Глеб Простаков Глеб Простаков Москва ставит Узбекистан во главу угла

Конкуренция России и Китая в Центральной Азии носит ограниченный и неконфликтный характер. Во-первых, у каждого своя специализация. Большие инфраструктурные проекты – за Россией, масштабные инвестиции и кредиты – за Китаем. Во-вторых, рост влияния осуществляется преимущественно за счет США и ЕС.

7 комментариев
Сергей Худиев Сергей Худиев Не надо изобретать новую идентичность – она у русских уже есть

В России немало спорили и спорят о том, Европа ли мы. С одной стороны, нас постоянно «выписывали из европейцев» политики и публицисты других народов, с другой – и у нас есть тенденция самим объявить себя чуждыми Европе. Тенденция, которая усиливается на фоне нынешнего противостояния.

19 комментариев
Василий Стоякин Василий Стоякин Зря Зеленский прогуливал уроки истории

Запад пытается нарисовать сказочную версию истории Второй мировой войны, где США, Великобритания и Франция помогали освободить от нацистско-российской оккупации Украину. Но почему-то не освободили.

5 комментариев
26 октября 2022, 20:15 • Общество

Россия ответила на американский «Полдень» своим «Громом»

За что США похвалили российские ядерные учения

Россия ответила на американский «Полдень» своим «Громом»
@ кадр из видео

Tекст: Александр Ермаков

Проверка «нанесения массированного ядерного удара стратегическими наступательными силами в ответ на ядерный удар противника» проведена в России. Учения всей ядерной триады прошли под наблюдением президента Путина – и при внимании всего мира. Особенно НАТО и США, которые ранее провели собственные ядерные учения, но со своими особенностями.

НАТО и Россия обменялись учениями ядерных сил. Североатлантический альянс буквально на днях провел учения Steadfast noon («Непоколебимый полдень»), а Москва – «Гром». И те, и те учения являются ежегодными и плановыми («Гром» – почти ежегодные, случаются перерывы), однако информационно-политический фон в отношениях России и Запада в этом году, конечно, трудно назвать обыденным.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг объявил о планах провести учения на пресс-конференции в Брюсселе еще 11 октября. Основной темой тогда было реагирование на масштабные российские удары по украинской инфраструктуре (в свою очередь анонсированные и проведенные в ответ на взрыв на Крымском мосту). Генсеку НАТО пришлось несколько раз повторить, что сами учения с конфликтом не связаны и давно запланированы. В то же время было подчеркнуто, что отмена учений в текущей обстановке «послала бы неверный сигнал» – очевидно, о слабости или испуганности Альянса перед Россией.

Касаясь плановости учений, Столтенберг не врал – они действительно последние годы проходили именно в середине второй половины октября. Параллельно было анонсировано проведение заседаний группы ядерного планирования НАТО, которая ежегодно собирается, чтобы «синхронизовать» стратегию и план совместных действий стран Альянса в ядерном конфликте. Ядерные силы Великобритании в значительной части подчинены этим выкладкам. Франция декларирует суверенность в ядерных вопросах (и, по крайней мере, открыто не участвует в подобных учениях, хотя есть основания подозревать, что делает это неявно).

Основной задачей учений НАТО Steadfast noon является отработка совместных действий вооруженных сил Альянса при переходе конфликта в Европе в ядерную плоскость. Речь идет, конечно, о гипотетическом конфликте с Россией, потому что с кем-то еще на континенте НАТО ядерную войну вести затруднительно.

В центре внимания натовских учений было использование «общего» ядерного арсенала НАТО – американских термоядерных свободнопадающих бомб семейства B61. Бомбы эти хранятся на шести авиабазах в пяти странах: Бельгии, Германии, Нидерландах, Турции и Италии (в последней – две базы). Общая емкость специализированных хранилищ на них порядка 350 бомб, но непосредственно развернуто сейчас, по неофициальным оценкам, в районе ста бомб.

Особенностью этой части американского ядерного арсенала  (в общем достаточно малой как по численности, так и по относительным возможностям) является их передовое развертывание за пределами территории Штатов и направленность их на применение с самолетов стран-союзниц. Тех самых, которые формально являются неядерными странами. В этом плане эти бомбы являются в большей степени политическим инструментом, воплощением американского «ядерного зонтика» над Европой, известным как NATO Nuclear Sharing (МИД России официально использует термин «Совместные ядерные миссии НАТО»).

При этом в странах базирования, заявляющих о своей приверженности режиму Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и своем неядерном статусе, наземный и летный персонал выделенных эскадрилий регулярно проходит подготовку к применению ядерных бомб. Учения Steadfast noon являются в том числе и ежегодным «экзаменом» для европейских военных. Явное противоречие с положениями ДНЯО тут, по словам американцев, обходится тем, что сами ядерные бомбы в обычное время находятся «под контролем» небольших американских подразделений, отвечающих за их обслуживание, а непосредственная подача их на носители возможна только в случае начала ядерной войны, когда международные договоры о нераспространении потеряют смысл.

Слабость такого объяснения очевидна, и российская сторона регулярно критикует NATO Nuclear Sharing, как и многие политические силы в самих странах базирования. Впрочем, надо сказать, что в случае прихода к власти они обычно забывают о своей критике – из недавних примеров можно взять немецких «Зеленых».

Москва настаивает на том, что Вашингтон, в отличие от СССР/России, не вывел ядерное оружие на национальную территорию и продолжает держать в Европе часть своего тактического ядерного арсенала оперативно развернутым вместе с носителями. Это, собственно, часто и является ответом российской стороны на предложения по взаимному сокращению тактического ядерного оружия: мол, «вы сначала выполните принципиальные шаги, которые мы сделали тридцать лет назад, а потом поговорим о контроле над ТЯО».

Американская сторона в свою очередь, вероятно, во многом продолжает эту практику именно чтобы иметь «занозу», выдернуть которую интересно России. Без этого в целом общепринято считать, что российский арсенал тактического ядерного оружия куда больше количественно и интереснее качественно, чем американский, и на переговоры по теме идти Москве будет неинтересно.

Свободнопадающие авиабомбы семейства B61, развернутые в Европе и хранящиеся на базах хранения в США, – это последнее тактическое ядерное оружие США, остальное было ликвидировано. Ведется программа модернизации этих авиабомб с планами в ближайшее время переделать их в управляемую маломощную модификацию B61-12.

Вот и в этот раз по итогам Steadfast noon российские власти через МИД выпустили сообщение, основной темой которого была критика системы NATO Nuclear Sharing. Однако при этом о самом факте учений было сказано достаточно беззлобно – «да, практика в целом порочная, но конкретно в этом году не произошло ничего особенного, согласны, что учения действительно плановые».

Тем более что ответить Москва планировала не только коммюнике – 26 октября прошла «тренировка по управлению ВС Российской Федерации». В ходе этой тренировки были отработаны задачи, по словам министра обороны Сергея Шойгу, «нанесения массированного ядерного удара стратегическими наступательными силами в ответ на ядерный удар противника». Хотя ни Владимир Путин, ни Сергей Шойгу, ни начальник Генштаба ВС РФ Валерий Герасимов в кратком видео для СМИ слова «Гром» не произносили, было очевидно, что это они – «широко известные в узких кругах» учения российских стратегических ядерных сил.

Их визитной карточкой являются стрельбы с участием всех компонентов ядерной триады (при этом, как и в случае натовских, 90% активности учений незаметны для публики). В этот раз отстрелялась мобильная пусковая установка межконтинентальной баллистической ракеты комплекса семейства «Ярс», подводный ракетный крейсер стратегического назначения «Тула» ракетой «Синева» и самолет-ракетоносец Ту-95 крылатыми ракетами.

Контраст с натовскими учениями, которые минимально освещались в медиа (еще одно привычное именно для этих свойство – слишком уж «токсичная» для публики многих стран тема), налицо: там самое «зрелищное» – это сброс маленьких учебных бомбочек на полигонах. Но, с другой стороны, «Гром» оказался не очень громким.

При этом Москва не только не стала приурочивать к нему испытания новой тяжелой межконтинентальной баллистической ракеты «Сармат», но и в целом использовала самую привычную, «простую» технику, без экзотики и вызывающих горячий интерес новинок. Яркий пример показала тут морская компонента триады – в стрельбах мог принять участие и какой-то из свежих «Бореев-А», а не «Тула», одна из старейших стратегических лодок флота, заслуженного проекта 667БДРМ. Не было и залповых стрельб, ни там, ни на суше.

Вероятно, это было связано с желанием, как и у Запада, провести учения, но в то же время лишний раз не повышать градус политического напряжения. В пользу этого говорят и заявления американской стороны перед «Громом». Параллельно с зачитыванием «по методичке» базовых обвинений в адрес Москвы, спикер Пентагона по поводу именно ядерных учений выдал по нашим временам настоящие комплименты Москве. Он заявил, что Россия уведомила США о планах провести учения, они являются обычными и плановыми, и что в этом аспекте она исполняет свои обязательства по транспарентности и контролю над вооружениями.

..............