14 ноября, четверг  |  Последнее обновление — 18:50  |  vz.ru
Разделы

Табу на разговоры о смерти мешают жить

Святослав Шевченко, Председатель комиссии по вопросам семьи Благовещенской епархии
Нам всем нужно лечиться от равнодушия. И начинать с малого – внимательности к ближнему. Ближний – это тот, кто сейчас находится рядом с нами. Возможно, именно в этот момент человек нуждается в поддержке или просто добром слове. Подробности...

«Малефисента» – это ментальная диверсия Голливуда

Владимир Можегов, публицист
Антонио Грамши говорил, что прежде чем совершать мировую революцию, большевикам необходимо завоевать «царство культуры». Последователи Грамши неуклонно следуют его канонам, причем на самом базовом, фундаментальном, мифологическом уровне. Подробности...
Обсуждение: 28 комментариев

Кто и как нам рассказывает «правду»

Андрей Бабицкий, журналист
Если вы видели странных людей, митингующих возле мэрии в Москве, то, значит, имеете представление о том наборе персонажей, которые задают тон на «Настоящем времени» - дочке американской пропагандистской машины под названием «Радио Свобода». Подробности...
Обсуждение: 20 комментариев

    Венеция ушла под воду

    Венеция, знаменитый прибрежный город на северо-востоке Италии, снова оказалась под ударом стихии. На этот раз вода поднялась до рекордных за последние 50 лет значений и затопила исторический центр. На площади святого Марка не осталось ни голубей, ни туристов – уровень воды достиг 1 метра
    Подробности...
    Обсуждение: 5 комментариев

    Сборка первого серийного самолета Су-57

    Появились кадры сборки первого серийного истребителя Су-57, проходящей в Комсомольске-на-Амуре на авиазаводе им. Гагарина. Замминистра обороны Алексей Криворучко пообещал, что самолет поступит в ВКС уже к концу года, а в следующем году армия получит еще один такой истребитель
    Подробности...

    На Красной площади прошел марш в честь годовщины парада 1941 года

    На Красной площади в Москве прошел марш в честь 78-й годовщины знаменитого парада 7 ноября 1941 года, который историки считают одним из важнейших эпизодов Великой Отечественной войны. Тогда около 28 тысяч советских солдат прямо с парада отправились на передовую
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Путин призвал страны БРИКС брать на себя лидирующую роль в ООН
         |  vz.ru

        Читайте также

        Конец времен

        Спектакли недели: «Король лир» в «Сатириконе», «Антоний & Клеопатра. Версия» в «Современнике». Ведущие московские театры переосмысливают Шекспира
         Актеры Сергей Шакуров в роли Марка Антония и Чулпан Хаматова в роли Клеопатры во время погона спектакля "Антоний и Клеопатра"    22 октября 2006, 15:01
        Фото: ИТАР-ТАСС
        Текст: Алиса Никольская

        На этот раз внятным открытием сезона можно считать начало октября. Сентябрь выдался неурожайным и по количеству, и по качеству вышедших спектаклей. Зато теперь есть на что обратить внимание. Практически все крупные театральные коллективы поднатужились и обнародовали давно готовившиеся работы. И оказалось, что одним из самых ходовых драматургов по-прежнему остается великий бард сэр Уильям.

        Уже третий сезон подряд Юрий Бутусов ставит в столице исключительно Шекспира. Как следствие, его спектакли подвергаются неизбежному сравнению. Что при всей их разности закономерно.

        Ибо Бутусов всегда ставит во главу угла одно – человеческую историю. Его «Гамлет», выпущенный в минувшем сезоне в МХТ, привлекал четко выстроенной системой отношений и полным отсутствием пафоса. Приходила мысль, что наконец-то все стало понятно про принца Датского, его поступки и метания. Гамлет и компания оказались сброшены с котурнов и обрели человеческие лица, мысли, страхи и радости.

        Позвоните родителям

         Актеры Константин Райкин в роли короля Лира и Денис Суханов в роли Графа Глостера в сцене из спектакля режиссера Юрия Бутусова «Король Лир»
        Актеры Константин Райкин в роли короля Лира и Денис Суханов в роли Графа Глостера в сцене из спектакля режиссера Юрия Бутусова «Король Лир»
        Такое же ощущение возникло и на «Короле Лире» в «Сатириконе». Герои перестали быть персонажами пьесы и превратились в людей. Однако это не сделало их мелкими, не снивелировало их конфликты.

        Наоборот, буря страстей, переживаемая ими, стала вызывать живейший отклик. Бутусов не стал привязывать внешний антураж к какой-то конкретной эпохе, что справедливо – эта история могла приключиться когда угодно и с кем угодно.

        Заглавие пьесы режиссер, естественно, не изменил, но в действительности «Лир» Бутусова – не о короле, а о его семье. Точнее, о двух семьях: собственно Лира и герцога Глостера.

        В прошлогоднем «Лире» Льва Додина было ощущение, что Глостер – своего рода альтер эго короля. Здесь же они ощущаются просто товарищами по несчастью. И оба больше всего на свете нуждаются в любви своих детей.

        Лир буквально выпрашивает эту любовь – неспроста в знаменитой сцене деления королевства он лежит на смертном одре. А Глостер поначалу в любви не сомневается, но, запутавшись в интригах Эдмунда, теряет почву под ногами. Обоим «отцам семейств» суждено слишком поздно встретить искреннее отношение детей; душа и тело окажутся настолько изношены, что радость лишь разорвет усталое сердце.

        Апофеозом этого трагического несовпадения становится финал спектакля, когда все три дочери призраками выходят и садятся за тремя фортепиано, Лир пытается посадить их как живых – прямо, с уложенными волосами, а они постоянно соскальзывают со стульев и падают, и он мечется между ними. Абсолютно детская иллюзия неверия в смерть обретает здесь убийственно страшное звучание.

        «Лир» откровенно радует как целой коллекцией отличных актерских работ, так и слаженностью ансамбля. Каждый отстроен, словно первоклассный инструмент в оркестре какого-нибудь знаменитого маэстро. При наблюдении за собранием таких индивидуальностей особенно приятно, что никто не тянет одеяло на себя и не устраивает бенефис.

        Хотя не меньше половины исполнителей бенефиса достойны.

        Константин Райкин (Лир) играет не особу королевских кровей, а непутевого отца, который дожил до седых волос, вырастил трех дочерей, но не воспитал в них человеческие качества.

        Притворяясь умирающим, он пытается выяснить отношение к себе – и правда оказывается столь страшна, что о ней лучше не задумываться. Вот он и не задумывается. Пока реальность не сбивает его с ног. Принимая объятия Корделии, Лир буквально тонет в них и судорожно льнет к дочери, как ребенок – к матери. Словно стараясь за эти несколько минут передать ей все свои чувства и самому насытиться ее любовью.

        Денис Суханов (Глостер) тонко и эмоционально передает постепенные изменения, происходящие с гордым, уверенным в себе царедворцем. Потеряв все – и дом, и имя, и зрение, – Глостер осознает, что слишком большую ставку делал на внешние обстоятельства и не сумел понять собственных сыновей.

        Отлично работают Наталия Вдовина (печальная, трагичная Корделия), Артем Осипов (Эдгар, на наших глазах превращающийся из избалованного барского сынка в благородного, самостоятельного мужчину), Яков Ломкин (дворецкий Освальд, эдакий разбойник с балетной выправкой и взглядом-бритвой).

        Им всем удается выйти за рамки шекспировских персонажей и сыграть людей «с судьбой».

        А над сплетением этих судеб хочется еще долго раздумывать.

        Я устал, окончен бой

        Актриса Чулпан Хаматова в роли Клеопатры во время погона спектакля
        Актриса Чулпан Хаматова в роли Клеопатры во время погона спектакля "Антоний и Клеопатра"
        Строго говоря, спектакль «Современника» «Антоний & Клеопатра. Версия» к Шекспиру имеет весьма опосредованное отношение. В программке сказано, пьеса Олега Богаева и Кирилла Серебренникова по мотивам Уильяма Шекспира.

        Таким образом, от первоисточника остались только фрагменты текста, стройное звучание которых неожиданно вздергивает тягостную атмосферу зрелища и заставляет сфокусировать внимание на происходящем.

        Серебренников, как известно, мастер формы. Обычно он создает прочнейший сценический каркас, позволяющий спектаклю находиться в хорошем состоянии спустя долгое время после премьеры.

        Однако форма у Серебренникова всегда прочно спаивалась с внутренним наполнением. Оттого его сочинения всегда отличались железной логикой, отменным вкусом и эмоциональной пронзительностью. Однако в «А & К» чувство сцены изменило режиссеру. Или изменил он.

        Ибо «А & К» – зрелище на редкость неразумное. Возникает ощущение, что режиссер делал спектакль в судороге и спешке, хватаясь то за одно, то за другое, а в результате забыл убрать лишнее и добавить необходимое. Изначальная идея кажется ясной: война и любовь, любовь в условиях войны, невозможность счастья из-за политических мотивов.

        И формально история об этом.
        Но только формально.
        На сцене царит невероятная путаница. Духовой оркестр, переодевания, любительский порнофильм, пение контратенора, будки синхрониста с микрофонами, трансляция уроков какого-то восточного языка.

        Предметов и приемов много, а толку-то мало, ибо ничего из перечня не работает, а существует само по себе. Можно сообразить, что некоего человека по имени Антоний и молодую девушку, которую называют Клеопатрой, связывают определенные отношения.

        Но это лишь догадки, ибо очень хорошие артисты Сергей Шакуров и Чулпан Хаматова ничего похожего не играют. Если напрячься еще, приходит на ум, что идет некая абстрактная война. Кого с кем и где, не то в Риме, не то в Чечне – неясно, да и неважно. Кто здесь царь, кто полководец, кто начальник, кто подчиненный – неясно тоже. Ибо различий в актерском исполнении нет.

        Очевидно, что все находящиеся на сцене актеры обладают изначальным талантом. Но ни одному из них не выстроена роль, да и партнерские отношения не продуманы, каждый сам по себе.

        Признаюсь честно: об «А & К» очень трудно говорить. Ибо сочинение это – один сплошной вопросительный знак.

        И еще. Кирилл Серебренников по праву считается одним из самых умных и талантливых режиссеров своего поколения. Хочется верить, что после «А & К» он не станет хуже. Но страх по этому поводу есть. Ибо эту беду – а иначе спектакль не назвать – оправдать не удается.

        Кто-нибудь обязательно скажет: «Как можно ставить рядом, да еще сравнивать такие непохожие спектакли?» Очень даже можно. Потому что и Бутусов, и Серебренников сделали попытку приблизить шекспировские сюжеты к нашему времени.

        Только Бутусов сделал это за счет внутренних мотиваций персонажей, а Серебренников – за счет антуража. В итоге у сатириконовского спектакля несколько хромает визуальный ряд, но на это не обращаешь внимания, сосредоточиваясь на происходящем с героями.

        Зато в «Современнике», как ни старайся, не поймешь, что же происходит, и в памяти останутся только внешние атрибуты. Героев «Лира» невыносимо, до кома в горле жалко. В «А & К» на сцене не люди, а схемы и не жаль никого.


        ← На главную страницу Письмо в редакцию Подписка на новости
         
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............