Взгляд
8 августа, суббота  |  Последнее обновление — 08:48  |  vz.ru
Разделы

Британия видит Турцию своим региональным наместником

Юрий Мавашев, востоковед, директор Центра изучения новой Турции
Пандемия COVID-19 не только не замедлила, но и, напротив, активизировала международные процессы. Причем часто ключевые из них почти не освещаются ни СМИ, ни аналитиками. Подробности...

Пещерные новации в старом театре

Максим Соколов, публицист
Умирание старого и рождение нового может происходить с разной степенью приличия. Конечно, лицедеи – цех задорный, но все же порой бывает и пристойнее. Однако с «Современником» этого не получилось. Подробности...
Обсуждение: 10 комментариев

«Испанский Горбачёв» превзошел президента СССР

Никита Коваленко, политический обозреватель
Эмиграция монарха, пусть даже бывшего, из собственной страны – ситуация из ряда вон выходящая в любые времена, обычно связанная с внутренним или внешним конфликтом. Вот и сейчас отъезд почетного короля Хуана Карлоса I из Испании вызвал бурный резонанс. Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

Столицу Ливана сотряс мощнейший взрыв

В порту Бейрута, вблизи базы ВМС Ливана, произошел грандиозный взрыв. Пострадала половина города. Погибли десятки человек, более двух тысяч ранены. Среди пострадавших семья премьера Ливана и люди из его окружения. Ущерб также нанесен президентскому дворцу и зданию посольства РФ
Подробности...

Житель Урала отправился на Черное море в вагоне с углем

Житель Курганской области решил поехать в отпуск бесплатно – на грузовом поезде, следовавшем в сторону Черного моря. Причем ехать пришлось под открытым небом в вагоне с углем. Нарушителя поймали в Морозовске в Ростовской области. С собой «курортник» вез самодельную гитару
Подробности...

Лесные пожары охватили Калифорнию

Более 8 тыс. га охвачено лесными пожарами в Калифорнии. Из-за быстрого распространения огня экстренно эвакуируют тысячи человек. Пожар, которому присвоили имя Эппл, начался в пятницу в полдень и продолжается уже третий день. В тушении участвует примерно 1,3 тыс. пожарных
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
    НОВОСТЬ ЧАСА: В Японии не исключили финансового альянса России и Китая

    Главная тема


    Льготная ипотека теряет актуальность

    отчуждение территорий


    Юрист оценил возможность уголовного наказания Глюкозы за слова об украинском Крыме

    рекомендации ученых


    Стали известны противопоказания для вакцинации от коронавируса

    «Михаил юлит»


    Юрий Грымов заявил об «уничтожении» Ефремова

    Видео

    «красная линия»


    «Война за Крым» имеет для Лукашенко особый смысл

    рынок электроэнергии


    Запуск Белорусской АЭС меняет энергетическую карту Европы

    300 лет назад


    Как Россия окончательно разгромила Швецию

    Взрыв в порту Бейрута


    Плавучая бомба из Батуми разрушила экономику Ливана

    эмиграция монарха


    Никита Коваленко: «Испанский Горбачёв» превзошел президента СССР

    скандал в «Современнике»


    Максим Соколов: Пещерные новации в старом театре

    международные процессы


    Юрий Мавашев: Британия видит Турцию своим региональным наместником

    викторина


    Как мировые лидеры выглядели в детстве?

    на ваш взгляд


    Какой процент голосов официально получит Лукашенко на выборах президента Белоруссии в это воскресенье?
    Татьяна Шабаева

    Татарский язык как средство политического шантажа

    Татьяна Шабаева
    журналист, переводчик
    2 ноября 2017, 16:00

    Который раз, снова и снова, приходится слышать, что проблема суверенного строительства Республики Татарстан – это локальная проблема, а отнюдь не общероссийская. Возможно, что это так. Проблема Каталонии тоже была локальной – пока не стала всеиспанской головной болью.

    Так что же происходит в Татарстане – месте, где до сих пор в ходу учебники с утверждением «Татарстан – самостоятельное государство», детей в детских садах учат отвечать, что их родина – Татарстан, а о приехавших из-за пределов республики говорят, что они «приехали из России»?

    Совсем недавно здесь работала комиссия Рособрнадзора, которая, следуя поручению президента Путина, должна была проверить добровольность изучения татарского языка в республике.

    Напоминаю: в течение четверти века татарский в Татарстане изучается всеми детьми, в обязательном порядке, принудительно, затем еще и с экзаменом – как «государственный язык республики» (наряду с русским языком). А также он пользуется особенной поддержкой местной власти как «родной язык» (русский не считается родным языком).

    Четверть века принудиловки – неэффективной и часто ненужной принудиловки, единственной целью которой все это время было исполнять ельцинское законодательство.

    Фото: facebook.com/tatiana.shabaeva

    «А как же цель сохранять татарский язык?» – скажут мне.

    Надеюсь, никто не думает, что сохранять татарский язык можно за счет русских детей. Нет, цель была именно политическая.

    Поэтому, кстати, упор в обучении был сделан не на татарский разговорный бытовой язык, а на чтение и перевод татарской литературы, то есть на то, что русскоговорящим детям не пригодится никогда и никому, за редчайшими исключениями.

    В министерстве образования и науки РТ (здесь и далее – Республика Татарстан) заявляли, что до окончания работы комиссии (до 27 октября) никаких выводов делать нельзя.

    Однако на самом деле еще раньше в школах Татарии шли родительские собрания, где родителям предлагалось выбрать учебный план и написать заявление с согласием на добровольное изучение татарского языка. В сокращенном объеме (два часа в неделю).

    Безоценочный, безэкзаменационный, фактически факультативный курс татарского языка. То есть именно то, чего безуспешно желало четверть века большинство русских и русскоговорящих взрослых и детей Татарии.

    Можно ли назвать это долгожданной победой здравого смысла? К сожалению, на сегодня – нет, нельзя.

    Буквально в те же октябрьские дни, когда в школах Татарии (но не во всех!) родителям предлагали выбрать «сокращенный добровольный безоценочный» курс татарского языка с мотивировкой «совсем без татарского нельзя, в Татарстане же живем» (опять политическое обоснование) – в эти же самые дни мне пришел официальный ответ от министерства образования и науки Республики Татарстан.

    Дальше будут цитаты, потому что они во всей полноте описывают фундамент, на котором держится эта больная проблема.

    Во-первых, в ответе было указано, что «в соответствии со статьей 68 Конституции Российской Федерации республики вправе устанавливать свои государственные языки.

    Конституцией Республики Татарстан установлено, что государственными языками в Республике Татарстан являются равноправные русский и татарский языки».

    Во-вторых, что законом «Об образовании в Российской Федерации» определен порядок изучения «государственных языков» – «в соответствии с законодательством республик Российской Федерации».

    А в-третьих, закон Республики Татарстан «Об образовании» предусматривает, что «государственные языки Республики Татарстан изучаются в равных объемах в рамках федеральных государственных образовательных стандартов соответствующего уровня общего образования».

    Наконец, в-четвертых, министерство ссылалось на постановление Конституционного суда РФ от 16 ноября 2004 года, в котором «паритетное изучение русского и татарского языков как государственных языков Республики Татарстан в общеобразовательных учреждениях также признано не противоречащим Конституции Российской Федерации».

    Вот так все четко расписано с точки зрения законности: ни на что не надейтесь.

    Однако, как уже сказано выше, в эти самые дни в школах Татарии (но не во всех!) родителям наконец-то разрешили делать выбор, чего еще 13 лет назад, в 2004-м, безуспешно добивался выдающийся казанский юрист Сергей Хапугин.

    Именно он, проиграв в Татарстане, получил обтекаемый ответ Конституционного суда, который с тех пор цитируется татарстанскими чиновниками избирательно и в свою пользу.

    Хапугин впоследствии погиб при неясных обстоятельствах. Кто же сейчас сдвинул дело с мертвой точки?

    На моих глазах директор одной из школ говорила родителям: «Ну и что, вот вы написали заявление об отказе от изучения татарского языка? Ведь это ничему не помогло!»

    «Что же помогло?» – следует вопрос. «Путин дал поручение», – объясняет она. Путин помог.

    Но президентское поручение проверить добровольность (все знают, какова эта добровольность при полном отсутствии альтернативы) и законы, которые я цитировала выше, выглядят как два явления, друг с другом не связанные.

    Да, очень хорошо, что российский президент пользуется уважением на всей территории Российской Федерации, и это дает результат. Но юридически это малоосновательно.

    Ельцинская законодательная база под «два государственных языка» сохранена, и победа здравого смысла в любой момент может обернуться его поражением.

    Даже сами директора, давая писать «заявление о добровольности», прибавляли, что это только на 2017/2018 учебный год, а дальше «будем думать».

    Более того: сразу после слов президента РТ Минниханова (еще один президент), что отмена обязательного татарского языка может сказаться на результатах выборов марта 2018 года (с чего бы?) и что «изучение государственного языка не может быть добровольным», в школах пошли разговоры, что обязательный татарский могут вернуть.

    Да, именно так быстро: вышколенные директора реагируют на «сигналы», как сейсмограф.

    Вы представляете, каково в такой обстановке приходится детям? Они просто не могут не понимать, что язык превратился в средство политического шантажа – и это не может быть приятно даже детям-татарам.

    Увы, проблема «суверенного Татарстана» – отнюдь не локальная, она никакими силами не решается на местном уровне. И пока она остается в поле благопожеланий, это будет означать одно: растущее напряжение. Нервозность вокруг татарского языка, подспудную ненависть, которой этот язык сам по себе не заслуживает.

    Решиться она может только из центра – и только юридическими инструментами.

    Для этого должны быть внесены изменения в Конституцию Российской Федерации, с тем чтобы на всей территории России был один государственный язык – русский.

    Должны быть внесены соответствующие изменения в федеральный закон «Об образовании» и прописан его приоритет над республиканским законодательством.

    Нужно без гнева, без оскорбительных выпадов, но решительно вынуть из рук татарской этнократии инструмент, который раз за разом, снова и снова отсылает нас обратно – в начало 90-х годов, во время величайшей слабости российского государства.

    Пока ничего этого нет, есть лишь юридически немотивированное согласие «местами выполнить поручение Путина». И выглядит оно как уступка, как что-то временное.

    Важно понимать, что, если мы оставим законы как есть в надежде «никого не обидеть» – это все равно не поможет. Хуже того: Татарстан является ролевой моделью, глядя на него, подтягиваются и заводятся сопредельные республики – Башкирия, Чувашия, Удмуртия...

    В каждой из них есть этнократия и есть та часть национальной интеллигенции, которая ее обслуживает. Они ждут: что позволят Татарстану? Позволят в рамках – заметьте – не законов, которые нужно сперва продавить, а законов, которые есть прямо сейчас.


    Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

    Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
     
     
    © 2005 - 2020 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •