14 ноября, среда  |  Последнее обновление — 09:40  |  vz.ru
Разделы

Как наша демократия перевоспитывает отечественную элиту

Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
Что, раньше чиновники не «ляпали» нечто такое, что вызывало возмущение людей? Или до этого не было понятно, что некоторые «сидельцы» пользуются особыми преференциями? Конечно, и раньше все это было. Но кардинально изменились две вещи. Подробности...
Обсуждение: 16 комментариев

Коррупция и беззаконие, презрение и грубость – больше не норма

Сергей Худиев, публицист, богослов
Сами по себе надменные чиновники и коррумпированные правоохранители были и раньше, но то, что считалось неизбежным, как климат, стало восприниматься как зло преодолимое и потому нетерпимое. Почему так произошло? Подробности...
Обсуждение: 14 комментариев

Почему русский либерал стал охранителем

Владас Повилайтис, доктор философских наук, БФУ имени И. Канта
Двести лет назад родился первый и едва ли не единственный представитель четвертой власти в России. Прочие стремились к ней – он обладал. Но заплатил он за это большую цену, став синонимом едва ли не всего гнусного и темного в России. Подробности...
Обсуждение: 6 комментариев

    В Калифорнии произошел самый разрушительный за историю штата пожар

    Самый разрушительный за всю историю штата Калифорния лесной пожар охватил почти 45 тыс. га. Пламя уничтожило несколько тысяч строений, эвакуированы более 300 тыс. человек, в округе Лос-Анджелес – 170 тысяч. Погибли более трех десятков человек, о судьбе 228 ничего не известно
    Подробности...

    В России отмечается День народного единства

    В воскресенье в России отмечается День народного единства. По традиции Владимир Путин в сопровождении религиозных лидеров возложил цветы к памятнику Кузьме Минину и Дмитрию Пожарскому на Красной площади в Москве
    Подробности...

    Умер Николай Караченцов

    Народный артист России Николай Караченцов умер в одной из московских клиник за день до своего 74-летия. Караченцов снялся более чем в ста фильмах, на его счету около 20 постановок в «Ленкоме». В 2005 году он попал в ДТП, в 2017-м у него диагностировали рак легких. Скончался актер из-за отказа почек
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Нефть продолжила дешеветь после обвала во вторник

        Главная тема


        Лукашенко надеется уйти от России морем

        до Красной площади


        Киеву посоветовали устроить блицкриг с завоеванием Москвы

        глава газпрома


        Миллер ответил на угрозы США остановить «Северный поток – 2»

        ближневосточный конфликт


        Израиль обнаружил, что его обстреливают российскими ракетами

        Видео

        прямая речь


        Симоньян описала ад для защитников Цеповяза

        здоровое питание


        Зачем России нужен налог на колу

        шпионский скандал


        Австрия раскусила британскую игру против России

        зима пришла


        На Украине начинается коммунальная катастрофа

        армия и вооружения


        Почему российские ВВС проигрывают американским

        «Пьяный сверхчеловек»


        Андрей Бабицкий: Триумфального возвращения общественного судии не произошло

        «Православный троцкизм»


        Елена Чудинова: Еще лет десять жизни – и нормальных людей не останется вовсе

        «юбилей ВЛКСМ»


        Егор Холмогоров: Женщины превратились в сексуальных рабынь для комсомольских отрядов

        на ваш взгляд


        Должны ли российские тюрьмы стать более комфортными для заключенных?

        «В каждой избушке свои погремушки»

        Социолог сравнил работу правоохранителей Петербурга и Казани, бывших субъектами его научного исследования

        16 марта 2012, 10:41

        Текст: Иван Чернов, Санкт-Петербург

        Версия для печати

        «Разница чувствуется. В Казани – провинция, где все друг друга знают. А человека, которого ты никогда не видел и никогда, скорее всего, не увидишь, легче «прессануть», если говорить на милицейском жаргоне», – рассказал газете ВЗГЛЯД социолог Борис Гладарев, комментируя последние трагические инциденты в отделениях полиции Казани и Петербурга.

        Российское общество продолжает осмыслять ЧП в Казани, где в отделе полиции № 9 «Дальний» после пыток скончался мужчина. В четверг работу местных правоохранителей подверг жесткой критике министр внутренних дел РФ Рашид Нургалиев. Главе МВД Татарстана Асгату Сафарову был вынесен выговор, аналогичное взыскание получил ответственный за морально-психологическое обеспечение сотрудников в структуре департамента госслужбы и кадров МВД России, из полиции уволили начальника ОП «Дальний».

        По словам Нургалиева, «то, что происходит в коллективах, происходит из-за всеобщего молчаливого согласия». Он призвал подчиненных сделать из трагедии выводы и создать «обстановку нетерпимости к нарушителям закона» в своих рядах.

        Между тем летом прошлого года в Петербурге была презентована книга-исследование «Милиция и этнические мигранты: практики взаимодействия», в которой социологи, которые около трех лет, с 2006-го по 2009 год, провели бок о бок с рядовыми сотрудниками МВД, объяснили, почему стражи порядка идут на совершение противоправных поступков.

        Газета ВЗГЛЯД попросила одного из авторов исследования Бориса Гладарева оценить последние громкие инциденты в полиции. 

        ВЗГЛЯД: Борис Сергеевич, так уж совпало, что субъектами ваших исследований были милиционеры из Казани и Петербурга. И именно в этих городах произошли наиболее резонансные инциденты с участием людей в форме: в Петербурге полицейские насмерть забили подростка, в Казани – замучили до смерти задержанного мужчину. Давайте поговорим о работе стражей порядка в этих городах.

        Борис Гладарев: Мне кажется, что Петербург и Казань все же случайно попали в эпицентр этих скандалов. Такие истории происходят и в других городах, они просто, может быть, не попадают в объектив СМИ – или их более эффективно замалчивают. А в Казани и Петербурге достаточно сильные правозащитные организации, которые следят за полицейской реформой, конечно, насколько это возможно в нынешних условиях. Поэтому эти события предаются там большей гласности.

        Что касается последнего инцидента в Казани, то милиция (полиция) в этом городе долгие годы демонстрировала очень хорошие показатели в работе, по раскрываемости и так далее. Другое дело, что сама работа любой полиции построена на ложной, на мой взгляд, системе оценки эффективности. Это палочная система, которую сейчас якобы демонтировали в рамках реформы МВД. Именно она приводит к внедрению в деятельность работников этого ведомства противоправных методов.

        Как порой добываются показания? Что в Питере, что в Казани. Просто совсем еще молодые ребята, не помнящие даже советской милиции, пытались улучшить свои показатели, повесив какое-либо правонарушение, как я понимаю, на первого встречного.

        ВЗГЛЯД: В своем исследовании о взаимодействии стражей порядка с мигрантами вы упоминали о том, что в Казани они настроены к приезжим благосклоннее, чем в Петербурге: и вера часто одна – ислам, и восточное гостеприимство способствует взаимопониманию, когда мигранты идут к полицейским с подарками...

        Б. Г.: Да, действительно, есть культурные отличия, которые мы наблюдали. Они связаны с тем, что по улице там ходит не просто прохожий, а какой-нибудь троюродный родственник, брат, там все очень по-семейному. Сейчас я, кстати, опять нахожусь в Казани, правда, уже занимаюсь не работой полиции, а исследованием инноваций. И на каждом шагу, занимаясь этим, мы слышим про клановую систему, про то, что здесь все решается семейно, на разных уровнях власти и общества.

        ВЗГЛЯД: Вы упоминали, что в Казани местная тогда еще милиция дала вам официальное разрешение для участия в исследовании милиционеров, а петербургская – нет. О чем это говорит? Казанцы более открытые, или они воспользовались случаем, чтобы показать вам только то, что они сами хотели бы показать?

        Б. Г.: Думаю, что второе. Не то чтобы показуха. Просто здесь вообще принято уделять большое значение внешнему позиционированию. Взять, к примеру, те же инновации. Татарстан, судя по СМИ и заявлениям чиновников, просто лидер инновационного развития. Но когда мы приходим на конкретные объекты, говорим с людьми, выясняется, что здесь есть в том числе серьезные административные проблемы, но об этом не говорят.

        И еще о различиях: в Казани зарплата милиционера (на момент исследования) по местным меркам все-таки была более приличная, здесь ниже цены, проще на нее прожить, чем в Петербурге, поэтому в милицию шли, скажем так, более сознательные граждане. Не люмпен-пролетариат из Новгородской или Вологодской областей, в Петербурге ведь в ППС на 50–60% – приезжие, понимаете, они, можно сказать, гастарбайтеры.

        ВЗГЛЯД: Были ли за время исследования работы милиции какие-то эпизоды, когда социологи стали свидетелями противоправных действий милиционеров или очень испугались жесткости допроса задержанного и т. д.?

        Б. Г.: Был случай, когда милиционера побили какие-то местные гопники. И тогда нашим коллегам, которые ездили с ними до этого, сказали, что сегодня вы с нами не поедете, сегодня мы будем защищать район. То есть дали понять, что у них будет жесткая работа, которой не нужны свидетели.

        ВЗГЛЯД: Вы думаете, милиционеры вели себя рядом с исследователями так же, как обычно?

        Б. Г.: В целом с этим все нормально было. Они же тоже понимали, что мы не журналисты, не ищем какой-то жареной информации, наша задача другая – более глубокий анализ, и мы работали в том числе и на них. Они сами – жертвы этой системы, ведь на самом деле в большинстве своем им совсем не доставляет удовольствия применять противоправные методы, просто система построена таким образом, они по-другому работать не могут.

        ВЗГЛЯД: Вы исследовали работу милиционеров в 2006–2009 годах. По вашим ощущениям, после реформы что-то изменилось?

        Б. Г.: Сейчас мы уже не занимаемся этими вопросами. Но, по-моему, осталось то же самое. В результате переаттестации, мне кажется, просто ненужных людей убрали и поставили нужных... 

        ВЗГЛЯД: Напоследок напомните выводы из вашего прошлого исследования: почему же наши стражи порядка склонны к агрессии и противоправным действиям?

        Б. Г.: Во-первых, тяжелая нервная работа плюс плохой кадровый отбор. Во-вторых, незнание и неумение работать другими методами вкупе с жесткой системой оценки эффективности, которая является количественной, а не качественной. И, наконец, низкий материальный статус – да, сейчас он повышается, но все равно недостаточно высок. Полицейские работают с людьми, нарушающими закон, людьми, которые готовы финансировать в том числе и нарушение закона. Чтобы у наших стражей порядка не было соблазна приторговывать правонарушениями или даже преступлениями, их оклад должен быть существенно выше.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............