Взгляд
20 ноября, среда  |  Последнее обновление — 00:26  |  vz.ru
Разделы

Хлеб и оружие можно отнять у других

Герман Садулаев, писатель, публицист
Наша повседневная жизнь наполнена ритуалами, которые мы не распознаем, пока не утратим. И они не менее важны для самосохранения индивида и целого народа, чем хлеб и оружие. Я рискну предположить даже, что более. Подробности...
Обсуждение: 14 комментариев

Мы испугались космоса, как ответственности

Захар Прилепин, писатель
Мы обменяли реальную фантастику и реальный космос на стопроцентную имитацию: компьютерные игры и просмотр чужих фильмов об этом космосе, где русские хоть и появлялись, но неизбежно пьяные, затыкающие ватником пробоину в космическом корабле. Подробности...
Обсуждение: 82 комментария

«Рашагейт» по-британски станет не менее захватывающим, чем в США

Дмитрий Родионов, политолог
Надо понимать, что никакие доказательства «вмешательства» и не нужны. Достаточно громко произнести, что они есть. Или хотя бы намекнуть на это. Ведь в старой доброй Англии, как мы знаем из одного анекдота, все джентльмены и верят друг другу на слово. Подробности...
Обсуждение: 15 комментариев

    Проект нового плацкартного вагона

    Макет нового плацкартного вагона в натуральную величину показали на ежегодной выставке «Транспорт России», проходящей в московском Гостином дворе. Главная особенность концепта – наличие индивидуального пространства для пассажиров
    Подробности...

    Историк Соколов в бронежилете на следственном эксперименте

    В пятницу арестованного историка Олега Соколова привезли на следственный эксперимент на набережную реки Мойки в Санкт-Петербурге, где, по данным следствия, он пытался утопить отрубленные руки своей убитой молодой невесты
    Подробности...

    На автомобильном салоне в Дубае показали люксовые суперкары

    В Дубае проходит ежегодный автомобильный салон. Это главная подобная выставка на Ближнем Востоке, проводится она с 1989 года. И хотя соперничать по статусу с главными автосалонами мира мотор-шоу в ОАЭ не может, крупнейшие автопроизводители нередко показывают здесь свои новинки
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Трамп выступил с новыми торговыми угрозами в адрес Китая

        Главная тема


        Кризис Boeing дает шанс российскому авиапрому

        носитель «Кинжала»


        Россия расконсервировала ракетоносец Ту-22М3

        «Меня шокирует»


        Феминистка раскритиковала школьную лекцию о традиционных семейных ценностях

        история войны


        Австралийский историк заявил о победе Германии под Москвой в 1941 году

        Видео

        Миллиардные хищения


        Как устроены самые популярные схемы воровства денег у России

        возвращение кораблей


        Украина получила испытание доброй волей России

        «политический украинец»


        Предательские заявления поэта Орлуши родом из СССР

        ранок газа


        У Газпрома появился новый конкурент в Европе

        договор о границе


        Зачем Лукашенко нужна «бешеная напряженка» с Россией

        Доказательства не нужны


        Дмитрий Родионов: «Рашагейт» по-британски станет не менее захватывающим, чем в США

        Интеграция в Россию


        Глеб Простаков: Киев готовится добровольно отказаться от Донбасса

        Нравственные ориентиры


        Алексей Алешковский: Время стрессов и страстей мчится все быстрей в лентах новостей

        на ваш взгляд


        Как вы относитесь к идее отказа от использования в быту пластиковых пакетов?


        Владимир Можегов

        Несносное дитя русской философии

        Владимир Можегов
        публицист
        6 февраля 2019, 19:00

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Столетие со дня смерти Василия Васильевича Розанова проходит у нас почти незаметно... Мы как-то уже почти смирились с равнодушным отношением к культуре в нашей стране, и всё же оно не может не печалить.

        Василий Розанов был, конечно, необычным и неоднозначным человеком. Своего рода Enfant terrible русской философии, обладающим удивительным даром рассориться в мгновение ока с кем угодно, исповедовать одновременно диаметрально противоположные взгляды и оставаться ярким философом, не обладая в сущности сколько-нибудь внятным мировоззрением.

        Сам он охотно признавал свою роль некоего русского диогена, своего рода хулигана от философии, и сам готов был множить о себе всевозможные неоднозначности: «литература мои штаны, что хочу, то в них и делаю», «мелочи суть мои «боги», «моя душа сплетена из грязи, нежности и грусти» и тому подобное.

        Когда его упрекали в том, что он пишет одновременно в черносотенные и либерально-демократические издания, он столь же невозмутимо отвечал, что в обоих случаях говорит сущую правду, и поучал своих критиков: «На предмет надо иметь именно 1000 точек зрения. Это «координаты действительности», и действительность только через 1000 и улавливается».

        Он называл себя мещанином от философии и бравировал собственным мелкотемьем. Его религиозность довольно точно окрестили «индивидуальной религией», а его философию – философией «маленького религиозного человека». И всё это вместе могло, конечно, возмутить кого угодно. Но было в Василии Васильевиче и нечто, что делало его живым и настоящим, а его высказывания – заслуживающими пристального внимания.

        Фото: РИА Новости

        Его главным талантом была, пожалуй, цепкая наблюдательность, помогающая ему вдруг выхватывать суть той или иной вещи. И в этом его талант был в чем-то конгениален пушкинскому. Не случайно сам Василий Васильевич Пушкина боготворил (в то время, когда к таланту нашего первого поэта относились, за исключением узкой группы декадентов во главе с Мережковским, довольно скептически и прохладно).

        Розанов, кажется, первым увидел в Пушкине русского Адама, ходящего в Божием Саду и «как бы вторично, в уме и поэтическом даре» повторяющего «дело Божиих рук», то есть называющего все вещи этого мира их истинными именами («О пушкинской академии», 1899). Столь глубокомысленное наблюдение стоит, право же, многих философских томов.

        Конечно, в розановском Пушкине многобожнике и пантеисте, всё познающем и всё тут же мгновенно забывающем, чтобы быть готовым вновь и вновь восхищаться совершенно противоположными вещами – нам не трудно узнать (как это часто бывает) самого Розанова. Но, не обладая пушкинской гениальностью, и сам Розанов был способен на эти мгновенные «пушкинские» прозрения... Порой столь язвительные, что они наживали нашему философу множество врагов.

        «Отца русской философии» Владимира Соловьева Розанов мог назвать, например, «красивым брюнетом Антихристом» и убедительно пояснить свое наблюдение: «Соловьев был странный, многоодаренный и страшный человек. Несомненно, что он себя считал и чувствовал выше всех окружающих людей, выше России, ее Церкви, всех тех «странников» и «мудрецов Пансофов», которых выводил в «Антихристе» и которыми стучал как костяшками на шахматной доске своей литературы... Он, собственно, не был «запамятовавший где я живу» философ, а был человек, которому с человеками не о чем было поговорить, который «говорил только с Богом». (В.В. Розанов, «Литературные изгнанники»).

        Понятно, что ярость самого В. Соловьева по поводу Розанова не утихала годами. Левые не могли простить Розанову его позиции по делу Бейлиса (последняя стоила ему и членства в Религиозно-философском обществе), правые его вечной двусмысленности и непостоянства. Самому же Розанову удалось, кажется, невероятное: прослыть одновременно и ярым юдофилом, и жутким антисемитом.

        На проклятый вопрос русской интеллигенции «Что делать?» Вас. Вас. отвечал также по-своему: «Как что делать: если это лето – чистить ягоды и варить варенье; если зима – пить с этим вареньем чай»...

        Писания Розанова столь же неоднозначны и столь же по-своему обаятельны и притягательны, как и его личность. Любая его книга, будучи даже неверной по существу (сам Розанов то и дело опровергает собственные выводы), всегда содержит и точные наблюдения, и прекрасные афоризмы, и незаметные, на первый взгляд, мелочи, обнажающие те стороны вещей, без которых они окажутся неполными и пресными.

        Но и влияния Розанова на современную ему мысль отрицать нельзя. Его этюд «Легенда о великом инквизиторе Ф. М. Достоевского» (1891) не только предвосхитил будущие исследования Достоевского (Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова и проч.), но дал во многом начальный импульс деятельности Религиозно-философского общества.

        Конечно, Розанов не создал философской системы, на что его слишком импрессионистская философия (в отличие от многих других) и не претендовала... Но, положа руку на сердце кто из «этих других» создал? Ни одна из русских философий всеединства, начиная с Вл. Соловьева, в сущности не удалась. Философия наша так и осталась заметками (порой блестящими) на полях русской истории и литературы.

        Нашими по-настоящему великими философами были Пушкин, Достоевский, Толстой, Гоголь (к последнему Вас. Вас. испытывал большую и, пожалуй, даже личную неприязнь)... И возможно, именно Вас. Вас. угадал истинную роль русской философии: быть мимолетными замечаниями одновременно обо всем и ни о чем; игрой смыслов в духе буддийских коанов или даже созерцанием в духе исихастских мистиков (подход в сущности очень восточный и патриархальный)...

        Вот эти всполохи в темноте, уловленные острым умом, нечто более сродное поэзии, нежели философии (то есть глубже всякой философии) – это одновременно очень пушкинское и розановское – не это ли суть подлинной русской мысли? Не такова ли вообще мудрость, ходящая в одеждах простоты и непосредственности и порой глумящаяся над важной ученостью? «Будьте как дети» – сказано божественным Учителем. И Вас. Вас. Розанову это, кажется, по-настоящему удалось.

        Неудивительно, что наиболее читаемыми его вещами остаются «Опавшие листья» и «Уединенное» (кстати, не удостоившиеся во время выхода ни единой положительной рецензии) столь же необязательные и прекрасные, как и вся его философия... Как и всякая вещь под солнцем, озаренная на один прекрасный и восхитительный миг бытия и вот уже облетающая прахом...

        Русскую революцию, которую Вас. Вас. застал в последние годы жизни, он не мог воспринять иначе как совершенный кошмар и культурную гибель: «Русь слиняла в два дня. Самое большее – в три. Даже «Новое Время» нельзя было закрыть так скоро, как закрылась Русь... Не осталось Царства, не осталось Церкви, не осталось войска, и не осталось рабочего класса. Что же осталось-то? Странным образом – буквально ничего... Вот и Достоевский... Вот тебе и Толстой, и Алпатыч, и «Война и мир». Что же, в сущности, произошло? Мы все шалили. Мы шалили под солнцем и на земле, не думая, что солнце видит и земля слушает. Серьезен никто не был, и, в сущности, цари были серьезнее всех...», – так писал он в «Апокалипсисе нашего времени». В набросках же сказано еще более проникновенно: «Никогда я не думал, что Государь так нужен для меня: но вот его нет – и для меня как нет России...»

        Чем сегодня для нас может быть важен и интересен Розанов? Не только кладезем простодушной житейской мудрости. Его мысли о просвещении и образовании, собранные в книге «Сумерки просвещения», и сегодня, кажется, не потеряли своей актуальности.

        Почему у нас чуть не каждый гимназист становится врагом государства и общества? – спрашивает Розанов и отвечает: Потому что у нас нет «мечты своей родины»... «Я учился в костромской гимназии, и в 1-м классе мы учили: «Я человек, хотя и маленький, но у меня 32 зуба и 24 ребра»... Только доучившись до 6-го класса, я бы узнал, что «был Сусанин»... Потом Симбирская гимназия (2-й и 3-й классы) – и я не знал ничего о Симбирске, о Волге... Не знал, куда и как протекает прелестная местная речка, любимица горожан – Свияга... Учась в Костроме, не знал, что это имя – еще имя языческой богини; ничего – об Ипатьевском монастыре. О чудотворном образе (местной) Федоровской Божией Матери – ничего...».

        Кажется, перед нами самые простые, даже элементарные вещи: любовь к родине начинается с семьи, дома, двора, улицы, родного города; а пусть даже и с самых мещанских, на первый взгляд, предметов, но которые обязательно дадут впоследствии нужные всходы...

        Умер Вас. Вас. 23 января (5 февраля) 1919 года в Сергиевом Посаде, в беспросветной нищете, так и не примирившись с произошедшим с Россией, но, можно надеяться, найдя в конце концов примирение своей «индивидуальной религии» и «философии маленького религиозного человека» с Богом.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

        Другие мнения

        Хлеб и оружие можно отнять у других

        Герман Садулаев, писатель, публицист
        Наша повседневная жизнь наполнена ритуалами, которые мы не распознаем, пока не утратим. И они не менее важны для самосохранения индивида и целого народа, чем хлеб и оружие. Я рискну предположить даже, что более. Подробности...

        Мы испугались космоса, как ответственности

        Захар Прилепин, писатель
        Мы обменяли реальную фантастику и реальный космос на стопроцентную имитацию: компьютерные игры и просмотр чужих фильмов об этом космосе, где русские хоть и появлялись, но неизбежно пьяные, затыкающие ватником пробоину в космическом корабле. Подробности...
        Обсуждение: 55 комментариев

        «Рашагейт» по-британски станет не менее захватывающим, чем в США

        Дмитрий Родионов, политолог
        Надо понимать, что никакие доказательства «вмешательства» и не нужны. Достаточно громко произнести, что они есть. Или хотя бы намекнуть на это. Ведь в старой доброй Англии, как мы знаем из одного анекдота, все джентльмены и верят друг другу на слово. Подробности...
        Обсуждение: 14 комментариев

        Способны ли российские ракеты попасть в американский авианосец

        Александр Шишкин, инженер-кораблестроитель
        Порою можно услышать, что российские средства поражения, которые СМИ называют не иначе как «убийцы авианосцев», едва ли не бессмысленны в современных условиях. И все из-за того, что у России отсутствуют инструменты, необходимые для наведения этих ракет. И никакие авианосцы эти ракеты успешно атаковать не способны. Так ли это на самом деле? Подробности...
        Обсуждение: 93 комментария

        Киев готовится добровольно отказаться от Донбасса

        Глеб Простаков, журналист
        По исследованиям, большинство жителей Донбасса желают в том или ином качестве интегрироваться в Россию, в составе Украины хотят жить немногим более 5%. А раз так, к чему реинтегрировать эти чуждые новому украинскому самосознанию элементы? Подробности...
        Обсуждение: 25 комментариев

        Время стрессов и страстей мчится все быстрей в лентах новостей

        Алексей Алешковский, сценарист
        В жизни, конечно, мало однозначного. Но нравственные ориентиры задают не политические убеждения, а систему ценностей. Ведь что такое хорошо, а что такое плохо, мы узнаем значительно раньше, чем знакомимся с разными политическими платформами. Подробности...
        Обсуждение: 12 комментариев

        Бьет – значит, не любит

        Анна Долгарева, журналист, поэт, военный корреспондент
        Совершенно непонятно, как будет работать закон о семейном насилии. Разобраться бы с существующими. Чтобы женщины не боялись идти в полицию. Чтобы им было куда уходить от насильника. Вообще – было куда идти. Подробности...
        Обсуждение: 111 комментариев

        Главный панк России против торжествующего либерализма

        Антон Крылов, журналист
        35-летний юбилей группы «Гражданская оборона» прошел практически незамеченным. А зря. Потому что, когда мы говорим про настоящий русский рок – мы говорим именно и прежде всего про «Гроб». Подробности...
        Обсуждение: 27 комментариев

        Без штампа в паспорте о браке нет будущего

        Петр Акопов, заместитель главного редактора газеты ВЗГЛЯД
        Нужно ли оформлять семейные отношения официально? Дискуссии на эту тему возникают постоянно – вот и сейчас спор о том, «что дает печать в паспорте», увлек общество. Спорят на самом деле не о том: дело вовсе не в печати, а в отношении к семье как таковой. Отторжение «бумажки» – это не борьба с отжившими формальностями или государством. Подробности...
        Обсуждение: 276 комментариев

        Коллективные письма – это смесь цинизма с идеализмом

        Максим Соколов, публицист
        Люди солидные, авторитетные и ничуть не охранители не удостоили своей подписью воззвание относительно проф. Гусейнова. Можно догадываться, чего им это стоило: либеральный террор – дело вполне серьезное, и человек, уклоняющийся от борьбы, сильно рискует. Подробности...
        Обсуждение: 65 комментариев
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............