Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Новый порядок будет с предохранителями

Придумать новую юридическую основу для мира в Европе – задача совершенно не тривиальная. Поэтому доверие в вопросах европейской безопасности должно основываться на физической невозможности для Запада нарушить договоренности.

0 комментариев
Глеб Кузнецов Глеб Кузнецов У глобального сбоя Windows есть политическое измерение

Главный публичный враг Китая и России в американском хайтеке. Инициатор и драйвер всех главных процессов против «влияния Китая и России» в киберпространстве. Наш бывший соотечественник. Сегодня он показал, как выглядит трансформация политического, медийного и силового влияния в деньги и технологии и обратно.

0 комментариев
Глеб Простаков Глеб Простаков Мировой рынок СПГ ждут бои без правил

Геополитическая составляющая в СПГ-конкуренции огромна. По некоторым оценкам, перекрытие Ираном Ормузского пролива и, как следствие, исключение Катара из мировой торговли СПГ способны взвинтить цены на топливо в несколько раз.

4 комментария
28 августа 2014, 15:41 • Клуб читателей

Все или ничего

Александр Полыгалов: Все или ничего

Все или ничего
@ из личного архива

Россия в украинском вопросе должна сделать выбор между плохим и очень плохим вариантом. Причем прелесть данной ситуации для США заключается в том, что им абсолютно не важно, какой вариант мы выберем. Подойдут оба.

В рамках проекта «Клуб читателей» газета ВЗГЛЯД представляет текст Александра Полыгалова о различных вариантах развития ситуации на Украине исходя из имеющихся ресурсов каждой из сторон конфликта.

В предыдущих трех колонках были рассмотрены и систематизированы основные возможные результаты нынешнего противостояния на Украине, допустимые для различных групп интересов, как внутриукраинских, так и внешних. Сегодня будет подведен итог нашему анализу.

Для США абсолютно неважно, всю Украину мы будем захватывать или нет. Им подойдут оба варианта. Такой расклад не очень нравится ЕС и совершенно не устраивает рядовых украинцев

Сведем полученные ранее результаты в одну таблицу для наглядности (см. рисунок в конце колонки). Схематично изобразим относительно небольшой выигрыш или относительно небольшой проигрыш одним плюсом или, соответственно, минусом, большой выигрыш или проигрыш – двумя–тремя плюсами или минусами, а нейтральное отношение – нулем.

Что мы видим? На первый взгляд результат весьма неутешителен. В сегодняшней ситуации никакого компромисса на Юго-Востоке Украины не может быть. В терминах построенной модели нет ни одного столбца без минуса. Каждый столбец оказывается совершенно и абсолютно неприемлем сразу для нескольких сил – некоторые из которых можно не учитывать, однако остальными пренебречь точно не получится.

Столбец «Унитарная Украина»

Позиция Киева и Вашингтона в целом не имеет точек пересечения не только с позицией ополчения (которая вообще диаметрально ей противоположна), но и с позицией населения ДНР и ЛНР. Единственная сила на Юго-Востоке Украины, с которой официальный Киев и стоящий за ним Вашингтон могут договориться, это крупный бизнес.

Но и при таком раскладе договор между ними больше походил бы на выкручивание рук, поскольку status quo, имевшийся на Украине до начала военных действий, крупный бизнес Юго-Востока мало устраивал.

Помочь достичь такой договоренности Киеву и Вашингтону смог бы только ЕС: для России такой шаг неприемлем. И любая подобная договоренность, разумеется, невозможна, пока не уничтожены ополченцы.

Линия официального Киева противоречит интересам всех других внутриукраинских групп. Включая, по сути, и собственно интересы самих украинцев, с которыми у Киева нет ничего общего, кроме позиции о «единой и унитарной Украине».

Однако именно Киев, поддерживаемый США, сегодня говорит от лица всей Украины, причем пытается представить дело так, что и от лица жителей ДНР и ЛНР говорит тоже он. К сожалению для украинской власти, говорить – это пока все, что у нее получается делать. К сожалению для остальной Украины, Киев категорически не заинтересован в разумном компромиссе.

Столбец «Федеративная Украина»

Позиция жителей ДНР и ЛНР могла бы найти некоторое понимание и у ЕС, и у остальных украинцев. Просто потому, что варианты силового противостояния однозначно хуже и для тех, и для других. Ну а особенно горячее понимание невоюющие жители ДНР и ЛНР нашли бы у крупного бизнеса.

Ополченцы также могли бы теоретически согласиться на эту позицию. Сегодня большинство воюющих – и подавляющая часть их командиров – считает, что федерализация запоздала, и говорит о том, что их устроит лишь независимая Новороссия. Однако в будущем пойти на федерализацию они могут просто для того, чтобы остановить войну у себя дома.

Это решение было бы лучшим и для России. Однако оно является наихудшим и для Киева, и для США, и они на это решение не пойдут никогда, пока сохраняют хоть какие-то ресурсы и рычаги воздействия на ситуацию.

Столбец «Независимая Новороссия»

Каким бы парадоксальным это ни казалось, но конечная цель ополченцев – независимая Новороссия и ввод войск РФ – в сегодняшней ситуации кажутся относительно выгодным вариантом для официального Киева и для США.

Это не то, чего они хотели бы на самом деле – однако такое развитие событий, особенно с вводом войск РФ, их сегодня вполне устроит. Причины были описаны в предыдущих колонках: если для Киева это станет индульгенцией в будущем, когда экономика Украины окончательно рухнет, то для США это будет просто альтернативным способом окончательно ампутировать Украину а точнее, возведенные русскими и населенные русскими города вроде Николаева, Херсона, Днепропетровска и Харькова – от России.

#{image=821895}У населения ДНР и ЛНР такая позиция найдет понимание – хотя их и страшит независимость (судя по отсутствию широкой массы населения среди ополченцев), но война и унитарная Украина не нравятся им явно больше.

Проблема для Порошенко и его американских коллег заключается в том, что все вышеуказанные соображения справедливы только после ввода войск РФ на территорию ДНР и ЛНР. Но без реального ввода войск ни о какой «оккупации» Новороссии, разумеется, не может идти и речи ни у Киева, ни у Вашингтона. Как бы они ни пытались воздействовать на ситуацию в виртуальном пространстве.

Судя же по позиции российских властей, ввод войск на Украину – это далеко не то, что они планируют сделать в ближайшее время. Если только ситуация резко не изменится, никакого ввода российских войск на Украину не будет – к досаде киевских властей, США, а также российских диванных интернет-воинов с раздутым чувством собственного величия.

Столбец «Продолжение войны»

Подобный сценарий не выгоден практически никому из крупных игроков, за исключением США – но и для них это далеко не самый лучший вариант. На ближайшие недели, однако, он останется единственным стабилизирующим фактором в рамках построенной модели. Дело в том, что наименее выгодным этот столбец является для населения Украины – как Центральной, так и Юго-Восточной, а также для ЕС.

То есть для тех, кто в краткосрочном периоде мало что решает или вообще ничего не решает. Для тех, кто в краткосрочном периоде и принимает решение – то есть для Киева и для ополченцев – это решение является наименьшим из зол и неизбежным результатом их взаимодействия.

Для США и России, которые влияют на ситуацию меньше ополченцев и Киева, но больше, чем ЕС и мирные жители, это решение – также наименьшее из зол.

Долгосрочный результат № 1

Теперь представим себе ситуацию, что Киев в сегодняшнем наступлении на Донецк и Луганск потерпел поражение. Или как минимум не добился успеха, а ополченцы перешли в решительное контрнаступление. В этом случае ресурсы влияния на ситуацию официального Киева исчезают.

Вашингтон остается – но теперь он будет влиять исключительно через ЕС, а не через киевские власти, значит, неизбежно вынужден будет учитывать позицию Европы, пусть и зависимой от американцев. Других каналов у администрации не останется.

Вернемся к построенной нами таблице и мысленно уберем из нее верхнюю строчку, где показаны приоритеты Киева и США. В этой ситуации совершенно четко виден столбец компромиссного решения, которое более или менее устроит все заинтересованные стороны, а именно – создание федеративной Украины.

Однако нынешние киевские власти никогда на такое решение не пойдут: это будет для них политическим самоубийством (а может, и не только политическим).

Думаю, Порошенко не забыл, с чего началось падение Януковича менее года назад. А началось оно с компромиссного решения об откладывании евроассоциации в обмен на финансовую помощь России.

Тогда тоже казалось, что Янукович пошел на единственный разумный вариант, который оставался у Украины. К сожалению, лично для Януковича это окончилось бегством из страны. Вряд ли Порошенко захочет последовать его примеру.

Хотя начавшаяся во вторник встреча в Минске и дает некоторую надежду на достижение того или иного компромисса в будущем, в реальности эти переговоры, даже если будут продолжены после вчерашнего тупика, вряд ли закончатся чем-то конкретным.

Порошенко, исходя из вышесказанного, пойдет на хоть какую-то договоренность с Путиным – в чем бы она ни заключалась – лишь при безусловных гарантиях Запада по двум направлениям. Во-первых, это твердое обещание экономической помощи со стороны Европы в целом для Украины, а также со стороны России на восстановление Юго-Востока Украины.

О каковой помощи Порошенко уже без особого смущения попросил. Во-вторых, это решение проблемы радикалов в Киеве и конкурентов во власти, прежде всего – ликвидация фактора Коломойского. Последний, очевидно, ведет свою игру, мало сообразуясь и с официальной властью в Киеве, и с кем бы то ни было вообще. Такое ощущение, что Коломойский ориентируется лишь на собственные амбиции и при этом все более и более явственно теряет голову от вседозволенности.

Но понятно, что оба этих условия сегодня являются не более чем теоретическими конструкциями с весьма малым шансом реального воплощения. Ни Россия, ни Европа не жаждут в настоящий момент поддерживать текущий украинский режим материально. Что до радикалов и Коломойского, то у них нет даже теоретической возможности хоть как-то воздействовать в данном направлении.

Максимум, что Россия и ЕС могут пообещать, это снисходительное отношение к любым действиям Порошенко против радикалов и против Коломойского. Однако саму проблему придется решать Порошенко. Есть ли у него хоть какая-то возможность решить эту проблему – вопрос открытый.

Некоторый оптимизм внушает лишь то, что в случае окончательного военного краха Киева у последнего просто не останется ресурсов, чтобы предпринять другие шаги. Решение украинских властей о возможном запрете транзита российского газа в ЕС может быть последним козырем, который украинцы в случае крайней нужды могут гипотетически предъявить ЕС, чтобы тот не посмел договориться с Россией поверх Киева.

Козырь этот, впрочем, довольно неубедительный: в самом крайнем случае мерзнуть будет не вся Европа, а лишь некоторые центральноевропейские страны. Ну а степень внимательности брюссельской бюрократии к нуждам таких стран, к сожалению для последних (как и для Киева), не выглядит чрезмерной.

Но, в любом случае, такой сценарий абсолютно не запрограммирован. Сегодняшний Киев он не устраивает абсолютно, и ради федерализации России и Европе придется в любом случае ломать через колено радикалов. Либо Россия вместе с Европой сломают через колено Порошенко и условного Коломойского, либо Россия вместе с Европой сломают через колено условного Коломойского и преемников Порошенко, либо Россия вместе с Европой и с Порошенко сломают через колено одного условного Коломойского.

Одна Россия с такой операцией не справится – просто из-за отсутствия необходимой точки опоры для рычага. Тем более что такой вариант совершенно неприемлем для Вашингтона.

Таким образом, федерализация в долгосрочном периоде возможна лишь при одновременном выполнении следующего набора условий:

– полное исчерпание военных ресурсов у официального Киева: либо неудача в штурме Донецка и Луганска, либо успешное контрнаступление ополченцев, которое вынудит Киев снять осаду;

– киевские власти (в лице Порошенко или кого угодно иного) при поддержке Европы и России решают проблему радикалов и Коломойского;

– Европа и Россия соглашаются на ту или иную материальную помощь Украине.

Очевидно, что одновременное выполнение всех этих условий сегодня находится за гранью фантастики. Да и при гипотетическом их выполнении украинские радикалы – даже без представительства Коломойского – никуда не исчезнут.

Однако если исчезнут или согласятся на компромисс нынешние власти, то грядущая зима и развал украинской экономики просветят радикалов относительно правильной расстановки приоритетов. «Ватников» из Донецка и Луганска они все равно не полюбят пылкою любовью, однако такая ситуация чертовски точно лучше стрельбы и гробов с похоронками.

Словом, описанный вариант – это, выражаясь словами – вот ведь парадокс! – старого русофоба Черчилля, даже не начало конца. Однако это могло бы стать концом начала.

Долгосрочный результат № 2

Немного иная ситуация сложится, если войскам Киева удастся переломить военную ситуацию на Юго-Востоке в свою пользу: или оккупировав Донецк и Луганск, или вынудив их жителей полностью уйти.

В этой ситуации мы по-прежнему останемся в рамках четвертого столбца, то есть неопределенного по времени военного противостояния. Оно будет продолжаться либо до опять же исчерпания ресурсов Киева (что в случае успешной Донецко-Луганской операции наступит, скорее всего, в конце зимы), либо до теоретически возможного полного уничтожения ополченцев.

Впрочем, неоднократно отмечалось, что на самом деле сами ополченцы – в отличие от администраций непризнанных ДНР и ЛНР – никак к городам не привязаны. Они привязаны к населению, и в случае, если Киев обстрелами сделает всех жителей Донецка или Луганска беженцами либо трупами, у ополченцев исчезнет необходимость сидеть привязанными к руинам.

У Киева нет ресурсов для уничтожения ополченцев, у них есть лишь возможность вынудить восставших принять бой, поскольку власть с помощью своих неизбирательных бомбардировок по сути фактически взяла в заложники все мирное население Донецка и Луганска.

Мало кто в Донецке и Луганске уже верит, что, если ополченцы уйдут, бомбардировки прекратятся. Киеву – судя по построенной модели – не нужны Донецк и Луганск. Ему нужно либо физическое уничтожение всех ополченцев, либо ввод войск Россией. И для того, и для другого варианта самая короткая дорога в понимании Киева – это бомбежки невоенных городских целей. Что он и делает.

Продолжение войны, даже с занятием Донецка и Луганска, но с боеспособным ополчением на территории ДНР и ЛНР, для Киева – далеко не самый хороший вариант: в краткосрочном периоде он пока спасает их от неудобных вопросов населения, но устойчивость этой схемы в будущем находится под большим вопросом, особенно в свете обострившихся междоусобных склок среди прокиевских политиков и олигархов.

На что же рассчитывает Киев? А он рассчитывает либо на ввод войск Россией, либо на вариант, когда ополчение уничтожено при защите Донецка и Луганска. Чтобы наглядно увидеть расклад при таком варианте, вернемся к нашей таблице и вообразим ее без строчки «ополчение».

Ополчения больше нет. Крупный бизнес Юго-Восточной Украины никто ни о чем не спрашивает, поскольку без ополчения у него не остается никаких рычагов влияния на ситуацию. Население ДНР и ЛНР никто не спрашивал никогда ни о чем в принципе, как и население Центральной Украины. ЕС – с сохранением власти Киева после гипотетического уничтожения ополченцев – покорно следует в фарватере политики США, цели которой совпадают с целями Киева, хотя и с другой мотивацией.

Как видим, остается лишь Россия. И в рамках приведенной таблицы прекрасно видно, что именно в этой ситуации для нее остается выбор между вводом войск и унитарной Украиной. Федеративная Украина отпадает, поскольку нет ополчения.

Продолжение войны отпадает – по той же причине. Выбор, таким образом, делается Россией между плохим и очень плохим вариантом. Очень плохой вариант – унитарная Украина под нынешней властью.

Плохой вариант – введение войск. Причем прелесть данной ситуации для США заключается в том, что абсолютно неважно, всю Украину мы будем захватывать или нет. Им подойдут оба варианта. Разумеется, эти варианты несколько различаются для киевских властей, но полагаю, что их мнением тут опять же вряд ли кто-то поинтересуется.

Такой расклад не очень нравится ЕС и совершенно не устраивает рядовых украинцев. И именно по этой причине полностью отвечает целям Вашингтона.

Чистые руки

Вот на последний вариант и рассчитывает Киев (разумеется, надеясь, что Россия, по аналогии с 2008 годом, ограничится Донецком и Луганском). К сожалению, этот вариант до сих пор имеет ненулевые шансы свершиться. К счастью, похоже, что у Киева и у Вашингтона уже не осталось ресурсов, чтобы осуществить его самостоятельно со сколько-нибудь высокими шансами на успех.

В интересах России – отсутствие ввода войск до тех пор, пока боеспособно ополчение. России жизненно необходимо сохранить чистые руки в этом грязном деле, куда нас втравили против нашей воли.

А это означает, что, если ополчение не потерпит поражение, России сегодня – если ополченцы не добьются каких-то неожиданных успехов самостоятельно – остается лишь вариант федерализации Украины. Этот вариант пока что остается, скажем так, наименее неприемлемым для нашей страны, хотя отдельные мечтатели в России могут быть им недовольны и хотя, повторюсь, сами ополченцы от этого точно будут далеко не в восторге.

Да и в случае гипотетических успехов ополчения, которые позволят им, допустим, низложить нынешнюю киевскую власть (такое вероятно, но все же очень сомнительно), вариант федерализованной Украины, на этот раз дружественной нам, остается по-прежнему самым лучшим.

Кстати, в гипотетическом случае победы ополченцев, взятия ими Киева и бегства Порошенко, Коломойского и всей прочей гоп-компании (этот вариант кажется мне сегодня весьма маловероятным, хотя, возможно, я просто недооцениваю ополченцев и переоцениваю Киев) все равно конечным итогом будет федерализованная Украина.

Хотя такая позиция в глазах многих выглядит как то, что мы бросаем ополчение на произвол судьбы, нам необходимо сделать это. И ради того самого русского мира, о котором грезят мечтатели и которого однозначно не будет, если украинцы будут видеть в нас оккупантов.

И ради европейского выбора, который хотят сделать умеренные западники и который совершенно точно станет невозможным, ежели между Россией и Европой или разверзнется кровоточащая пропасть расчлененной Украины, или воздвигнется разлагающийся массив унитарной Украины, для крепости огороженной цензурой и оголтелой антироссийской пропагандой и пожирающей саму себя.

И ради сильной России, не связанной по рукам и ногам необходимостью удерживать выдранные с мясом и сухожилиями ошметки того, что так и не стало нормальным государством. На территории Украины не должно возникнуть новой черной дыры, поглощающей ресурсы России и остающейся горячей точкой.

Противостояние на Украине. Основные группы интересов

Цели

Независимость ДНР и ЛНР, а также ввод войск РФ

Федеративная Украина

Унитарная Украина

Продолжение войны

Официальный Киев/ Вашингтон

+/++

- - -/- - -

+++/+++

0/+

Население Центральной Украины/ЕС

- - -/- -

+/+

+++/+++

- -/- - -

Ополченцы

+++

0

- - -

- -

Население ДНР и ЛНР

+

++

- -

- - -

Крупный бизнес Юго-Востока Украины

- - -

+++

0

- -

Россия

- -

+

- - -

-

Противостояние на Украине. Военное поражение Киева или полное исчерпание им ресурсов для ведения войны

Цели

Независимость ДНР и ЛНР, а также ввод войск РФ

Федеративная Украина

Унитарная Украина

Продолжение войны

Население Центральной Украины/ЕС

- - -/- -

+/+

+++/+++

- -/- - -

Ополченцы

+++

0

- - -

- -

Население ДНР и ЛНР

+

++

- -

- - -

Крупный бизнес Юго-Востока Украины

- - -

+++

0

- -

Россия

- -

+

- - -

-

Противостояние на Украине. Уничтожение ополченцев

Цели

Независимость ДНР и ЛНР, а также ввод войск РФ

Федеративная Украина

Унитарная Украина

Продолжение войны

Официальный Киев/ Вашингтон

+/++

- - -/- - -

+++/+++

0/+

Население Центральной Украины/ЕС

- - -/- -

+/+

+++/+++

- -/- - -

Россия

- -

+

- - -

-

..............