Глеб Простаков Глеб Простаков Мировой рынок СПГ ждут бои без правил

Геополитическая составляющая в СПГ-конкуренции огромна. По некоторым оценкам, перекрытие Ираном Ормузского пролива и, как следствие, исключение Катара из мировой торговли СПГ способны взвинтить цены на топливо в несколько раз.

2 комментария
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Россия должна признать себя врагом Запада

Мы уже давно стоим на пути так называемых цивилизованных народов, давно уже стали злейшими врагами Запада. И было бы величайшей наивностью думать, что те же англосаксы должны простить нас только за то, что Василий Ливанов хорошо сыграл Шерлока Холмса, а Борис Заходер тонко перевел Винни-Пуха.

35 комментариев
Тимур Шерзад Тимур Шерзад Покушение на Трампа повторяет американские традиции

Для многих покушение на американского экс-президента Дональда Трампа стало неожиданностью. Но на самом деле подобные истории, в том числе и со смертельным исходом, – самое обычное дело для Соединенных Штатов. Другое дело, к чему это покушение может привести.

8 комментариев
4 октября 2023, 12:14 • Политика

Евросоюзу достанется кусок Украины похуже

Евросоюзу достанется кусок Украины похуже
@ Peter Kneffel/dpa/Global Look Press

Tекст: Дмитрий Бавырин

«Евросоюз скоро будет простираться от Лиссабона до Луганска», – провозгласила глава МИД Германии Анналена Бербок. В реальности итоги конфликта будут для Европы иными. Больше Евросоюза от него потеряет только Украина, и то лишь потому, что Украина потеряет почти все.

Бербок сделала свой «географический прогноз» не где-нибудь, а в Киеве, куда глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель согнал глав МИД Евросоюза на срочный саммит. Приехали не все, но раньше Евросоюз за пределами своих границ вообще саммитов не проводил, так что Украине должно быть приятно.

Это мотивационное мероприятие. В последнее время в лагерь союзников Киева проникает все больше уныния, виной чему провал так называемого весенне-летнего контрнаступления ВСУ и усиление в Европе тех политиков, кто призывает к сворачиванию поддержки и мирным переговорам.

«Единый фронт Запада на украинском направлении дает все больше трещин, однако у Киева нет иного выбора, кроме как улыбаться и терпеть». Так сформулировали сложившуюся ситуацию во влиятельном издании Politico.

На этом фоне Еврокомиссия хочет подбодрить то ли Киев, то ли саму себя, но получается не очень. Если Конгресс США отказал президенту Джо Байдену в 24 млрд долларов «на Украину», не выдав на ближайшие полтора месяца ни цента, то Боррель обещает Киеву только пять млрд в 2024 году и при этом признает, что бюджет еще не утвержден (а с этим будут проблемы).

Все что остается – держаться бодро. И глава МИД ФРГ решила схватиться за беспроигрышную вроде как тему, в очередной раз посулив Украине членство в Евросоюзе, не называя сроков и не вдаваясь в детали.

Строго говоря, если исходить из Основного закона РФ, получилась претензия Евросоюза на российские земли. Точнее, претензия Германии на российские земли, поскольку Бербок уполномочена говорить от имени Берлина, а не всего ЕС.

Такие претензии у Германии бывали уже не раз – и всегда заканчивались для нее катастрофически. Фрау Бербок хочет попробовать снова?

На самом деле – вряд ли. Да, Россия имеет формальные основания воспринимать это как угрозу со стороны самой мощной в экономическом отношении державы ЕС. Но все прекрасно понимают, что, во-первых, Германии и воевать-то особо нечем – технические возможности бундесвера ее правительство пожертвовало на алтарь ВСУ, и даже столичный Берлин некоторое время стоял без противоракетного прикрытия, пока немцам не подсобили израильтяне.

А во-вторых, дело тут не в Германии, а в Бербок. За без малого два года с того момента, как она возглавила германский МИД, к ней успели присмотреться. Даже соратники министра по правящей коалиции с менее развязным языком на нее периодически «шикают»: мол, что ты вообще несешь.

Так что ее наполеоновские планы и гитлеровские угрозы стоят недорого. Просто этот человек – не на своем месте.

Поэтому выделим в ее выступлении другое: резкое сокращение амбиций «единой европейской семьи».

Ранее, рассуждая о прекрасном будущем Европы, принято было говорить о едином экономическом пространстве от Лиссабона до Владивостока. Мечта об объединении потенциала всего континента и построение там единой системы безопасности сопутствовала великим политикам прошлого. И речь на сей раз не о Гитлере, а например, о генерале Шарле де Голле.

Нынешний президент Франции Эммануэль Макрон, конечно, далеко не де Голль, но о вере в столь прекрасное будущее публично заявлял еще относительно недавно – в 2020 году.

Рассуждали в позитивном ключе о «Европе от Лиссабона до Владивостока» и российские лидеры. Президент Владимир Путин прямо призывал к этому Евросоюз, подчеркивая единство истоков наших цивилизаций:

«Если мы это сделаем, у нас есть шанс в будущем мире занять достойное место. Если мы пойдем по другому пути, будем разделять Европу, европейские ценности, европейские народы, будем заниматься сепаратизмом, то мы все будем малозначимыми, неинтересными игроками, и никакого влияния на мировое развитие, и даже свое собственное, оказать не сможем», – подчеркивал глава российского государства.

Но Европа выбрала другой путь – путь конфронтации. Все элементы нового железного занавеса, вплоть до запрета выдавать россиянам визы и въезжать в ЕС на российских автомобилях, установили со стороны Запада.

И теперь амбиции пришлось урезать более чем вдвое: от Луганска гораздо ближе до Лиссабона, чем до Владивостока. «Прекрасная Европа будущего» явным образом скукожилась.

Одна из причин – то, что в руководстве ЕС и в числе влиятельных членов Союза теперь такие политики, как Бербок. Но главная – это все-таки влияние США, вынудивших Европу ввязаться в заведомо убыточную для себя авантюру – попытки «изоляции» и даже «военного разгрома» России.

Результат немного предсказуем – энергетический кризис, инфляция, деиндустриализация. Это все про Германию. А США, напротив, в выигрыше. И пока конфликт на Украине будет для них рентабельным, его финансовая поддержка продолжится, пусть даже сейчас Белый дом и Конгресс не могут договориться о продолжении финансирования.

Как быстро предприятие перестанет быть рентабельным, зависит только от российской армии и темпов ее продвижения на запад. Там, где она остановится, и пройдет новая граница между Россией и Европой.

Это будет, конечно же, не Луганск. Луганск станет городом в российском тылу, но то, что от Украины останется, наверняка отойдет ЕС в той или иной степени.

США выйдут из проекта раньше, наверняка – с прибылью. Россия заберет свое. А Европа, вдобавок ко всем своим новым проблемам, получит на содержание некоторый кусок Украины – нищей, обессиленной и обозленной, что будет стоить папаше Боррелю (точнее, его сменщикам) еще несколько миллиардов евро в год. Если это приз, то типа чугунной медали на шею. Больше похоже на необходимость убирать за чужой вечеринкой.

Также придется нарастить расходы на оборону, на которой прежде в европейской части НАТО экономили, и строить новую жизнь в реалиях, когда на востоке вместо огромного рынка, больших возможностей и источника энергетической стабильности – стена отчуждения.

К большому сожалению, это тоже соответствует интересам США. Их стратегия явным образом была направлена на ослабление конкурентов – Европы за счет отрыва от России, России за счет отрыва от Европы и затягивания конфликта на Украине. Но если в случае России хотя бы понятно, за что она борется, то Европа борется лишь за то, чтоб обслуживать чужие интересы за свой счет.

Соединенные Штаты – первопричина этой извращенной модели. Но она стала возможной лишь благодаря низкому уровню современных политиков Евросоюза – уровню Бербок.

..............