20 ноября, среда  |  Последнее обновление — 22:25  |  vz.ru
Разделы

Встреча «четверки» России не нужна, но состоится

Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
Остается один вопрос: чем является уступка Москвы европейским партнерам? Просто личной любезностью Путина по отношению к Меркель и Макрону, или же можно рассчитывать на возврат долга? Подробности...
Обсуждение: 33 комментария

Как обустроить вандалов

Николай Гурьянов, журналист
Судьбу граффити должны решать не коммунальщики, не чиновники, не коммерческие структуры, а местная гражданская община посредством некоего органа самоуправления. Иначе все будет, как сейчас: талантливые граффити закрашивают, некрасивые – наносят. Подробности...
Обсуждение: 16 комментариев

Русским не хватает любви к жизни

Сергей Худиев, публицист, богослов
В следующем году население России снова сократится. Проблема в том, что мы себя не любим. А сознание своей ценности мы обретаем, когда соотносим себя с чем-то более важным и ценным, чем мы сами. Подробности...
Обсуждение: 32 комментария

    Проект нового плацкартного вагона

    Макет нового плацкартного вагона в натуральную величину показали на ежегодной выставке «Транспорт России», проходящей в московском Гостином дворе. Главная особенность концепта – наличие индивидуального пространства для пассажиров
    Подробности...
    Обсуждение: 5 комментариев

    Историк Соколов в бронежилете на следственном эксперименте

    В пятницу арестованного историка Олега Соколова привезли на следственный эксперимент на набережную реки Мойки в Санкт-Петербурге, где, по данным следствия, он пытался утопить отрубленные руки своей убитой молодой невесты
    Подробности...

    На автомобильном салоне в Дубае показали люксовые суперкары

    В Дубае проходит ежегодный автомобильный салон. Это главная подобная выставка на Ближнем Востоке, проводится она с 1989 года. И хотя соперничать по статусу с главными автосалонами мира мотор-шоу в ОАЭ не может, крупнейшие автопроизводители нередко показывают здесь свои новинки
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:НАТО приняло решение начать оперативную деятельность в космосе

        Главная тема


        Работавший в Москве натовский шпион притворяется наивным пенсионером

        «Мы подождем»


        Путин пошутил по поводу технологий США по добыче сланцевой нефти

        шпионаж на украину


        Полученные от российского военного разведданные Киев мог передавать США

        «провокационные и абсурдные»


        МИД ответил на требование Эстонии вернуть «аннексированные территории»

        Видео

        ошибки СССР


        Зачем Россия «отдавала последнее» союзным республикам

        «главный противник США»


        Китайцы не случайно нашли у России «слабые места»

        комиссары в погонах


        Победа над коррупцией убила еще одну реформу Сердюкова

        ранок газа


        У Газпрома появился новый конкурент в Европе

        викторина


        Стихи вождя или стихи поэта?

        Русский крест


        Сергей Худиев: Русским не хватает любви к жизни

        Стенограффити


        Николай Гурьянов: Как нам обустроить вандалов

        Уступка Москвы


        Ирина Алкснис: Встреча «четверки» России не нужна, но состоится

        на ваш взгляд


        Вы знаете слова гимна России наизусть?

        «Если нас шлёпнули, надо ответить»

        Владимир Путин провел встречу с журналистами, часть из которых решила превратить ее в филиал Болотной площади

        20 декабря 2012, 22:50

        Текст: Юрий Зайнашев

        Версия для печати

        Вопреки слухам о своем нездоровье Владимир Путин в течение четырех с половиной часов вел пресс-конференцию по итогам уходящего года. Президент с заметным удовольствием отвечал на вопросы, в том числе и жесткие. Мероприятие запомнится не только ответами президента, но и на редкость вольным поведением журналистов.

        Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента, пришел вовремя, в полдень. «Телефоны все выключили?! – строго на ходу спросил он со сцены. – Потому что уже начинаем». Прозвучали такты отбивки с экранов РТР, и еще через минуту на сцене Центра международной торговли появился Владимир Путин. Президент довольно быстро прошел и сел в середине огромного стола, занимавшего весь президиум в зале. Песков пристроился по левую руку от президента, но не в президиуме, а сбоку, за отдельным столом. Пресс-конференция началась.

        Путин начал с краткой справки об экономических итогах первых девяти месяцев года, прозвучали которые явно в победном тоне. Он сообщил, что рост ВВП достиг 3,7 процента.

        «Это хороший рост», – с нажимом в голосе сказал президент. «Международные резервы подросли, – сделал президент паузу, – уже 527,3 млрд долларов». Средние зарплаты учителей, по словам президента,  составили 27 тысяч рублей. «Хочу отметить, несмотря на имеющиеся проблемы, наверняка мы будем говорить о наших проблемах, у нас их достаточно, но все-таки хочу отметить стабильность государственных финансов», – сказал Путин, сделав акцент на слове «стабильность». Потом, когда ему придется отражать острые вопросы, это слово ему еще аукнется.

        «На фоне рецессии в еврозоне, на фоне снижения темпов экономического роста в Соединенных Штатах и даже определенной просадки в Китае в целом считаю этот результат хорошим», – не без гордости заметил Путин, и журналистская аудитория, как ни странно, вдруг зааплодировала. Впрочем, как оказалось, часть аудитории настроена была отнюдь не комплиментарно.

        «Сноб» оказался первым

        Путин уложился в четверть часа, а затем, словно перед спортивным состязанием, бросив ироничный взгляд на Пескова, заметил: «Дмитрий Сергеич нам поможет разогреться».

        Песков сразу начал с острого вопроса. Он дал слово журналу «Сноб», и сразу было ясно, что тот будет колким. Так и случилось. Представительница «Сноба» попросила президента определиться с отношением к принятому накануне Думой во втором чтении «закону Димы Яковлева» – ответу американцам на «закон Магнитского». Сама журналистка не скрывала своего гнева по поводу решения депутатов, и ее выпад стал первым в целой серии ударов, которые оппозиционно настроенная часть аудитории пыталась нанести Путину.

        Путин занял бойцовскую позу, приосанился и ответил жестко и сурово.

        На ваш взгляд

         
        Какую альтернативу вы бы выбрали для брошенного родителями ребенка, если вариантов не более двух?


        Обсуждение: 581 комментарий

        «Дело не в конкретных людях, американских гражданах, которые усыновляют наших детей. Там и трагедии случаются, и мы об этом знаем, но подавляющее большинство людей, которые усыновляют наших детей, ведут себя очень адекватно, это добрые, порядочные люди, – пояснил президент. – Реакция депутатов Государственной думы не на эту деятельность, а на позицию американских властей.

        Мы недавно заключили между Госдепом и МИДом соглашение по поводу того, как и что могут делать представители России в ходе возникновения этих кризисных или конфликтных ситуаций. Что на практике получилось? На практике оказалось, что эта сфера деятельности отнесена американским законодательством на уровень штата».

        И Путин провел рукой в воздухе, как бы обозначая формальный подход американских чиновников.

        «И когда наши представители приходят для того, чтобы исполнить свои обязанности в рамках этого соглашения, им говорят: «А это дело не федеральных властей, а штатов, на штатном уровне у вас никаких соглашений нет. Идите в Госдеп. С кем вы там заключали соглашение, с тем и разбирайтесь». А в федеральных органах власти Соединенных Штатов отсылают на уровень штатов. И зачем такое соглашение? «Дурочку включили» просто, и все. Даже не пускают в качестве наблюдателей, не только участников процесса.

        О чем пекутся наши партнеры в Штатах и американские законодатели? О правах человека в наших тюрьмах, в местах лишения свободы. Хорошее дело, но у них у самих там полно проблем», – сказал Путин.

        И подытоживая, заметил: «Я понимаю, что это эмоциональный ответ Государственной думы, но считаю, что адекватный».

        Однако девушка из «Сноба» оказалась не последней. Следом поднялся репортер «АиФ» и заявил о том, что он сам усыновил чужих детей, и дальше в самом резком тоне раскритиковал Госдуму за принятое накануне решение.

        «Я с вами не согласен категорически, – ответил Путин, и кровь прилила к его лицу. – Во-первых, еще раз повторяю, речь идет не о конкретных людях, а об отношении американских властей к проблемам в случае возникновения неординарных ситуаций, связанных с нарушением прав ребенка и совершением уголовных преступлений. Они хорошо известны, хорошо известна и реакция американских властей».

        Путин повторил, что американцы просто не допускают российских представителей даже в суд в качестве наблюдателей. «Я считаю, что это неприемлемо. Вы считаете, это нормально? Что же здесь нормального, если вас унижают? Вам это нравится? Вы садомазохист, что ли? Страну не надо унижать, – призвал Путин. – То, что нам нужно совершенствовать свою систему, – это правда. И кроме всего прочего, ведь мы не запрещаем в принципе усыновление иностранцами. Кроме Соединенных Штатов существуют и другие страны».

        Путин поднес руку к сердцу, сжав пальцы в щепотку: «Во всем этом нужно разобраться. И если вы хотите меня спросить, вот что нужно конкретно сейчас написать, я еще подумаю. Это нужно со специалистами, с экспертами посоветоваться. Говорю совершенно без всякой рисовки, без всякой ерунды. Это не пустые слова».

        Дальше колкие вопросы чередовались с вопросами репортеров, настроенных, судя по всему, не столь негативно. Путин охотно, даже с явным удовольствием отвечал, пока телеведущий Сергей Брилев («Россия») неожиданно не напомнил президенту его любимое понятие – «стабильность».

        «К концу вашего нынешнего президентского срока вы будете у власти уже столько лет, что совершеннолетия достигнут те, кто родился в год, когда вы к власти пришли, – сказал Брилев. – Финансовая стабильность – прекрасно. Но вот эти 18 лет – все-таки в российской истории это особая цифра: не опасаетесь ли вы, что иной раз стабильность может переходить в застой?»

        «Вы знаете, – ответил Путин, – это всегда такое сопоставление очень эффектное, но оно не имеет под собой серьезных оснований». И на слове «сопоставление» он поводил двумя пальцами в воздухе, словно играя ими.

        «Почему? – продолжил он. – Потому что обязательное, я хочу это подчеркнуть, я хочу, чтобы это все услышали, непременное условие развития – это стабильность. Ну о каком развитии может идти речь, если все трещит по швам в стране в политическом смысле, кто же будет вкладывать сюда деньги?»

        И привел в пример Китай, куда «деньги идут», потому что инвесторы уверены в стабильности этой страны.

        Напряженность в зале опять возникла спустя 1.10 минут после старта пресс-конференции, когда корреспондент «Известий» – газеты, которая среди оппозиционеров слывет официозной – неожиданно задал Путину крайне жесткий вопрос.

        «Владимир Владимирович, здесь много журналистов, и у нас очень много вопросов к власти. И власть мы ассоциируем прежде всего с вами, так уж получилось, – сказал молодой журналист. – За 12 лет вы построили довольно жесткий, где-то даже авторитарный режим личной власти. На ваш взгляд, эта система жизнеспособна в новом веке? И не считаете ли вы, что она мешает развитию России?»

        Но было незаметно, чтобы Путин сильно напрягся от такого выпада.

        «Мы обеспечили ту самую стабильность, о которой спросил Сергей Брилев, и исключительно как обязательное условие для развития. И это, я уже сказал об этом, считаю чрезвычайно важным, – ответил Путин. – Но назвать эту систему авторитарной не могу. И самым ярким примером того, что это не так, является мое решение уйти на вторые позиции после двух сроков президентства. Если бы я считал, что тоталитарная или авторитарная система является для нас наиболее предпочтительной, то я бы просто изменил Конституцию, как вы понимаете, это было легко сделать».

        Путин напомнил, что анархия 90-х годов привела к дискредитации и рыночного хозяйства, и демократии как таковой. «Люди стали этого бояться, – признал глава государства. – Но это разные вещи. Я считаю, что порядок, дисциплина, следование букве закона не противоречат демократическим формам правления».

        Оппозиционно настроенная часть аудитории не желала отпускать тему сирот. Журналисты «Эха Москвы»,  «Дождя», РСН, «Лос-Анджелес таймс» возвращались к этой теме, и их вопросы напоминали спич на митинге оппозиции. В эти моменты зал ЦМТ начинал напоминать маленькую Болотную площадь.

        Уколоть президента в основном пытались москвичи, хотя попадались и журналисты из провинции.

        Другие либерально настроенные репортеры требовали отпустить задержанных по «болотному» делу, а взамен перевести на более жесткий режим высокопоставленную чиновницу Минобороны Екатерину Васильеву.

        Порой президент едва сдерживал гнев, и у него сжимались кулаки – это было, когда репортер из «Лос-Анджелес таймс» заявил, что в России повторяется 1937 год, хотя и в меньших масштабах – «для одного Сергея Магнитского». Порой он спокойно пил чай, пережидая нападки из зала.

        Путин, кстати, отпил из чашки чаю впервые больше чем через час после начала диалога с залом, настолько он, видимо, был увлечен. Вообще во все четыре с половиной часа разговора, когда публика уже выдыхалась и журналисты-мужчины даже сдвигали стулья, чтобы опереться на них подбородком от усталости, президент оставался бодрым и голос его звенел. Жестикуляция была активная. Один раз Путин разволновался так, что задел чашку с чаем, стоявшую рядом. Пока журналист задавал следующий вопрос, президент вытер салфеткой стол. Потом подошел официант с новой чашкой.

        Увеличение опыта

        В промежутках атмосфера разряжалась. И московские, и региональные журналисты задавали Путину вопросы с явной симпатией.

        «Здесь много уже говорилось и еще будет сказано о том, как меняется наша страна, как меняются россияне. А как изменился за эти годы Владимир Путин? Чего от вас ждать – вы опять будете как раб на галерах?» – спросил представитель «Комсомольской правды».

        «Что касается рабства на галерах, то, ну смотрите, мы вчера начали работать в 10 часов утра, закончили ровно в 22 часа: у меня последняя встреча с господином Саргсяном закончилась без пяти минут десять вечера. Примерно так складывается практически вся неделя», – ответил Путин. По словам президента, он к этому привык.

        «По поводу изменений – знаете замечательную известную поговорку: все течет – все меняется. Поэтому и люди меняются, ситуация меняется. Знаете, сейчас я начну вам говорить, как я изменился – изменился, конечно, к лучшему: я же не могу сказать, что я к худшему изменился». И глаза Путина опять саркастически прищурились.

        «Мне кажется, что это не очень корректно будет с моей стороны, но изменения, конечно, есть, и они связаны с увеличением и жизненного опыта, и профессионального», – подытожил он.

        Когда диалог продолжался уже почти четыре часа, Путин предложил заканчивать и было встал. Возникла пауза, которой воспользовался журналист с Крайнего Севера. Хотя он сидел в дальнем ряду, успел громко крикнуть: «С праздником вас, Владимир Владимирович!» – «С каким? Днем чекиста, что ли?» – «Да, 95 лет ЧК!» – откликнулся северянин и тут же добавил: «Можно задать вопрос?» И поинтересовался перспективами Северного морского пути. «Ну дает, – засмеялся Путин. – На ходу подметки рвет!» И ответил про перспективы.

        Блондинка из «Вече»

        Громкий смех в зале вызвал диалог президента с журналисткой-блондинкой из Владивостока, представлявшей городскую газету «Народное вече».

        – Владимир Владимирович, соберитесь и ответьте на очень серьезный вопрос! – попросила блондинка.

        – Попробую, – пообещал президент.

        – У нас на Дальнем Востоке и трубопроводы строятся, и замечательные мосты построили, и все остальное. Но для кого мы это строим? – риторически спросила она.

        И продолжила:

        – Я вообще не хотела о плохом, но придется, – сказала журналистка. – Вот границы наши, вы знаете, не очень защищены. Для кого мы строим? И вот этот бывший министр обороны – это такая боль. И мне кажется, вы его назначали и даже в последнее время по телевидению уже оправдывали. Я бы хотела сказать, спросить вернее, что вы можете сказать по поводу вот этого руководителя и как вернуть эти деньги, которые они уворовали, «Славянка» эта и прочие. Что нам делать с обороной Российской Федерации?

        – Что они уворовали там?

        – Уворовали. Миллиарды. Вы не знаете?

        – Нет. (Смех.) Нет, не знаю. Я сейчас скажу, почему.

        – Ответьте, пожалуйста!

        – Как вас зовут?

        – Мария меня зовут.

        – Маша, садись, пожалуйста. Сейчас я отвечу.

        – Спасибо, Вова!

        В диалог вмешался Песков: «Маша, будьте любезны, микрофон, пожалуйста!»

        – Еще маленький вопрос! – попросила гостья.

        – Нет, давайте уважать коллег, – возразил Песков.

        – Она уже не отдаст, нет, – со смехом констатировал Путин.

        После этого президент напомнил аудитории, что «уворовали или не уворовали», может решить только суд, заверив также, что громкие коррупционные дела будут расследованы до конца.

        Улыбка красного Микки-Мауса

        Журналисты по ходу конференции проявляли чудеса изобретательности, стремясь привлечь к себе внимание Пескова или самого оратора и успеть задать вопрос. Один из них поднял над головой красный шарик с нарисованным Микки-Маусом.

        Одна из женщин написала на бумаге «Выбери меня! Учет. Налоги. Право». Другие сперва писали на бумажках и показывали президиуму названия своих изданий, подпрыгивали и даже пытались вставать на стулья.  Чем дальше, тем больше напряжение росло – они боялись не успеть.

        Один журналист нарисовал яблоко с хвостиком – потом оказалось, это символ одной из французских газет. Одна из девушек долго и тщетно ловила взгляд Пескова, а потом громко вздохнула, жалея, что не пришла в красном платье. Наконец журналисты сменили жанр и стали писать на бумажках темы, которые собирались затронуть: АВИА, ЧАСЫ, Председатель ТСЖ.

        В перерыве между вопросами одна из дам закричала грудным голосом из дальнего ряда: «Дмитрий Сергеевич, не губите! Дайте задать вопрос Якутии!» Другие махали бумажками: ХАКАСИЯ, УКРАИНА с желто-голубым флажком. Парень в голубой рубашке махал того же цвета огромным не то полотенцем, не то шарфом. Другая девушка использовала красный вымпел. Аудитория постепенно начинала напоминать цирковую арену.

        Над рядами поднимались все новые таблички: ЯМАЛ, Крайний Север, Италия, Рейтинги, Югра, Нефть, Башкирия, Тамбов, КАЛМЫКИЯ, РЕЦЕПТ ОТ ПУТИНА, САБЕТТА. Особенно актуально на фоне московской погоды выглядела красная табличка с надписью ЛЕД. Кто-то поднял оранжево-синий флаг. Одна девушка  уже почти третий час держала над головой самолетик, лишь меняя руки. Хотя сидела она на противоположном конце зала от Пескова, и шансов встретиться взглядом у них было немного.

        «Три часа вы в эфире, Владимир Владимирович! – недовольным тоном заметил Песков. – Пора заканчивать». Но Путину общение явно нравилось. Он все чаще сам выбирал одну из протянутых рук в зале и охотно, обстоятельно отвечал. То на острые или ироничные вопросы, то на совершенно заурядные, вроде просьбы осветить перспективы развития отношений с КНР от собкора официального пекинского агентства.

        Когда речь вновь зашла про оппозицию, глаза Путина заблестели иронией: «А у нашей оппозиции, я позволю себе перефразировать героя известного фильма, нет конкретной работы. Они люди умные, но ответственности не несут за принимаемые решения, – сказал глава государства. – Я – плохой христианин: когда бьют по одной щеке, надо бы подставить другую; я к этому пока морально не готов. Если нас шлёпнули, надо ответить, иначе нас всегда будут шлепать. Вот адекватно, неадекватно – это другой вопрос». В адрес американцев, которые поучают Россию своим законом Магнитского, Путин с усмешкой бросил: «Они сами по уши в одной консистенции находятся». И подняв руки, нарисовал в воздухе мелкие волны.

        Тем временем француз кроме рисунка с яблочком поднял и вторую руку и почему-то изобразил пальцами «козу». Когда журналисты уже начали вырывать микрофон друг у друга, Песков сам спустился в зал и взял микрофон в свои руки.

        За спиной у польского репортера, требовавшего у Путина поскорее вернуть обломки президентского борта, упавшего под Смоленском, кто-то поднял какое-то приглашение на бланке с гербом США, в центре которого можно было различить имя Владимира Путина латинскими буквами.

        «Кому бы вы доверили страну?»

        Телерепортер канала «Дождь» напомнил Путину о прошлогодних митингах оппозиции.

        «Когда были митинги, со стороны властей мы все время слышали аргумент: если не Путин, то кто, когда люди выходили на Болотную. Вы как отвечаете для себя на этот вопрос, задумываясь о будущем преемнике, о том, кому бы вы доверили страну?»

        Путин признался, что в такой формулировке на вопрос сложно отвечать.

        «Вы знаете, я сейчас без всякой иронии скажу. Я хочу, чтобы будущие руководители страны, в том числе и будущий президент, были еще более успешными. Но я считаю, что если сравнить с другими периодами развития России, вот этот период был далеко не самым худшим, а может быть, одним из лучших», – голос Путина зазвенел от волнения.

        И затем он подытожил уже более медленно и задумчиво: «Но я хочу, чтобы будущие руководители страны были еще более успешными, еще более удачливыми, потому что я люблю Россию».


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............