23 июля, понедельник  |  Последнее обновление — 06:19  |  vz.ru
Разделы

Там такая аура. Даже в армии было куда легче

Текст дня, лучшие материалы блогосферы
Таких любителей гуманизма надо отправить поработать в зону и обязать выполнять работу аттестованного персонала. Я так поработал два года. Считаю, что это два года потерянной жизни. Подробности...

Как «бойцы АТО» оккупировали Лазурный берег

Галина Гужвина, преподаватель математики в Политехническом институте (Ecole Centrale) г. Лиона, Франция
Вчера сидели рядом с семьей на пляже. Муж, тридцати еще нет, сначала договаривался по телефону встретить кого-то в аэропорту Ниццы, а потом звонил на Родину: «Сашк, ну ты сходи, за меня отметься. Как будто я в АТО, а не здесь». Подробности...
Обсуждение: 40 комментариев

Смогут ли подстаканник и кокошник объединить Россию?

Антон Крылов, журналист
Фраза «русский – это тот, чья жена или дочь носит кокошник, а чай они пьют из стаканов с подстаканниками» смотрится мирно и уютно. У этих бытовых предметов есть серьезный шанс стать символом объединения народа, чего никак не могут сделать исторические личности. Подробности...
Обсуждение: 30 комментариев

    Минобороны показало испытания новейшего вооружения

    Минобороны приоткрыло завесу тайны над современными российскими вооружениями, анонсированными Владимиром Путиным в послании Федеральному собранию, такими как беспилотник «Посейдон», гиперзвуковая ракета «Кинжал» (на фото ее пуск с нового носителя) и другие
    Подробности...

    Президенты России и США встретились в Хельсинки

    Владимир Путин и Дональд Трамп начали свой исторический тет-а-тет в финской столице с «серьезного» рукопожатия. Тем не менее один из английских журналистов разглядел, как Трамп подмигнул Путину во время открытой для журналистов встречи. Беседа тет-а-тет продолжалась 2 часа 10 минут
    Подробности...
    Обсуждение: 14 комментариев

    Во Франции после победы на ЧМ-2018 произошли погромы

    Франция второй раз в истории стала чемпионом мира по футболу, обыграв в «Лужниках» Хорватию со счетом 4:2. Эйфелеву башню подсветили в национальные цвета, а болельщики в Париже встретили победу своей сборной бурным ликованием, перерастающим в беспорядки
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:«Искандер-М» уничтожил «командный пункт противника»

        Главная тема


        Победа Усика в Москве стала символом поражения Порошенко

        «куда направить конек»


        Фигуристке Медведевой в Канаде открыли «абсолютно новый мир»

        армия и вооружение


        Западные СМИ: Россия преподала США урок работы без раздутых военных бюджетов

        война на украине


        Киев сформировал спецподразделение снайперов в Донбассе

        шпионский скандал


        Стало известно об увольнении директора аналитического центра Роскосмоса

        политические спекуляции


        Британский историк выставил советских солдат «пожирателями» породистых скакунов

        массовое неповиновение


        Магаданские подростки отбили товарища у инспектора ГИБДД

        «президент высказал мнение»


        Политолог: Путин поддержал конструктивную дискуссию вокруг будущих пенсий

        иск на 12 млрд долларов


        Нафтогаз оценил возможность мирового соглашения с Газпромом

        «провокация Кей-Джи-Би»


        Ирина Алкснис: На финишной прямой чемпионата Кремль нанес удар, которого никто не мог ожидать

        «хрен да душа»


        Андрей Бабицкий: Латышский писатель сообщил, что «русские» это вовсе не национальность

        «борьба с сексизмом»


        Лев Пирогов: Хочется взглянуть на проблему равноправия полов с научной точки зрения

        на ваш взгляд


        Госдумой рассматриваются предложения облегчить визовый режим для иностранцев. Насколько открытой для иностранцев должна быть Россия?

        «Деревня пока еще есть»

        Лауреат премии «Русский Букер» Андрей Дмитриев – о деревенской прозе, переменах в обществе и неоднородности России

        5 декабря 2012, 21:05

        Текст: Кирилл Решетников

        Версия для печати

        «Cейчас, после весны 2012-го, в обществе что-то сдвинулось, и оно потянулось к разговору о том, что есть добро и зло, что есть ложь и правда. Ранее это считалось несущественным», – заметил в интервью газете ВЗГЛЯД писатель Андрей Дмитриев. 4 декабря он стал лауреатом премии «Русский Букер».

        Престижную литературную премию Андрей Дмитриев получил за роман «Крестьянин и тинейджер», погружающий читателя в жизнь российского села. Герои книги – сельский житель средних лет и городской подросток, уехавший в деревню с целью переждать призыв в армию.

        ВЗГЛЯД: Ваш роман во многом посвящен нынешнему положению дел в российской деревне. Чем объяснить, что автором резонансного произведения на такую тему оказались вы – городской писатель, житель мегаполиса?

        Андрей Дмитриев: На самом деле, я хорошо знаю деревню. Я – псковский мальчик,  провел большую часть детства на Псковщине в разных деревнях, куда ездил каждое лето. Подолгу жил в деревнях Тверской области, неплохо знаю деревенскую жизнь Ленинградской, Новгородской, Смоленской областей. То есть моя географическая «привязка» – Запад и Северо-Запад. Я провел в деревнях значительную часть жизни, и нарисованная мной картина – отчасти собирательная. Деревня, которая описана в романе, – это примерно то место, где живет писатель Глеб Шульпяков, у него там дом. А трехэтажку, которая упоминается в тексте, я взял из села Никульчино Починковского района Смоленской области (это, кстати, те края, где родился Твардовский). Там три бетонные трехэтажки – впрочем, не знаю, стоят ли они до сих пор. Я взял одну. Но в основном место действия «Крестьянина и тинейджера» – это тверская деревня. Тверская область, Вышневолоцкий район. Вообще я плохо придумываю, я не выдумщик. Пишу в основном с натуры.

        ВЗГЛЯД: 4 декабря, в день, когда вы стали лауреатом «Букера», умер Василий Белов – один из самых заметных писателей-деревенщиков. По-вашему, жива ли традиция деревенщиков в современной русской литературе? И если да, то кто ее продолжает – может быть, вы?

        А.Д.: Нет, я, конечно, не являюсь ее продолжателем. Деревенская проза и проза о деревне – это разные вещи. То, что называют деревенской прозой, основано на неком мифе. Под мифом я в данном случае подразумеваю не вранье, а определенную конструкцию, модель мира.

        Миф этот был задан, по большому счету, двумя произведениями, которые написали два городских человека. Одно из них – это рассказ Юрия Казакова «Запах хлеба», а другое – рассказ Солженицына «Матренин двор». Там существенно противопоставление города и деревни: город – это упадок и растление, а в деревне живут праведники, деревня сохраняет подлинную жизнь. Не могу сейчас подробно теоретизировать, но в целом вся деревенская проза, конечно, основана именно на этом. И, конечно, речь в ней идет также о трагедии деревни. Деревни, уничтожаемой властью и пожираемой городом.

        Думаю, что деревенской прозы в этом смысле уже давно не существует. Она сошла на нет, перешла в какую-то ксенофобию. Впрочем, что с ней произошло – это отдельный вопрос, довольно сложный. Если говорить о каком-то продолжении, о том, что осталось, то я бы назвал Бориса Екимова. Это, может быть, единственный большой, мощный писатель, который по-прежнему пишет о деревенских жителях. Конечно, это уже не та деревенская проза, что была в 1970-х, но все-таки, поскольку деревня пока еще есть, есть и литература о ней.

        ВЗГЛЯД: А писатели младшего поколения о деревне не пишут?

        А.Д.: Сложный вопрос. Могу назвать уральского писателя Евгения Касимова, получившего в этом году премию «Ясная поляна». Распутину присудили эту премию в номинации «Современная классика», мне – в номинации «Детство. Отрочество. Юность», а Касимову – в номинации «XXI век». Касимов – интересный автор. Но это не то чтобы проза о деревне, это разговор о людях. Я вообще делю всю литературу на ту, которая о людях, и ту, которая является умозрительной. На литературу о себе, о собственных фрустрациях и литературу о других. Это две разные литературы. Я пишу о других. А Пелевин, например, пишет о себе.

        ВЗГЛЯД: По-вашему, можно ли надеяться, что нынешний упадок деревни будет преодолен?

        А.Д.: Понимаете, Россия очень разная. Я был весной в Чувашии и видел тамошнее село – три тысячи домов, жил там в татарской семье. В соседних селах – примерно по 700 домов, по местным меркам немного. Конечно, там плохо с работой, люди уезжают в Нижний Новгород, в Казань, в Москву. Но потом они все-таки возвращаются в село, их дом там. Если говорить о деревне, то мне кажется, что в этих краях, в Поволжье, остается что-то живое.

        А что касается нашей северо-западной и западной деревни, то она практически обречена. Когда Вячеслав Глазычев незадолго до своей смерти сказал, что Псковская область будет присоединена к Ленинградской по причине отсутствия людей, это был для меня шок, но мне было ясно, о чем он говорит. Ведь я помню, как в пору моего детства Великолукскую область присоединили к Псковской. Понимаете, какова тенденция? С этим ничего нельзя сделать.

        Жизнеспособны лишь те территории, где группируется большое количество людей, как в той же Чувашии. Там живут чуваши, татары, мордва, русские старообрядцы. Они живут вместе, сидят за одним столом. Конечно, подначивают друг друга. Но они как-то сосуществуют, и дай Бог, чтобы сосуществовали дальше. Или вот, например, Борис Екимов пишет про казачьи деревни, где еще остается какой-то драйв. А Псковская область, Тверская, Новгородская – там хана, там все очень депрессивно. Думаю, что пока в России не сменится режим правления и не появится пространство для настоящей, деятельной свободы, такие регионы будут обречены. Потому что соответствующие инстанции в России заняты не какой-то полезной деятельностью, а удобствами управления.

        ВЗГЛЯД: Среди членов жюри «Букера» был Роман Сенчин – автор трагического романа «Елтышевы», который тоже посвящен деревне, а конкретнее – ее  упадку и гибели. «Елтышевыми» многие восхищались, но, тем не менее, эта книга не только не взяла в свое время «Букер», но и вообще, по-моему, не произвела того эффекта, который могла бы произвести. Не кажется ли вам, что общество равнодушно к этой тематике, что судьба деревни нынешних горожан не интересует?

        А.Д.: Мне кажется, что сейчас, после весны 2012-го, в обществе что-то сдвинулось, и оно потянулось к разговору о бинарных оппозициях, о том, что есть добро и зло, что есть ложь и правда. Ранее это считалось несущественным. Я как педагог по студентам вижу, что перемены действительно происходят. За последние три года студенты изменились: они стали читать. Лет пять назад этого не было. Так что в обществе, мне кажется, наметились правильные, хорошие тенденции. А что касается «Елтышевых», то это замечательный, сильный роман, и это тот редкий случай, когда писатель из поколения 30-40-летних вырос, стал более зрелым. Раньше Сенчин писал о своих личных обидах, а в «Елтышевых» он написал о людях.

        ВЗГЛЯД: Как вы думаете, есть ли у вас шанс повлиять вашей книгой на общественный климат, на степень осознания тех проблем, которые в ней обозначены? И вообще, может ли литература в наши дни что-то изменить?

        А.Д.: Сама по себе литература изменить ничего не может, хотя, с другой стороны, в свое время она изменила мир. Ведь именно литература, по большому счету, совершила Великую французскую революцию, а также все, что за ней последовало. Но если говорить о том, влияют ли книги непосредственно, сразу, то это, конечно, происходит далеко не всегда. Великая французская литература, литература энциклопедистов, создала сегодняшнюю Францию. И больше литература во Франции не нужна – нужны вино, сыр, футбол. А литература свое дело уже сделала. То есть она работает долго.

        Если же говорить о непосредственном, быстром влиянии, то литература может помочь отдельно взятому человеку. Ведь что такое процесс чтения? Это примерно как игра музыканта по партитуре, только партитура в данном случае – это текст, а инструмент – это опыт, личная жизнь и воображение читателя. Мы не можем отследить, как и кому литература помогает или не помогает. Но вот я, например, много наблюдаю за тем, как ругаются люди в толпе – люди, которые никогда не читали книг. Вся их ругань взята из литературы. Опосредованные цитаты, крылатые фразы и т.д. Что именно и откуда взято, уже не важно. Но литература разлита в мире подобно тому, как в воздухе разлит азот, присутствующий в нем наряду с кислородом. Мы его не чувствуем, но жить без него не можем. Мир литературен, что бы сейчас ни говорили про гаджеты. Гаджеты ведь тоже литературны.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2017 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost Apple iTunes Google Play
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............