Алексей Чеснаков Алексей Чеснаков До мирных переговоров по Украине осталось два шага

Сейчас начинается этап торга. Украина всеми силами пытается заманить Россию на второй «саммит мира». Отсюда разговоры о возможных территориальных уступках, о готовности вести диалог. Не исключены новые демонстративные шаги.

7 комментариев
Денис Миролюбов Денис Миролюбов Зачем российские спортсмены едут на Олимпиаду

Насквозь прогнивший МОК максимально мерзопакостен, как и отношение комитета к российским и белорусским спортсменам. Особенно мерзок поиск «крамолы» в их социальных сетях – и отказ от участия в Играх на этом основании. Впрочем, Олимпиада – дело скоротечное.

22 комментария
Игорь Караулов Игорь Караулов Путь Запада перестает быть путем прогресса

Обновления базовых ценностей грозят западному миру куда более серьезными сбоями, чем тот, который был вызван обновлением программы CrowdStrike. И нам стоит порадоваться, что мы успели отказаться от этих обновлений. Это даже не вопрос национальной гордости и стремления к самобытности. Это вопрос самосохранения.

4 комментария
19 декабря 2012, 09:50 • Общество

Вопрос о «непрофильности»

Военный аутсорсинг может избавиться от тяжкого наследия

Вопрос о «непрофильности»
@ ИТАР-ТАСС

Tекст: Илья Крамник

Продолжающееся и обрастающее все новыми подробностями и обвиняемыми дело Оборонсервиса вскрыло еще одну болевую точку военной реформы Анатолия Сердюкова. Речь идет об армейском аутсорсинге, эффективность которого поставлена теперь под сомнение. Ситуацию, впрочем, можно выправить, не отказываясь от самой идеи.

Аутсорсинг, или, переводя термин на русский язык, – передача непрофильных функций на внешнее обслуживание, стал одним из главных камней преткновения военной реформы, начавшейся в 2008 году. Вокруг этой темы ломается множество копий.

На учениях после введения системы аутсорсинга неоднократно случались инциденты, когда вышедшие в поле части оказывались без питания

Возможно, сам этот принцип будет если не отменен, то существенно переработан: несмотря на то, что сам Сергей Шойгу никаких заявлений на этот счет не делал, ситуация, скорее всего, будет развиваться в сторону не отмены аутсорсинга, как хотят того многие военные, а исправления его перекосов.

Хозработы: между злом и необходимостью

У перекосов в свою очередь – долгая и вполне понятная история. Вооруженные силы СССР и России исторически были весьма автономны в хозяйственном плане, самостоятельно обеспечивая эксплуатацию своих объектов, снабжение, ремонт, питание и т.д. Система обеспечения жизнедеятельности армии, по определению сложная и разветвленная, требовала немалых сил, в том числе и в ущерб боевой подготовке – гражданского персонала не хватало на все задачи.

Зачастую ситуация доходила до абсурда, когда хозяйственными работами вынуждены были заниматься даже такие подразделения, как экипажи подводных лодок, в ущерб времени, отведенному на отдых и подготовку к новому походу. Последствия можно было наблюдать прямо и непосредственно: количество аварийных ситуаций, вызванных спешкой и недостаточной квалификацией персонала, в советском подводном флоте было значительно большим, нежели в американском.  В свою очередь, КОН – коэффициент оперативного напряжения, определяющий, какая часть сил флота одновременно находится в море – был значительно ниже.

В постсоветское время ситуация только усугубилась, заставив многие воинские части в условиях ухудшения снабжения и обеспечения если и не перейти на самообеспечение, то приблизить их к этому вплотную. На командовании висели все хозяйственные заботы – от поставок ГСМ до освещенности улиц и исправности теплоснабжения в военных городках.

Реформа, начатая Анатолием Сердюковым, должна была исправить эту ситуацию, однако довольно скоро система аутсорсинга попала под удар критики.

Оборонсервис и оборона

Одним из первых шагов реформы в 2008 году стало создание ОАО «Оборонсервис», коммерческой организации, призванной взять на себя непрофильные для армии функции.

Основной задачей общества стало управление деятельностью дочерних предприятий «Авиаремонт», «Спецремонт», «Ремвооружение», «Оборонстрой», «Агропром», «Оборонэнерго», «Военторг», «Красная звезда», «Славянка», взявших на себя функции по соответствующим направлениям – от ремонта боевой техники до управления гостиничным фондом Минобороны и торговыми организациями на территориях военных объектов. Естественно, в этот круг попали и работы по снабжению частей и подразделений Вооруженных сил всем необходимым, приготовление пищи, ремонт и уборка казарм и так далее.

Все работы, по замыслу, теперь должны были исполняться гражданскими лицами, а командиры частей должны были бы лишь подписывать заявки на выполнение тех или иных работ. Однако эта система сразу наткнулась на ряд препятствий.

Коммерциализация соответствующей деятельности, а работа вновь созданных ОАО оценивалась, в том числе, и по экономической эффективности, сразу же вошла в противоречие с требованием поддержания боевой готовности Вооруженных сил в любых условиях, где это потребуется. Поиск персонала для хозработ в крупных городах и окрестностях не представлял проблемы, но география ВС РФ простирается от острова Грэм-Белл до Гюмри и от Крыма до Берингова пролива, и отнюдь не во всех пунктах на этом пространстве можно легко и быстро найти гражданский персонал.

Следующей проблемой стало снабжение войск в поле. На учениях после введения системы аутсорсинга неоднократно случались инциденты, когда вышедшие в поле части оказывались без питания и вынуждены были закупать продукты в окрестных населенных пунктах (зачастую удаленных на десятки километров) самостоятельно и за счет самих солдат и офицеров. Избежать этой ситуации удалось тем, кому посчастливилось либо оказаться неподалеку от «центров цивилизации», либо тем, кто в нарушение приказа брал с собой полевые кухни и запас продуктов, не полагаясь на гражданских поставщиков.

Схожие неприятности возникли с ремонтом и содержанием военных объектов. Низкие зарплаты делали работу в соответствующих филиалах Оборонсервиса в удаленных местностях не самым привлекательным вариантом трудоустройства, и зачастую обслуживание военных объектов переводилось на аутсорсинг лишь номинально – по факту многие части продолжали обслуживать себя самостоятельно, и здесь ситуация также во многом зависела от приближенности к крупным населенным пунктам. То, что было справедливым для воинских частей в Москве и Подмосковье, Питере, Ростове, Екатеринбурге, Новосибирске, оборачивалось совсем по-другому в затерянных «точках».

При этом укрупнение военных городков и стягивание частей в крупные базы проблему в комплексе решить не могло – для обороны страны важны многие объекты, приблизить которые к крупным городам в принципе невозможно.

Масла в огонь подлил и коррупционный скандал, разгоревшийся в полную силу осенью 2012 года и приведший к отставке министра обороны Анатолия Сердюкова. Как оказалось, коррупция, которую – и это факт – удалось в значительной мере искоренить в военной среде, избавив командование от хозяйственных забот, расцвела пышным цветом в структурах Оборонсервиса, под прикрытием которого было совершено множество сомнительных операций с государственным имуществом и бюджетными средствами.

Сегодня ситуация с аутсорсингом находится в крайне неустойчивом положении. В порыве борьбы со злоупотреблениями легко выплеснуть с водой и ребенка – саму идею освобождения воинских частей от непрофильных функций. При этом нужно понимать, что в разных условиях понятие «непрофильности» может толковаться по-разному.

Бригада, дислоцированная рядом с МКАД, находится в совершенно иных условиях по сравнению с аэродромом где-нибудь в Заполярье или Восточной Сибири, и определять объем передаваемых на аутсорсинг функций следует в каждом случае индивидуально.

При этом необходимо помнить о том, что мобильные подразделения Вооруженных сил нужно обеспечивать не только в пунктах постоянной дислокации, но и в поле, в том числе в условиях боевых действий. Минобороны вполне по силам найти баланс между кавалерийским натиском первых лет реформы и полным отрицанием ее результатов.

..............