Глеб Простаков Глеб Простаков Запад готовится перенести конфликт с Россией на море

Война с Россией на море, где США чувствуют себя более уверенно, чем в сухопутных конфликтах, может всерьез рассматриваться демократами как возможность избежать выборов как таковых.

29 комментариев
Вадим Трухачёв Вадим Трухачёв Большая геополитика Орбана с «местечковым» отливом

Играя в большую геополитику, премьер Венгрии Виктор Орбан стремится добиться вполне «местечковых» целей. Но для их достижения ему понадобятся Россия, Турция, Китай и, конечно, Евросоюз. И Украина в качестве объекта.

0 комментариев
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

26 комментариев
1 сентября 2016, 14:14 • Клуб читателей

Украина навсегда замесила мечту моего детства

Сергей Савчук: Украина навсегда замесила мечту моего детства

Украина навсегда замесила мечту моего детства
@ из личного архива

Украина с хрустом поставила точку в своей краткой и убогой воздушно-космической истории – она продала все права на уникальный самолет Ан-225 «Мрия» Китаю. Бросила на стол дрожащей рукой проигравшегося алкоголика последний козырь.

В рамках проекта «Клуб читателей» газета ВЗГЛЯД представляет текст Сергея Савчука о том, как умирает украинская авиационная промышленность.

Символом новой Мечты будут не аккуратные крылышки «Аэрофлота», а когтистые крылья красного дракона

Кто-то из умных предков сказал – человека от животного отличает умение мечтать. Второй не менее умный добавил – именно стремление к исполнению мечты стало фундаментальным двигателем прогресса, повлиявшего на судьбу человечества в целом.

Я хорошо помню себя в детстве. Когда мне было лет шесть–семь, отец время от времени брал меня с собой на работу. Встать нужно было очень рано, часов в шесть утра. Потом нужно было в полумраке рассвета дойти до остановки, она называлась «Памяти героев» и граничила со старым военным кладбищем, где был очень красивый монумент в память о погибших в Великой Отечественной.

На остановку, пыхтя и подвывая коробкой, заезжал бессловесный труженик дороги – ЛИАЗ-677, в который набивались все многочисленные работники. Я гордо восседал на боковом сидении возле водителя, и мы долго-долго ехали за город, куда-то за село Ружичное, где в буквальном смысле посреди поля находился аэропорт.

И следующий кадр памяти, как слайд, – вот отец, молодой, худощавый, в красивой синей форме пилота «Аэрофлота», с нашивками флаг-штурмана, вот он высоко-высоко поднимает меня на руки и с широким взмахом руки уверенно говорит: гляди, Сережка, какая красота! Небо, оно твое, оно ждет и скучает по тебе! И я, сидя в твердыни отцовских рук, распахнув глазенки и рот, бесконечно смотрел в бездонную синь высоты.

Мир вокруг едко пах авиационным керосином и гудел турбинами, сбоку на грунтовых рулежках устало дремали трудяги Ан-2, вернувшиеся «с химии», чуть дальше нетерпеливо нюхали ветер острыми носами малыши Л-410. По полю деловито сновали техники наземных служб, кто-то тащил к зеву рампы ВСУ, чадил на дальнюю стоянку заправщик. И я, раскинув руки, стремительно улетал прочь вместе с серебристой иглой Ту-134, летевшего из Хмельницкого в Ленинград.

Будучи обычным подростком, я, как и тысячи моих ровесников, запоем читал фантастические романы. Во сне я видел раскаленные дюзы и слышал оглушающий рев маршевых двигателей, рвущих законы гравитации.

Мне мельком улыбались по-плакатному красивые штурманы космических кораблей, седые бородатые капитаны ласково трепали меня по голове и обещали сделать юнгой, а мимо, грохоча пудовыми ботинками и лязгая затворами, отчаянно шли на абордаж пиратских шаттлов космодесантники. Зарывшись головой в подушку, я покорял парсеки и раскрывал секреты туманности Андромеды, познавал правила теории относительности и последствия криосна.

В институте я не бросил чтения, однако я начал осознавать, что для осуществления мечты нужно очень многое. Нужны сотни научно-исследовательских институтов, где профессора в очках с роговой оправой будут проводить тысячи сложнейших опытов, испытывать новые материалы и проверять возможности человеческого организма. Нужны заводы и производства, на которых опытные инженеры с мудрым прищуром будут, смоля папиросы и хрипло споря, водить пальцами по линиям сложнейших чертежей.

Нужны институты, где будут обучать будущих покорителей пространства, подвергая их перегрузкам и до автоматизма оттачивая их рефлексы. А еще обязательно будут нужны кружки, в которых восторженные мальчишки будут делать свои первые шаги ввысь, будут мастерить планеры и бережно хранить под стеклом на столе знаменитое фото Юрия Гагарина.

А потом все закончилось. Распалась страна, закрылись институты, профессоры поехали в Польшу торговать телевизорами «Электроника-409», инженеры начали от безысходности спиваться, а молодежь вместо кружков авиамоделирования пошла в секции бокса и банды.

Кого-то убили, многие сами угробили себя «чернушкой». Но где-то глубоко сознание грела мысль, что в запасниках оставались наработки советских НИИ, плоды работы гениальных умов, а сама Украина в начале самостийного забега имела колоссальный багаж и опыт машино- и станкостроения, были живы и передавали свои знания те, кто стоял у истоков космической программы. Короче, в угольной черноте я видел слабую искру надежды на будущее.

Но год за годом необоснованно свалившееся на голову Украины счастье проедалось, пилилось и распродавалось по нарастающей. Ушли на пенсию последние монстры из числа советских ученых, были перекуплены Западом все светлые умы и перспективная молодежь, закрылись фундаментальные предприятия, вроде КБ «Южное» и Завод «Южмаш», потухли раскаленные вихри доменных печей Азовстали, а студенты перестали поступать на инженерные факультеты, расплодив по стране дармоедов-экономистов и безграмотных правоведов.

И вот вчера Украина с хрустом поставила последнюю точку в своей краткой и донельзя убогой воздушно-космической истории – она продала все права на уникальный самолет Ан-225 «Мрия» Китаю. Бросила на стол дрожащей рукой проигравшегося в дым алкоголика последний козырь, иносказательно – семейную драгоценность, свято хранимую более вменяемыми предками.

Китайские специалисты уже заявили, что к 2020 году в небо взмоет новая Мечта, только теперь уже китайская, и символом ее будут не аккуратные крылышки «Аэрофлота», а когтистые крылья красного дракона.

Не будет больше ничего: ни полетов в бескрайнем небе, ни восторженных детских глаз, прикованных к элегантным обводам фюзеляжей воздушных судов. Не будет заводов с рабочими местами и социальными гарантиями, не найдется в небе места для талантливой и смелой молодежи.

Будет огромная территория, национальной идеей навсегда станет хата-мазанка, плетеный тын, увенчанный глиняными горшками, хрюкающий в сарае боров, огород с помидорами и запах навоза.

В этот навоз сегодня окончательно замесили мечту моего детства.

Как же я вас ненавижу.

..............