Глеб Простаков Глеб Простаков Москва ставит Узбекистан во главу угла

Конкуренция России и Китая в Центральной Азии носит ограниченный и неконфликтный характер. Во-первых, у каждого своя специализация. Большие инфраструктурные проекты – за Россией, масштабные инвестиции и кредиты – за Китаем. Во-вторых, рост влияния осуществляется преимущественно за счет США и ЕС.

4 комментария
Сергей Худиев Сергей Худиев Не надо изобретать новую идентичность – она у русских уже есть

В России немало спорили и спорят о том, Европа ли мы. С одной стороны, нас постоянно «выписывали из европейцев» политики и публицисты других народов, с другой – и у нас есть тенденция самим объявить себя чуждыми Европе. Тенденция, которая усиливается на фоне нынешнего противостояния.

19 комментариев
Василий Стоякин Василий Стоякин Зря Зеленский прогуливал уроки истории

Запад пытается нарисовать сказочную версию истории Второй мировой войны, где США, Великобритания и Франция помогали освободить от нацистско-российской оккупации Украину. Но почему-то не освободили.

5 комментариев
12 января 2011, 14:49 • Политика

Завидуют Катыни

Литва захотела стать для России второй Польшей

Завидуют Катыни
@ runet.l

Tекст: Ольга Гриценко

Наметившийся прогресс в отношениях между Россией и Польшей дал повод для зависти прибалтийских государств. Литва в лице спикера своего Сейма, в частности, выразила надежду услышать от Москвы такую же покаянную речь о преступлениях сталинского режима, какую услышала недавно Варшава о Катыни.

Литва рассчитывает в ближайшем будущем получить раскаяние России за преступления, совершенные в советские времена.

Коммунистические режимы в отличие от нацизма не ставили себе целью уничтожение этнических меньшинств

Надежду на это в интервью местной радиостанции в среду выразила председатель Сейма прибалтийской республики Ирена Дягутене.

«Россия уже признала обиды Польши жертвы Катыни и признала, что преступление было совершено и люди были убиты. У меня есть надежда, что в конце концов и то, что было в Литве, советский режим, советские, сталинские преступления тоже будут названы, признаны точно так же, как жертвы 1941 года, так же, как и жертвы 1991 года», приводит ее слова «Интерфакс».

Отношения между Москвой и Варшавой действительно сдвинулись с мертвой точки благодаря решению российского руководства положить конец давнему историческому спору между странами о виновниках трагедии 60-летней давности.

В апреле этого года Росархив впервые обнародовал подлинные архивные данные о расстреле более 20 тысяч польских офицеров под Катынью. В «Особой папке № 1», в частности, находилась записка народного комиссара внутренних дел Лаврентия Берии с предложениями о расстреле пленных польских офицеров.

«На этой записке имеются подлинные резолюции Сталина и ряда других членов Политбюро, то есть Ворошилова, Молотова, Микояна. Там же, в этом пакете, находится текст постановления Политбюро от 5 марта 1940 года, где выражается согласие с предложениями Берии», комментировал содержание рассекреченных документов глава ведомства Андрей Артизов.

Впоследствии Москва передала Варшаве еще несколько томов документов, касающихся расстрела, а Госдума приняла специальное заявление, в котором признала вину советского руководства в массовом убийстве поляков.

Для Литвы сталинские репрессии, подчеркнула Дягутене, не менее болезненны, чем для Польши катынское дело. «Но мне кажется, что постепенно, поскольку и в сегодняшней России есть демократические силы, которые тоже следят за всеми событиями, все равно оценка так или иначе должна состояться», заметила она.

Сам Вильнюс довольно активно борется с собственным советским прошлым. Еще два года назад в стране на государственном уровне было запрещено отрицание «советской оккупации», приравненной Сеймом к фашистской.

Свое недоумение тем, что Литва ставит знак равенства между нацизмом и сталинизмом, Москва высказывала не раз, подчеркивая, что это похоже на попытки переписать историю и как следствие – пересмотреть итоги Второй мировой войны.

В конце прошлого года Литва при поддержке Латвии, Венгрии, Румынии и Чехии попыталась инициировать принятие законопроекта, предполагающего введение уголовного наказания за отрицание преступлений коммунистических режимов, уже на уровне всей Европы. Однако идея Вильнюса не нашла понимания, и документ был отклонен Еврокомиссией, сославшейся на то, что в ЕС нет единой позиции по этому вопросу.

«Коммунистические режимы в отличие от нацизма не ставили себе целью уничтожение этнических меньшинств»,  комментировал решение пресс-атташе комиссара ЕС по юстиции Мэтью Ньюман.

Более того, ряд западноевропейских стран вовсе сочли эту инициативу попыткой некоторых государств реабилитировать собственных коллаборационистов.

..............