18 ноября, понедельник  |  Последнее обновление — 04:45  |  vz.ru
Разделы

Бьет – значит, не любит

Анна Долгарева, журналист, поэт, военный корреспондент
Совершенно непонятно, как будет работать закон о семейном насилии. Разобраться бы с существующими. Чтобы женщины не боялись идти в полицию. Чтобы им было куда уходить от насильника. Вообще – было куда идти. Подробности...
Обсуждение: 39 комментариев

Главный панк России против торжествующего либерализма

Антон Крылов, журналист
35-летний юбилей группы «Гражданская оборона» прошел практически незамеченным. А зря. Потому что, когда мы говорим про настоящий русский рок – мы говорим именно и прежде всего про «Гроб». Подробности...
Обсуждение: 27 комментариев

Без штампа в паспорте о браке нет будущего

Петр Акопов, заместитель главного редактора газеты ВЗГЛЯД
Нужно ли оформлять семейные отношения официально? Дискуссии на эту тему возникают постоянно – вот и сейчас спор о том, «что дает печать в паспорте», увлек общество. Спорят на самом деле не о том: дело вовсе не в печати, а в отношении к семье как таковой. Отторжение «бумажки» – это не борьба с отжившими формальностями или государством. Подробности...
Обсуждение: 250 комментариев

    Историк Соколов в бронежилете на следственном эксперименте

    В пятницу арестованного историка Олега Соколова привезли на следственный эксперимент на набережную реки Мойки в Санкт-Петербурге, где, по данным следствия, он пытался утопить отрубленные руки своей убитой молодой невесты
    Подробности...

    На автомобильном салоне в Дубае показали люксовые суперкары

    В Дубае проходит ежегодный автомобильный салон. Это главная подобная выставка на Ближнем Востоке, проводится она с 1989 года. И хотя соперничать по статусу с главными автосалонами мира мотор-шоу в ОАЭ не может, крупнейшие автопроизводители нередко показывают здесь свои новинки
    Подробности...

    Венеция ушла под воду

    Венеция, знаменитый прибрежный город на северо-востоке Италии, снова оказалась под ударом стихии. На этот раз вода поднялась до рекордных за последние 50 лет значений и затопила исторический центр. На площади святого Марка не осталось ни голубей, ни туристов – уровень воды достиг 1 метра
    Подробности...
    Обсуждение: 6 комментариев

        НОВОСТЬ ЧАСА:Опубликовано видео ракетных ударов российских вертолетов в Киргизии
         |  vz.ru

        Читайте также

        Эдуард Марцевич: «Чиновники – это актуально!»

        «Актер думает сердцем, а не мозгом. Режиссер думает структурально, тянет идею, а актер должен думать сердцем»
        Эдуард Марцевич    8 января 2007, 10:40
        Фото: russiantheater.ca
        Текст: Андрей Морозов

        Премьер Малого театра Эдуард Марцевич отметил юбилей. Артист, которому исполнилось семьдесят, находится в хорошей творческой форме, много работает на сцене и снимается в кино. О консерватизме и о том, чего же нового в нем, в консерватизме, может быть, Эдуард Марцевич рассказывает корреспонденту газеты ВЗГЛЯД Андрею Морозову.

        - Эдуард Евгеньевич, я заметил, что актеры Малого театра стали использовать мини-микрофоны на спектаклях. Он не мешает вам?
        - Нет, не мешает. В этом есть элемент новизны для нашего театра. Несколько лет назад их использовал в «Свадьбе Кречинского» Виталий Соломин. Юрий Мефодьевич решил использовать этот прием в «Таинственном ящике» по пьесе Каратыгина.

        «По своим убеждениям немножко консервативен, ведь по гороскопу я Козерог. Я люблю все проверенное временем, испытанное им. Но во всем должна быть и новизна » Мне кажется, что это больше подчеркивает театральное зрелище. Я выхожу в зал и приглашаю зрителей на представление, в котором есть элементы карнавала, шоу.

        Для того, чтобы все было слышно, чтобы забрать зал, и используются эти микрофоны. Это не просто рядовое исполнение еще одного водевиля, как в старом Малом театре.

        - Малый театр славится своим консерватизмом. Но говорят, что от любого консерватизма попахивает нафталином. У вас нет ощущения, что им пахнет в вашем театре?
        - Знаете, я сам за традиции, а по своим убеждениям немножко консервативен, ведь по гороскопу я Козерог. Я люблю все проверенное временем, испытанное им. Но во всем должна быть и новизна.

        - Что же нового может быть в консерватизме?
        - Новизна заключается именно в том, что, когда к нам в театр приходит зритель, есть возможность соприкосновения его сердца со своим. Ведь актер думает сердцем, а не мозгом. Это режиссер думает структурально, тянет идею, а актер должен думать сердцем.

        Почему сегодня зритель гомерически хохочет на «Ревизоре» или смотрит затаив дыхание другой спектакль в Малом? Потому что все очень реалистично и безо всяческих закидонов, например, как чесание правого уха левой ногой.

        Новизна спектаклей в том, насколько их тема звенит в сегодняшнем дне. Вот в «Ревизоре» мы затронули тему чиновничества. Чиновники – это сегодня актуально! Чуть раньше у нас поставили «Царя Бориса», а у нас был царь в лице президента. Теперь тот спектакль звенит меньше. Новизна Малого театра в том и состоит, что его спектакли помогают найти смысл в сегодняшнем дне.

        - Вы уверены, что только традиционный театр, а не суперсовременный может отражать тему дня?
        - Лично я против модернизма. Я не люблю, когда на сцене ругаются матом, когда в «Ревизоре» на сцене делают какую-то тюрьму. Таким режиссерам мне хочется сказать: «Ну напиши сам пьесу и ставь ее как хочешь». Автор писал одно, и время показало, что пьеса актуальна.

        Например, тот же «Вишневый сад». Какой-то литовский режиссер вдруг ставит ее по принципу «не так, как у вас в России ее ставят, по-своему поставлю». Мне кажется, что это больше похоже на самовыявление или на игру в гениальность.

        Я некоторое время изучал теорию Брехта; у него театр – это некая созерцательность, интеллектуальное осмысление. Я видел брехтовские спектакли и в Москве, и в Берлине. Но знаете… все это не наше, не русское.

        - Что вы скажете о молодых актерах Малого? Удастся ли им сохранить его традиции и не попасться на удочку современности с ее беспринципностью и жаждой наживы?
        - Юрий Мефодьевич в последнее время набирает в театр молодежь именно из Щепкинского училища и прямо тут, в театре, продолжает вести школу. Я вижу, как им нравятся традиции именно Малого театра.

        Эдуард Марцевич
        Эдуард Марцевич

        Новое поколение артистов, как и новое поколение зрителей, делает этот театр современным. Публика часто стоя аплодирует после наших спектаклей. Жалко, что о нашем театре не пишут, а если пишут, то с некоей иронией. Я не люблю читать рецензии, хотя приятно, когда тебя хвалят.

        Я глубоко уверен, что Соломин правильно делает, воспитывая огромную молодую труппу молодежи в театре. Они должны быть продолжателями дела, которому вот уже исполнилось 250 лет.

        Среди них есть люди, которые преданы театру и сердцем, и душой. Старшее поколение должно им показывать пример служения в этом храме. Я видел в Италии францисканские монастыри, как там служат монахи…

        - Простите, но то церковь, а тут – театр.
        - Понимаете, есть искусство шоу-бизнеса, а есть служение духу, сердцу.

        - Ваши родители были причастны к театру. Ваши сыновья тоже пошли в театр. Вы не предупреждали их о суровости актерской жизни, не отговаривали?
        - Нет. Как ни странно, но я не переубеждал их и не отговаривал. Один сын закончил Щепкинское училище, пробовал себя в актерском деле, но потом закончил менеджерские курсы и сейчас служит заместителем директора театра Джигарханяна. Он у нас дома как квартирант – в театре пропадает с утра до ночи. Второй сын сейчас пришел в Малый.

        - Вы предупреждали их, что актерский хлеб не простой и что актерство не самое прибыльное дело сегодня?
        - Конечно. А что им, идти воровать?.. А как мы живем? Получаем зарплату, где-то роль в кино мелькнет, вдруг президент дал нам грант. Вот так и живем.

        Я не понимаю, когда за один концерт получают гонорар 100 тыс. долларов. Не понимаю. Там (показывает в сторону. – А.М.) всего два метра, туда все не унесешь. Можно жить и просто, по-человечески. Я бывал в Америке на гастролях, жил в гостях у миллионеров… Знаете, это все чужое.

        - Любая профессия учит человека чему-нибудь. Чему научила вас ваша профессия как мужчину, как человека?
        - Научила выстаивать в жизни. Именно выстаивать, а не выживать. Главное в моей профессии – сохранить то, что дал Господь Бог. То, что он дал своим прикосновением, – талант, или, как говорят, искру Божию. Все хотят ее разбить, как бокал. Многие хотят, чтобы ее, этой искры, не было. Сохраняя ее, ты все время находишься в бойцовской форме, чтобы не дать никому дотронуться до нее. Не дай бог, чтобы чья-то грязная лапа залезла к тебе в душу и дотронулась до нее. Тогда ты уже не актер.

        - Не удержусь спросить про вашу популярность. Знаю, что вы были кумиром сотен, тысяч советских женщин, что у вас были поклонницы. Как вы решали эту проблему в непростое советское время?
        - В каком смысле «решал проблему»?.. Никак не решал. Просто нравиться женщинам – это одно, а вот чтобы со всеми… Ну я не петух же какой-то, чтобы со всеми!.. (Смеется.) Да, были какие-то романы. Но я женился, остепенился, пошли дети.

        Эдуард Марцевич и Анна Варпаховская
        Эдуард Марцевич и Анна Варпаховская

        А вот после Гамлета были и угрозы, портили спектакли. Например, мне надо читать монолог «Быть или не быть», а в зале начинались какие-то шумы, зрители начинали требовать их прекратить. Или возвращаюсь я после спектакля домой, а кто-то сверху кидает в меня бутылку кефира. А что было в подъезде написано на стенах! Всякое было. Сейчас этого, слава богу, нет. Возраст!

        - В одном из интервью вы рассказывали, как Лоуренс Оливье учил вас играть Гамлета. Что вам запомнилось из его трактовки?
        - Его Гамлет был в том, что его надо было играть в 29 лет.

        - Почему именно в 29?
        - (Смеется). Потому что он играл его в 29, а не в 22, как я. Он так и сказал мне: «Гамлета надо играть в 29 лет». К сожалению, я только недавно увидел фильм, где он играл Гамлета. Кажется, лучше Гамлета я не видел.

        - Даже наш Смоктуновский не то?
        - Даже наш Смоктуновский. Иннокентий Михайлович – великий артист, он до кончика ногтей артист. Я его поклонник, но я сам играл Гамлета и, наверное, могу быть необъективен. Это все-таки дело вкуса.

        Если говорить о любимых актерах, то из западных мне нравятся Оливье и Брандо, а из русских – Симонов и Смоктуновский. Они со мной одной крови, и я могу бесконечно смотреть их работы, получать удовольствие от их искусства.

        Брандо – божественный актер! Его роль в «Крестном отце» – предел мечтаний. Он же ничего там практически не делал, но какое впечатление! А «Последнее танго в Париже»! Это что-то гениальное!

        Когда мы снимали «Красную палатку» в Италии, то ходили в кинотеатры на его фильмы. Он был в черном костюме, играл какого-то разведчика. А Смоктуновский был актером и в жизни. Нет, не выпендрежник, у него природа была такая – он хотел, чтобы видели, как он взял яблоко и как он откусил его или как он ест пирожное, как пьет чай. Он делал все это красиво.

        - В начале беседы вы сказали, что актер должен думать сердцем. Но ведь сердце не только что-то абстрактное, но и физический орган. Вдруг в какой-то момент оно не выдержит?
        - И не выдерживает. Поэтому надо себе некую охрану сделать, например бывать у врачей. Они давление проверят: «Ой, 115 на…». Значит, надо валокординчика выпить. Надо охранять себя. Я до сорока лет вообще не болел, а потом как начались стрессы, стрессы…

        Но актер все равно должен думать сердцем. Наше искусство эмоционально, а не рационально, да и время сейчас – время рационалистов. А когда ты на сцене… Какое это счастье, когда происходит соединение твоего сердца со зрителями, как они потом кричат «браво», несут цветы. А их аплодисменты! Все, что ты им отдал на сцене, всю энергию они возвращают тебе... Ой, господи, как это хорошо! И вот тогда после спектакля приходишь домой и можешь выпить рюмочку.

        - Валокордина?
        - Зачем? Водочки!.. Валокордин надо пить, когда погода плохая (смеется).



        ← На главную страницу Письмо в редакцию Подписка на новости
         
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............