Взгляд
21 февраля, среда  |  Последнее обновление — 18:07  |  vz.ru
Разделы

На Западе Порошенко не простят обмана

Вадим Самодуров, гендиректор Агентства стратегических коммуникаций
Закон о реинтеграции – запоздалая попытка легализовать насилие и применение армии против жителей Донбасса, и он не спасет Порошенко с Турчиновым от наказания за нарушение законов собственной страны. Подробности...

Промысел Божий о России стал заметен, как никогда раньше

Андрей Бабицкий, журналист
Если подвиг рядового Евгения Родионова казался совершенным вопреки сгустившемуся в России мраку, то недавние примеры смерти русских христиан за други своя воспринимаются как знамения возрождающейся крепости общественного духа. Подробности...
Обсуждение: 52 комментария

Рейган незаконно спасал «своих парней», а Обама и Хиллари «своих» бросили

Дмитрий Дробницкий, политолог, американист
История США изобилует скандалами, связанными с действиями спецслужб и спецподразделений за рубежом. Я напомню о двух таких историях. С очень разными долгосрочными последствиями. Интересны в них именно эти последствия. И вот почему. Подробности...
Обсуждение: 15 комментариев

    В Калужской области на Масленицу спалили «католический храм»

    Блогеров шокировало сожжение «католического храма» в Калужской области. Так выглядел перформанс в парке «Никола-Ленивец» по случаю Масленицы. В РПЦ уже выразили свое возмущение. Актер Максим Галкин задался вопросом, не нарушает ли этот перформанс статью УК о запрете богохульства
    Подробности...
    Обсуждение: 31 комментарий

    В американской школе произошла новая массовая бойня

    Во время стрельбы в средней школе Marjory Stoneman Douglas во Флориде погибли 17 человек. В стрельбе подозревают 19-летнего Николаса Круза. Это бывший ученик школы, которого исключили по «дисциплинарным причинам». Перед тем как начать стрельбу, он включил пожарную тревогу, создав хаос в здании
    Подробности...

    Бразилия восхитила туристов ярким карнавалом

    В Бразилии по традиции за 40 дней до Пасхи прошел фестиваль, который предваряет начало Великого поста. В этом году он проходил с 10 до 13 февраля. Он невероятно популярен среди туристов, которые едут со всего мира, чтобы увидеть праздник музыки, танцев, перьев и ярких эмоций
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Судья экстренно прервал допрос Порошенко после вопроса о Мальдивах

        Главная тема


        Четверть века Украина будет работать исключительно на оплату долгов

        выборы президента


        Собчак пристыдила Грудинина из-за его позиции по поводу смертной казни

        «Достаточно мизерной доли»


        Создатель мельдония рассказал, как допинг мог попасть в организм Крушельницкого

        операция в сирии


        Появились данные о численности ЧВК «Вагнера»

        за Волынскую резню


        Климкин готов «преклонить колено» перед поляками

        Американский дипломат


        Нуланд рассказала, как провела полгода на траулере с 80 советскими моряками

        урегулирование в донбассе


        Франция и Германия обиделись на «плевок» в их адрес со стороны России и США

        «Россия в моем сердце»


        Американские СМИ назвали три качества российских болельщиков на Олимпиаде

        спустя две недели


        Почему МИД так долго молчал о раненных в Сирии россиянах

        «Промысел Божий о России»


        Андрей Бабицкий: Русский человек возвращается к умению жить, любить и радоваься

        Теракт в Кизляре


        Сергей Худиев: Не просто невинная смерть от руки злодея, но смерть именно за веру во Христа

        допинг в керлинге


        Эдуард Биров: Они будут бить до конца. Над нами не просто издеваются – это побочная задача

        на ваш взгляд


        В США заявляют, что «не допустят возвращения России статуса сверхдержавы». А нужно ли России быть сверхдержавой?

        «У китайцев половина войска были наркоманами»

        Советские военнослужащие беседуют с пленными японскими солдатами   2 сентября 2017, 10:20
        Фото: Галина Санько/РИА «Новости»
        Текст: Светлана Белоусова

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        «Я был тэйсинтай – смертник, но сдался в плен вместо того, чтобы сделать себе харакири. А по нашим обычаям вся семья предателя покрывается позором. В общем, меня в Японии никто не ждет», – рассказал газете ВЗГЛЯД Петр Танака, единственный живущий в России камикадзе, воевавший против СССР в японской Квантунской армии.

        В России 2 сентября отмечают День воинской славы – день окончания Второй мировой войны. Вспоминаем героев, отстаивавших честь и свободу родины на всех фронтах. Говорим им добрые слова. И чаще всего совершенно не задумываемся о тех, кто воевал против нас – воевал не из ненависти, а просто потому, что родился на другой земле и искренне верил в то, что его ведут правильным путем.

        Один из них – 90-летний бывший японский камикадзе. В 1945 году он не сомневался в том, что обязан выполнить долг перед своей страной. И кто знает, скольких советских солдат положил, будучи пулеметчиком в отряде солдат-смертников Квантунской армии.

        Его зовут Петр Танака. Или – в как в юности – Акио, что в переводе с японского означает «яркий мужчина». Без малого полвека он честно работал – мотористом, пастухом, кочегаром – на экономику сначала СССР, потом РФ. Давно разучился писать и читать иероглифы. Разговаривая по-японски, с трудом подбирает слова. На вопрос: «Хотелось бы вернуться на родину?» – чаще всего отвечает: «Нет!» Наверное, так оно и есть. Однако по ночам, пусть и не часто, видит во сне цветущую сакуру.

        В этом году Танака-сан (или сельский пенсионер дядя Петя) все-таки поедет в Японию. Так сложилась жизнь.

        Петр Танака (фото: Андрей Лазурин)
        Петр Танака (фото: Андрей Лазурин)

        ВЗГЛЯДВы, господин Танака, через месяц собираетесь в Японию. Но почему все-таки так долго – больше семи десятков лет – откладывали поездку?

        Петр Танака: С моей пенсией далеко не уедешь.

        ВЗГЛЯД: Ну хорошо, это сейчас. А раньше, когда работали? Неужели не хотелось встретиться с родственниками?

        П. Т.: Так у меня ж там никого не осталось. Мамы не стало, когда мне было четыре года. Отец тоже умер. И мачеха.

        ВЗГЛЯД: А сестра? Она ведь, если не ошибаюсь, жива?

        П. Т.: Жива, только я про нее ничего не знаю. Она даже не ответила на письмо-запрос, который ей отправило генконсульство Японии. Видимо, не может простить. Я же был тэйсинтай – доброволец-смертник, но сдался в плен вместо того, чтобы сделать себе харакири. Кодекс камикадзе – слышали, знаете?

        ВЗГЛЯД: Конечно. Даже выписала, когда ехала к вам: «Смерть легче пуха, ты ее даже не почувствуешь, поэтому бояться умереть не стоит. Все произойдет мгновенно, и душа твоя обретет вечность, а имя – уважение в обществе».

        П. Т.: Ну вот... А я не разрезал себе живот, значит, стал предателем. А по нашим обычаям вся семья предателя покрывается позором.

        В общем, меня в Японии никто не ждет. Разве что сакура? Она ведь уже 72 весны без меня цвела. Может, помнит своего Акио, как вы думаете?

        ВЗГЛЯД: Помнит, не сомневайтесь. Но объясните, пожалуйста, что вас заставило записаться в отряд смертников?

        П. Т.: В 1943 году, когда я окончил восемь классов школы, война была в самом разгаре и наши власти призывали молодежь идти добровольцами на фронт. Я и пошел.

        Меня записали – не помню, правда, в какую часть. В общем, в Квантунскую армию.

        ВЗГЛЯД: Вы уже умели стрелять? Или добровольцев сначала посылали в какую-то школу молодого бойца?

        П. Т.: Ничего такого не было. Через неделю посадили в поезд, отправили в Маньчжурию. Там было тогда более миллиона японских солдат. А стрелять нас учили еще в школе – и из карабина, и из автомата, и из пулемета.

        ВЗГЛЯД: Свой первый день на фронте помните?

        П. Т.: Еще бы! Выкопали ячейки, установили пулеметы. Китайцы нас атакуют, стреляют, мы – в них. И мы, и они погибали тысячами...

        Видите, у меня следы на обеих руках? Это в меня китайский пулеметчик попал.

        ВЗГЛЯД: В госпитале долго лежали? 

        П. Т.: Совсем не лежал. Доктор намазал мне чем-то раны, забинтовал, а через два дня я снял бинты – и снова воевать. Больно, конечно, было, но меня за это наградили медалью.

        ВЗГЛЯД: И присвоили звание сержанта? 

        П. Т.: Нет. Сержантом – гунсо – я стал позже, когда взял в плен большого китайского начальника, генерала.

        ВЗГЛЯД: Как вам это удалось?

        П. Т.: Да как – как?.. Пошли ночью, впятером. Ползком, тихонько-тихонько. Один из наших в часового метнул нож – и насмерть. Я открыл палатку, вижу – генерал спит, укрывшись ковром. А под подушкой – пистолет.

        Я пистолет из-под подушки вытащил, генерала в простыню замотал и потащил.

        ВЗГЛЯД: Погодите, погодите, господин Танака! Генерал что – не кричал и не сопротивлялся?

        П. Т.: Так он же был в наркотическом опьянении. У китайцев половина войска были наркоманами. Да и вообще они плохо воевали. Накурятся своих наркотиков и спят под кустами. Какие ж это солдаты?

        В общем, за выполнение этого задания мне вручили золотую медаль, присвоили звание сержанта, и я стал командиром. У меня в подчинении было 27 человек.

        ВЗГЛЯД: Как вас на передовой кормили?

        П. Т.: Еды хватало. Повар варил кашу и суп на большом костре, а когда не мог готовить, нам давали сухой паек.

        ВЗГЛЯД: С обмундированием тоже все было хорошо?

        П. Т.: С этим – по-разному. Кадровые части имели полные комплекты формы, а пополнению не хватало ботинок, солдаты плели себе сандалии из соломы.

        Акио Танака (фото: из личного архива)
        Акио Танака (фото: из личного архива)

        ВЗГЛЯД: А где вы мылись, приводили себя в порядок?

        П. Т.: Какое мытье?! В войну некогда и негде было мыться. Это было очень тяжело – жара же стояла страшная, все мучились. Ходили по очереди к болоту или к луже, там и мылись. Без мыла, конечно, его не было совсем. Песком натрешься – вот тебе и вся гигиена. 

        ВЗГЛЯД: Но с информацией, надеюсь, все было нормально? Вы знали, что был взят Берлин, что закончилась война в Германии?

        П. Т.: Все мы знали.

        ВЗГЛЯД: Артисты к вам приезжали?

        П. Т.: Бывали. Помню, ансамбль – человек тридцать парней и девушек. Как раз затишье было, мы все сидели по своим окопам, а они на горке танцевали, песни пели. Не русские, конечно, наши, японские.

        ВЗГЛЯД: Понятно, что не русские, вы ж с русскими тогда воевали. А как, кстати, вам советские солдаты? Лучше, чем китайские?

        П. Т.: Да что там говорить... Конечно. Но и мы хорошо сражались. У русских были большие танки, в них садились по четыре–пять человек, а в наши – только три. Однако и мы хорошо стреляли.

        ВЗГЛЯД: Сильному противнику не обидно и проиграть.

        П. Т.: Что вам сказать... Это ведь не мы проиграли – наши генералы подписали капитуляцию. А мы воевали хорошо, смерти не боялись.

        ВЗГЛЯД: Как с вами обращались, когда вы попали в плен?

        П. Т.: В Хабаровске? Хорошо обращались, не били, кормили вовремя, рыбу соленую часто давали, горбушу.

        С немцами, конечно, обходились хуже. Мне их было жалко, я им частенько отдавал свой паек – рисовую кашу. В пакет бумажный заворачивал и носил.

        ВЗГЛЯД: Когда японских военнопленных начали отправлять на родину, многие уехали. Почему же вы остались?

        П. Т.: Уехали рядовые. А мы, командиры, были уверены, что на родине нас за предательство либо повесят, либо расстреляют. В Японии закон строг. 

        ВЗГЛЯД: Вы, вернувшись в 55-м, попали бы под трибунал, так?

        П. Т.: Точно.

        ВЗГЛЯД: А сейчас поедете – вам это не грозит? Прошел срок давности?

        П. Т.: Ну, думаю, таким стариком военный трибунал вряд ли заинтересуется.

        ВЗГЛЯД: Вот уж на старика вы точно не похожи! 

        П. Т.: Елки-палки, неужели правда молодо выгляжу? Эх, жаль, жизнь быстро пролетела.

        ВЗГЛЯД: Жалеете, что пришлось большую ее часть провести не на родине, или стали в России совсем своим?

        П. Т.: Своим в России, скажу честно, я так и не стал. А про родину – что ж... Очень, конечно, хочется посмотреть, как там сегодня живут. А вы в самом деле думаете, что моя сакура меня все еще ждет?

        Автор и редакция благодарят за помощь в организации этого интервью Андрея Лазурина, председателя международного военно-исторического объединения FRONT LINE.


        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2017 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost Apple iTunes Google Play
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............