Взгляд

НОВОСТЬ ЧАСА

ВОЗ пересмотрела позицию по вакцинации детей от коронавируса

24 июня, четверг  |  Последнее обновление — 08:50  |  vz.ru
Разделы

Умершие от коронавируса не оценят «актерской находки» Бероева

Алексей Свет
Алексей Свет, главный врач Первой городской больницы имени Н. И. Пирогова в Москве
Я предлагаю открыть в наших «красных зонах» рестораны для непривитых, очень удобно: мы в СИЗ принимаем заказ, потом, если что, и гормоны дадим, и интубируем, главное, чтоб свобода была, чтоб, значит, в ресторан. Подробности...
Обсуждение: 20 комментариев

Футбол в России надо заменить лаптой и городками

Илья Переседов
Илья Переседов, журналист-аналитик
На мой внешний взгляд не-болельщика, увлечение футболом в России стало национальной вредной привычкой, наравне с курением, алкоголизмом и злоупотреблением пищей. Подробности...
Обсуждение: 40 комментариев

Процесс вакцинации пошёл

Валерий Федоров
Валерий Федоров, директор ВЦИОМ
Несмотря на плач Ярославны насчёт того, что «наш тёмный и тупой народ» не хочет прививаться и не примет обязательной вакцинации, опубликованные сегодня результаты опроса ВЦИОМ показывают: 49% положительно оценили введение элементов обязательной вакцинации (30% осудили). Подробности...
Обсуждение: 9 комментариев

В Крыму из-за сильных ливней введен режим ЧС

В Крыму выпало полторы месячные нормы осадков из-за мощных ливней. На востоке Крыма, особенно в районе Керчи, оказались подтоплены почти 300 домовладений, больше сотни людей эвакуированы. На территории всего полуострова ввели режим ЧС
Подробности...

Переговоры лидеров России и США в Женеве

Президенты России и США Владимир Путин и Джо Байден встретились на вилле Ла Гранж в Женеве. У входа на виллу лидеры обменялись улыбками и рукопожатием. Это первый российско-американский саммит с лета 2018 года, когда Путин встречался с Дональдом Трампом в Хельсинки
Подробности...

Умер дважды Герой Советского Союза космонавт Шаталов

Дважды Герой Советского Союза, совершивший три космических полета, Владимир Шаталов ушел из жизни на 94-м году жизни. Во время одного из его полетов впервые в мире была осуществлена ручная стыковка космических кораблей
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...
18:40

В Бурятии завершают установку виртуального концертного зала в рамках нацпроекта «Культура»

В городе Закаменск в Бурятии подходит к концу монтаж и установка виртуального концертного зала, приобретенного на средства федерального проекта «Цифровая культура» нацпроекта «Культура».
Подробности...
17:11
собственная новость

Для школ Ленобласти закупят музыкальные инструменты на 60 млн рублей

Детские школы искусств Ленинградской области получат новые музыкальные инструменты, оборудование и литературу, кроме того, будет произведена реконструкция Лодейнопольского детского центра эстетического развития.
Подробности...

    НОВОСТЬ ЧАСА: ВОЗ пересмотрела позицию по вакцинации детей от коронавируса

    Главная тема


    Британский эсминец проверил боеготовность Крыма

    срок годности


    Словакия собралась перепродать партию «Спутника V» другим странам

    борьба с паникой


    Украинцам дали советы на случай «войны» с Россией

    повреждение легких


    Пульмонолог объяснил причины наступления смерти из-за курения вейпа

    Видео

    европейские санкции


    Ради наказания Лукашенко Литва лишает себя миллиардов долларов

    «квартирный вопрос»


    «Друзья Донбасса» отомстили премьеру Швеции

    Крупные потери


    Трагедия советских подводников опровергает миф о начале Великой Отечественной

    ПРО США Aegis Ashore


    Америка получила возможность нанести удар по Уралу

    российская сборная


    Илья Переседов: Футбол в России надо заменить лаптой и городками

    противопрививочники


    Сергей Мардан: Ковид-диссидентов нужно принудить или изолировать

    выборы в Армении


    Геворг Мирзаян: Армяне сдали свою страну

    Случайный выстрел


    Как перевернулось дело инспектора из-под Новосибирска, застрелившего нарушителя

    на ваш взгляд


    Как вы отнесетесь к появлению представителя ЛГБТ в сборной России по футболу?

    Вернуться прежним человеком

    Глеб Шульпяков    9 февраля 2007, 11:16
    Текст: Владислав Поляковский, Ксения Щербино

    Глеба Шульпякова представлять не нужно. Переводчик Одена и Теда Хьюза, друг недавнего нобелиата Орхана Памука, поэт и эссеист, Шульпяков для литературного мира давно уже фигура со своим оригинальным колоритом.

    Давно уже не секрет, что наиболее значительные в массовом плане литературные явления в поэзии последних лет (например, Вера Павлова, Андрей Родионов), удивляющие своей кажущейся простотой, характерны именно для столицы. Провинциальные авторы же сосредоточены на более «навороченных» текстах.

    Такая принципиальная полярность столицы и провинции свойственна не только литературе. Так провинциал, приезжая «покорить Москву», удивляется, как скромно одеты москвичи. Не столь давно так ощущал себя «новый» русский, изумляясь спокойной «затрапезности» Европы.

    Разница эта формальна. Подчеркивая насыщенность столичной жизни, она выявляет глубокий смысл, не затененный узорчатым обрамлением.

    Открывающее книгу стихотворение:
    невысокий мужчина в очках с бородой
    на чужом языке у меня под луной
    раскрывает, как рыба, немые слова
    я не сплю, ты не спишь, и гудит голова –

    характерно для Шульпякова нынешнего этапа и позволяет отследить основные принципы его поэзии.

    Во-первых, это принципиально простой метрический строй; во-вторых, словно в противовес, несколько сложная для массового читателя (хотя и не по меркам современной поэзии) образность, отказ от заглавных букв. Можно увидеть в этом и внутренний конфликт автора, пытающегося найти баланс между читабельностью для широкого читателя и поэтичностью:
    значит, что-то и вправду случилось со мной,
    пела птичка на ветке, да стала совой,
    на своем языке что-то тихо бубнит,
    и летит в темноте сквозь густой алфавит.

    Шелкопись Шехерезады

    Вещи и предметы Шульпякова, как мы знаем еще по книге туристических эссе «Персона Grappa», будто нарочно довольно общи и известны всякому

    В чем-то Шульпяков повторяет заветы своего друга Орхана Памука, нобелевского лауреата 2006.

    В книге «Меня зовут Красный» тот пишет об искусстве арабской миниатюры. Мол, художник должен пятьдесят лет подряд рисовать лошадей, лишь тогда он научится хоть чему-то. А лучшие рисунки сделаны в темноте: ведь настоящие художники через пятьдесят лет работы слепнут и привыкают рисовать по памяти.

    Не то же происходит с поэтом? Не является ли его ремесло той же попыткой нарисовать мир по памяти?

    Не обязательно прорисовывать каждое лицо в отдельности, чтобы понять общую картину мира. Как говорит дерево у Памука: «Благодарю Аллаха, что меня рисовали по-нашему. Ибо я хочу не просто быть деревом, а еще и нести какой-то смысл».

    Дерево, растущее из этого «Желудя», могло бы сказать то же самое:
    эта музыка в нас, как вода подо льдом
    безымянной реки, уходящей винтом
    сквозь ворованный воздух в сады облаков.

    Новое письмо Шульпякова чем-то напоминает арабскую живопись. «Тысяча и одна ночь» в красках, пестрые шелка Шехерезады, беспечный рассказ о происходящем вокруг. Не фокусируясь на лишних подробностях, автор описывает свой быт:

    итак, этим летом я жил на даче
    (дача была не моя, чужая –
    друзья разрешили пожить немного).

    Здесь нет эмоционального накала; нет и особой, выпуклой событийности. Все кажется знакомым и простым – неновым, и оттого, может быть, чуть более искренним.

    Талантливый мистер Grappa

    С цикла «Запах вишни» открывается иная сторона автора – его аскетический внутренний мир
    С цикла «Запах вишни» открывается иная сторона автора – его аскетический внутренний мир
    С векторами более или менее разобрались; о чем же говорят нам эти стихи? Стихи эти с нарастающей инерцией смешивают два плана: красочно-вещественный и аскетично- душевный.

    Вещи и предметы Шульпякова, как мы знаем еще по книге туристических эссе «Персона Grappa», будто нарочно довольно общи и известны всякому. Еще в эссе удивляет излишне традиционный выбор городов. Но стоит за этим восторг человека, впервые попавшего в Стамбул или Венецию, Прагу или Москву.

    Человека, воскрешающего в читателе чистое и незамутненное видение предметов, которые мы давно присвоили себе как нечто само собой разумеющееся – присвоили и перевели в ранг привычных «культурных символов». Присвоили и перестали обращать на них внимание, благо «это уже известно и понятно».

    По мнению автора, рано еще переставать восхищаться. В этой ситуации Шульпяков не видит иного выхода кроме как изумиться, испытать восторг новичка, дабы разбередить в благодарном читателе собственные переживания, заставить посмотреть на серую и загазованную Москву глазами первый раз видящего ее провинциала, пробудить изначальное видение предметов и вещей. Это, можно сказать, и цель, и средства:

    какой-нибудь полузабытый мотив
    на старом базаре, и сердце разбито,
    а в небе качается белый налив,
    и тянется вдоль переулка ракита.

    И только где-то на середине книги становится понятным, что и это не все и не главное. С цикла «Запах вишни» открывается иная сторона автора – его аскетический внутренний мир.

    Можно долго спорить и доказывать, что «вещественный» Шульпяков ярче и продуманнее, что краски и предметы у него получаются лучше. Но именно здесь мы натыкаемся на краеугольный камень поэтики Шульпякова, которому восторг и изумление служат лишь средствами.

    Все дело в том, что Шульпяков (нет, даже не сам Шульпяков – литературный обозреватель и до недавнего времени ведущий вечеров в магазине «Букбери», лауреат премии «Триумф», а его образ, identity, спроецированное на книгу) – молодой человек и наш современник, а значит, он такой же обитатель такого же мира, что и все его читатели.

    Стало быть, и все его проблемы – и предметные, и душевные – при всей их уникальности столь же свойственны и всем нам. Шульпяков моделирует свой внутрипоэтический мир по образу и подобию мира реального, а значит, и задача его не описательная, но собирательная. Задача простая и известная всем без исключения.

    Как понять себя, осознать себя в мире, попытаться соотнести себя, свои привычки, мысли и переживания – с этим миром, вековыми культурами, яркими пейзажами и вкусной кухней, понять: как же оно все работает вместе?

    Вот есть я – это я; есть мир – это мир, есть я в мире, но как же так, черт возьми, что это – одно целое? Вот этими вопросами и задается Шульпяков, и «Желудь» – лишь проводник, заставляющий человека снова – после всех миров и фантазий – почувствовать себя все тем же обычным человеком, в насквозь обычном (и таком странном и непонятном) мире и задуматься еще раз – ну а как же оно все-таки, а?


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •