызывающим и раздражающим. Его по-прежнему жарко ненавидят ничтожества. Подробности...
Обсуждение: 106 комментариев

Почему украинские священники готовы к допросам в СБУ

Сергей Худиев, публицист, богослов
Картина «гэбня вызывает инакомыслящих на беседы» считалась частью советского прошлого – в противостоянии сторонникам «западного пути». Теперь поведение коммунистов воспроизводят «свои» в ходе осуществления западного проекта. Подробности...
Обсуждение: 5 комментариев

    Владимир Путин посетил открытие памятника Александру Солженицыну

    Президент России посетил церемонию открытия памятника писателю Александру Солженицыну. Монумент был открыт в центре Москвы в столетнюю годовщину со дня рождения литератора и общественного деятеля
    Подробности...

    Названа самая красивая девушка мира

    На конкурсе «Мисс мира» определили самую красивую девушку 2018 года. Победительницей состязания стала 26-летняя жительница Мексики Ванесса Понсе, которая работает директором реабилитационного центра. Россиянка смогла войти лишь в 30-ку лучших
    Подробности...
    Обсуждение: 38 комментариев

    «Яндекс» представил новый телефон

    Компания «Яндекс» презентовала собственный смартфон с 5,65-дюймовым экраном с разрешением 2160 × 1080 точек. В гаджет встроен восьмиядерный процессор Qualcomm, 630,4 Гбайт оперативной и 64 Гбайт встроенной памяти. Продажи телефона начнутся 6 декабря
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Нафтогаз попытался привлечь к спору с Газпромом американский суд

        Главная тема


        Для чего Россия отправила Ту-160 в Венесуэлу

        черноморский конфликт


        Арестованный командир украинского катера объявил себя военнопленным

        «Это не шутка»


        Порошенко рассказал американским СМИ про «войну» с Россией

        союз москвы и пекина


        Америку призвали задуматься о силе «восточной Антанты»

        Видео

        «все пошло не так»


        «Гнивший под забором» поезд опозорил Украину

        начало мировой войны


        Британский адмирал задумался о действиях НАТО в случае войны между Россией и Украиной

        эпоха низкой инфляции


        Как будут расти цены в следующем году

        идеолог реформ


        Почему столь циничны слова Чубайса о «неблагодарности олигархам»

        использование феминитивов


        Как феминистки калечат русский язык

        Новая реальность


        Дмитрий Дробницкий: США и Китай развязывают «мировую цифровую войну»

        Украинские хроники


        Андрей Манчук: Почему в Киеве не любят парижский «Антимайдан»

        «срывает крышу»


        Виталий Лейбин: У нас часто вместо политической полемики возникают руины святой войны

        на ваш взгляд


        Нужна ли России военная база в Венесуэле?

        «В каждой избушке свои погремушки»

        Социолог сравнил работу правоохранителей Петербурга и Казани, бывших субъектами его научного исследования

        16 марта 2012, 10:41

        Текст: Иван Чернов, Санкт-Петербург

        Версия для печати

        «Разница чувствуется. В Казани – провинция, где все друг друга знают. А человека, которого ты никогда не видел и никогда, скорее всего, не увидишь, легче «прессануть», если говорить на милицейском жаргоне», – рассказал газете ВЗГЛЯД социолог Борис Гладарев, комментируя последние трагические инциденты в отделениях полиции Казани и Петербурга.

        Российское общество продолжает осмыслять ЧП в Казани, где в отделе полиции № 9 «Дальний» после пыток скончался мужчина. В четверг работу местных правоохранителей подверг жесткой критике министр внутренних дел РФ Рашид Нургалиев. Главе МВД Татарстана Асгату Сафарову был вынесен выговор, аналогичное взыскание получил ответственный за морально-психологическое обеспечение сотрудников в структуре департамента госслужбы и кадров МВД России, из полиции уволили начальника ОП «Дальний».

        По словам Нургалиева, «то, что происходит в коллективах, происходит из-за всеобщего молчаливого согласия». Он призвал подчиненных сделать из трагедии выводы и создать «обстановку нетерпимости к нарушителям закона» в своих рядах.

        Между тем летом прошлого года в Петербурге была презентована книга-исследование «Милиция и этнические мигранты: практики взаимодействия», в которой социологи, которые около трех лет, с 2006-го по 2009 год, провели бок о бок с рядовыми сотрудниками МВД, объяснили, почему стражи порядка идут на совершение противоправных поступков.

        Газета ВЗГЛЯД попросила одного из авторов исследования Бориса Гладарева оценить последние громкие инциденты в полиции. 

        ВЗГЛЯД: Борис Сергеевич, так уж совпало, что субъектами ваших исследований были милиционеры из Казани и Петербурга. И именно в этих городах произошли наиболее резонансные инциденты с участием людей в форме: в Петербурге полицейские насмерть забили подростка, в Казани – замучили до смерти задержанного мужчину. Давайте поговорим о работе стражей порядка в этих городах.

        Борис Гладарев: Мне кажется, что Петербург и Казань все же случайно попали в эпицентр этих скандалов. Такие истории происходят и в других городах, они просто, может быть, не попадают в объектив СМИ – или их более эффективно замалчивают. А в Казани и Петербурге достаточно сильные правозащитные организации, которые следят за полицейской реформой, конечно, насколько это возможно в нынешних условиях. Поэтому эти события предаются там большей гласности.

        Что касается последнего инцидента в Казани, то милиция (полиция) в этом городе долгие годы демонстрировала очень хорошие показатели в работе, по раскрываемости и так далее. Другое дело, что сама работа любой полиции построена на ложной, на мой взгляд, системе оценки эффективности. Это палочная система, которую сейчас якобы демонтировали в рамках реформы МВД. Именно она приводит к внедрению в деятельность работников этого ведомства противоправных методов.

        Как порой добываются показания? Что в Питере, что в Казани. Просто совсем еще молодые ребята, не помнящие даже советской милиции, пытались улучшить свои показатели, повесив какое-либо правонарушение, как я понимаю, на первого встречного.

        ВЗГЛЯД: В своем исследовании о взаимодействии стражей порядка с мигрантами вы упоминали о том, что в Казани они настроены к приезжим благосклоннее, чем в Петербурге: и вера часто одна – ислам, и восточное гостеприимство способствует взаимопониманию, когда мигранты идут к полицейским с подарками...

        Б. Г.: Да, действительно, есть культурные отличия, которые мы наблюдали. Они связаны с тем, что по улице там ходит не просто прохожий, а какой-нибудь троюродный родственник, брат, там все очень по-семейному. Сейчас я, кстати, опять нахожусь в Казани, правда, уже занимаюсь не работой полиции, а исследованием инноваций. И на каждом шагу, занимаясь этим, мы слышим про клановую систему, про то, что здесь все решается семейно, на разных уровнях власти и общества.

        ВЗГЛЯД: Вы упоминали, что в Казани местная тогда еще милиция дала вам официальное разрешение для участия в исследовании милиционеров, а петербургская – нет. О чем это говорит? Казанцы более открытые, или они воспользовались случаем, чтобы показать вам только то, что они сами хотели бы показать?

        Б. Г.: Думаю, что второе. Не то чтобы показуха. Просто здесь вообще принято уделять большое значение внешнему позиционированию. Взять, к примеру, те же инновации. Татарстан, судя по СМИ и заявлениям чиновников, просто лидер инновационного развития. Но когда мы приходим на конкретные объекты, говорим с людьми, выясняется, что здесь есть в том числе серьезные административные проблемы, но об этом не говорят.

        И еще о различиях: в Казани зарплата милиционера (на момент исследования) по местным меркам все-таки была более приличная, здесь ниже цены, проще на нее прожить, чем в Петербурге, поэтому в милицию шли, скажем так, более сознательные граждане. Не люмпен-пролетариат из Новгородской или Вологодской областей, в Петербурге ведь в ППС на 50–60% – приезжие, понимаете, они, можно сказать, гастарбайтеры.

        ВЗГЛЯД: Были ли за время исследования работы милиции какие-то эпизоды, когда социологи стали свидетелями противоправных действий милиционеров или очень испугались жесткости допроса задержанного и т. д.?

        Б. Г.: Был случай, когда милиционера побили какие-то местные гопники. И тогда нашим коллегам, которые ездили с ними до этого, сказали, что сегодня вы с нами не поедете, сегодня мы будем защищать район. То есть дали понять, что у них будет жесткая работа, которой не нужны свидетели.

        ВЗГЛЯД: Вы думаете, милиционеры вели себя рядом с исследователями так же, как обычно?

        Б. Г.: В целом с этим все нормально было. Они же тоже понимали, что мы не журналисты, не ищем какой-то жареной информации, наша задача другая – более глубокий анализ, и мы работали в том числе и на них. Они сами – жертвы этой системы, ведь на самом деле в большинстве своем им совсем не доставляет удовольствия применять противоправные методы, просто система построена таким образом, они по-другому работать не могут.

        ВЗГЛЯД: Вы исследовали работу милиционеров в 2006–2009 годах. По вашим ощущениям, после реформы что-то изменилось?

        Б. Г.: Сейчас мы уже не занимаемся этими вопросами. Но, по-моему, осталось то же самое. В результате переаттестации, мне кажется, просто ненужных людей убрали и поставили нужных... 

        ВЗГЛЯД: Напоследок напомните выводы из вашего прошлого исследования: почему же наши стражи порядка склонны к агрессии и противоправным действиям?

        Б. Г.: Во-первых, тяжелая нервная работа плюс плохой кадровый отбор. Во-вторых, незнание и неумение работать другими методами вкупе с жесткой системой оценки эффективности, которая является количественной, а не качественной. И, наконец, низкий материальный статус – да, сейчас он повышается, но все равно недостаточно высок. Полицейские работают с людьми, нарушающими закон, людьми, которые готовы финансировать в том числе и нарушение закона. Чтобы у наших стражей порядка не было соблазна приторговывать правонарушениями или даже преступлениями, их оклад должен быть существенно выше.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............