Взгляд
26 января, воскресенье  |  Последнее обновление — 02:20  |  vz.ru
Разделы

Это укрепление суверенитета, а не новая Перестройка

Дмитрий Родионов, политолог
В политической истории России наступил новый этап. Речь, разумеется, о поправках в Конституцию, предложенных президентом в ходе своего послания Федеральному собранию. Смею предположить, что следующие шаги будут еще более радикальными. Подробности...
Обсуждение: 23 комментария

Украина не вернется из мира страшных сказок

Антон Крылов, журналист
Вслед за президентом из телесериала граждане Украины получили государство из телесериала. И нет ни малейших предпосылок к тому, чтобы Украина в ближайшее время самостоятельно или с чьей-то помощью вернулась из мира смешных и страшных сказок в объективную реальность. Подробности...
Обсуждение: 69 комментариев

Глупо жаловаться на патернализм, исповедуя инфантилизм

Алексей Алешковский, сценарист
Любое плюс-минус демократическое государство строится на консенсусе, а не готтентотской морали меньшинства, которое прижало большинство к ногтю и заставило петь: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек». Подробности...
Обсуждение: 30 комментариев

    Подаренное Эрдоганом зеркало привело Меркель в восторг

    На церемонии открытия немецкого университета в Стамбуле Реджеп Тайип Эрдоган подарил Ангеле Меркель изящное инкрустированное зеркало. Подобные зеркала в дорогой оправе использовались во дворцах султанов и символизируют силу и богатство. Подарок вызвал у канцлера бурные эмоции
    Подробности...

    Путин открыл в Израиле памятник героям блокадного Ленинграда

    Лидеры России и Израиля Владимир Путин и Биньямин Нетаньяху открыли в Иерусалиме монумент «Свеча памяти», посвященный защитникам и жителям блокадного Ленинграда. Памятник, который представляет собой 9-метровую стелу, стал одним из крупнейших мемориалов в еврейском государстве
    Подробности...

    Новые лица в правительстве Мишустина

    Новый глава правительства Михаил Мишустин менее чем за неделю сумел сформировать новый состав кабинета министров. У него будет девять замов, в том числе один первый – им стал Андрей Белоусов. Силовой блок кабинета сохранился, главным дипломатом остается Сергей Лавров. Зато полностью обновился социальный блок
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Семь граждан Китая госпитализированы в Москве с высокой температурой

        Главная тема


        Коррупция стала атрибутом власти в США

        наглядный пример


        В Минобороны раскрыли детали «перехвата» российского генерала военными США в Сирии

        неофициальное сообщение


        На Украине назвали последствия отставки Суркова

        «наш человек»


        Президент Эстонии призвала гордиться русским адмиралом

        Видео

        беспрецедентный саммит


        Зачем Путин собирает пять великих держав мира

        порт Калининграда


        Поляки намерены вытеснить Россию из Балтийского моря

        экономический ущерб


        Китайский вирус угрожает нефтяным доходам России

        инсценировки «химатак»


        США повторили в Сирии ошибку Колина Пауэлла

        Борьба за правду


        Дмитрий Бабич: И заспорили славяне, кто из них антисемит

        Здравый смысл


        Алексей Алешковский: Глупо жаловаться на патернализм, исповедуя инфантилизм

        Государство из сериала


        Антон Крылов: Украина не вернется из мира страшных сказок

        викторина


        Как отмечают Новый год народы России?

        на ваш взгляд


        В какие отрасли отечественной экономики в первую очередь должно вкладываться государство?

        Французский бунт ударит по Евросоюзу

        Демонстранты ставят нынешние события в один ряд с ключевыми датами французских бунтов   10 декабря 2018, 20:20
        Фото: Benoit Tessier/Reuters
        Текст: Петр Акопов

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Неожиданное восстание «желтых жилетов» лишь подтверждает глубину проблем не Франции, а Европы в целом – большинство населения ключевых стран Европы недовольно как существующим политическим курсом, так и национальными элитами, этот курс проводящими. В ответ на глобализацию поднимается популистская (от слова народ) волна – которая или сметет правящие силы, или погрузит Евросоюз в тяжелый внутренний кризис.

        Реакция в России на движение «желтых жилетов» очень странная – одни ищут в нем повод для зависти, упражняясь при этом в русофобии («вот молодцы, вышли на улицы, а у нас быдло все стерпит»), другие видят в протестах происки закулисы или заграницы (не важно какой), с умным видом поминая Майдан и «цветные революции», третьи возмущаются «коммунистическим настроем» бунтовщиков. Однако все гораздо проще и серьезней – во Франции просто прорвался годами накапливавшийся нарыв.

        Низы больше не хотят, чтобы ими правили эти верхи и вели их туда, куда и все последние годы – но ничего поделать не могут, вот и выходят на улицы или просто молча поддерживают демонстрантов (уровень доверия к ним зашкаливает за 70 процентов). Почему же французы ничего не могли сделать со своей элитой обычным, демократическим путем – ведь это же, как учат нас либералы, родина современной демократии и равноправия, первая в новой истории республика. Да и совсем недавно, в прошлом году, во Франции же проходили выборы?

        Потому что, как только недовольство двухпартийным «парижским болотом» (по аналогии с американским обозначением связки политиков и бизнеса) достигало критического уровня, истеблишмент подсовывал французам «совершенно новое лицо, честное, не связанное с грехами прошлого, которое все изменит и исправит». И, играя на противоречиях, пугая народ угрозой прихода к власти несистемных и антиэлитных правых или левых, продвигал эту кандидатуру в президенты. Так уже было с Николя Саркози в 2007-м – формально правым, но настроенным на изменения и отказ от старого багажа. Но самым вопиющим было, конечно, избрание Эммануэля Макрона в 2017-м – «без поддержки старых партий, независимого, современного и отрицающего коррумпированную и недееспособную элиту».

        Теперь даже те, кто голосовал тогда за Макрона, видят, что ничего не меняется – кроме очередного роста налогов. Курс на евроинтеграцию, постепенный демонтаж социального государства (а оно во Франции очень сильное), мультикультурализм, прием мигрантов – что-то из этого раздражает отдельные части общества, а что-то – большинство французов. Но подавляющее большинство точно раздражает истеблишмент как таковой – богатый, наследственный, защищенный и не реагирующий на рост народного недовольства. Можно, конечно, считать вышедших на улицы демонстрантов радикалами, правыми или левыми, можно даже подозревать обычных французов в том, что они привыкли к слишком большим социальным гарантиям и хотят от государства больше, чем оно может им дать –

        но главное, что большинство французов считают, что их жизнь с каждым годом становится все хуже и так дальше жить нельзя.

        Понятно, что французы не устроят новую, пятую по счету, революцию – последняя была полтора века назад, а предыдущая попытка полувековой давности провалилась, потому что время революций в Европе давно прошло, а для верхушечных переворотов, канализирующих энергию народного восстания, еще не наступило. Как и в 1968-м, у нынешнего бунта нет вождей и движущей силы (в том числе организационной – телеграм-организаторы не в счет). Есть, конечно, масса желающих воспользоваться неожиданно сложившейся ситуацией, сыграть за или против Макрона, или даже на ослабление или усиление Франции – причем как в самой стране, так и за рубежом.

        Конечно, ослабление Европы выгодно Трампу – к тому же он сам пришел к власти на той же волне, которая сейчас поднялась против французской власти. Конечно, «желтые жилеты» увеличат популярность двух настоящих французских антисистемщиков – левого Жан-Люка Меланшона (он уже стал самым популярным политиком Франции с рейтингом в полтора раза выше, чем у Макрона) и правой Марин Ле Пен.

        Но на короткой дистанции ничего эпохального не случится – Макрон пожертвует правительством, потом протест выдохнется, зарубежные интриги рассосутся, правящий истеблишмент удержит как власть, так и контроль над ситуацией. Франция останется одна со своими проблемами, с элитой, которая не знает, как их решать, и с народом, который не может достучаться до элиты. Впрочем, разве Франция одна?

        В том-то и дело, что нет – одним из главных требований манифеста «желтых жилетов» стал выход из Евросоюза и возвращение Франции политического, финансового и экономического суверенитета (есть еще и пункт про выход из НАТО и вывод войск из Африки). Понятно, что манифест довольно условный, да и не считает пока что большинство французов необходимым выйти из ЕС – но вот с тем, что нужно передавать меньше полномочий на общеевропейский уровень, согласны очень многие. То есть что получается – в одной из трех ключевых стран Евросоюза происходят народные волнения с явно выраженным антиглобалистским настроем.

        И это происходит в тот момент, когда еще одна страна из «тройки» готовится к выходу из ЕС – и никак не может определиться, на каких условиях она выходит и выходит ли вообще. А в первой из «тройки», в Германии, не только набирают силу левая и правая оппозиция, но и действует крайне неустойчивое и слабое коалиционное правительство, чья глава начинает «долгое прощание», в любой момент могущее превратится в «быстрое падение».

        И это тройка основных – а есть еще «номер четыре», Италия, где правительство состоит из евроскептиков, и «номер пять», Испания, в которой, как и в Италии, под снос идет вся партийная система и не отступает от своего сепаратизма Каталония. То есть у Евросоюза не просто проблемы – у него тотальный кризис доверия народов составляющих его стран уже не просто к курсу на все большую евроинтеграцию и «брюссельской бюрократии», но и к собственным, национальным элитам. Держится пока только Германия – но и там «процесс пошел».

        Францию часто называли законодателем политической моды Европы – если в Париже революция, то приготовиться и остальным. Причем это было во времена, когда никакой единой Европы не было – точнее, уже не было, после того как провалилась попытка создать ее, правда, чисто военным способом, предпринятая Наполеоном. Сейчас искры от французских волнений перекинулись на Бельгию с Голландией – но опасны они не этим. А тем, что тотальный кризис доверия к системным партиям (слившимся в неразличимый либерально-глобалистский ком) не имеет решения в рамках одной страны – раньше можно было или устроить революцию, или привести к власти через выборы настоящих левых или правых.

        Теперь же революции отменили, а победа на выборах ничего не дает – ну победили на выборах в Италии евроскептики, ну сформировали они свое правительство, ну и что? Ведь от него уже далеко не все зависит – есть недостроенная империя Евросоюза, от отношения которой зависит, сколько евро останется в национальном бюджете. Европа застряла между национальными государствами и общеевропейской федерацией – ликвидация первых еще не завершена, вторая еще не построена. При этом отношение народов – французского в том числе – к тем элитам, что проводят курс на евроинтеграцию, мягко говоря, отрицательное. Если бы каждое государство регулировало само себя, то его элиты могли бы как-то перегруппироваться и ради спасения своего положения даже допустить приход к власти людей типа Ле Пен или Меланшона – чтобы сначала таким образом нейтрализовать протестную энергию, а потом попытаться спеленать победителей и отделаться небольшими уступками. Но сейчас французский истеблишмент не может себе позволить такой крайний случай – потому что «Евросоюз не велит».

        Действительно, приход к власти во Франции, второй стране ЕС, открытых евроскептиков (к тому же еще и противников «атлантической солидарности») станет открытым вызовом всему проекту евроинтеграции. Франция, подпираемая Италией, в союзе с Австрией, при уходе Великобритании – куда тогда Германии податься? Что тогда будет с Евросоюзом – если все, кроме Германии, будут требовать превратить его в союз национальных государств, а не единую империю? Правильно – без франко-германского согласия по поводу евроинтеграции нынешний Евросоюз прекратит свое движение вперед. И, как остановившийся велосипед, просто упадет.

        То есть французский системный кризис доверия к истеблишменту не имеет решения в рамках самой Франции – для того, чтобы даже не решить, а хотя бы серьезно ослабить его, нужно согласие «строителей Единой Европы». А его никогда не будет. Тупик? Да, точнее, дорога к насильственному слому.

        Сейчас его не будет – все ограничится протестным голосованием французов на выборах в Европарламент в конце мая за партии Меланшона и Ле Пен. И это будет не просто символическим жестом. Потому что, не сумев избавиться от своей как бы национальной «номенклатуры», французы (а вместе с ними и другие европейцы) не просто выплеснут свое негодование на общеевропейский уровень – но и впервые в истории Евросоюза лишат евроинтеграторов устойчивого большинства в европейском парламенте. Макрон может победить «желтые жилеты» на парижских улицах – но они будут ждать его в Страсбурге.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............