Александр Тимохин Александр Тимохин Возможна ли морская блокада России

Для многих датчан противодействие России – продолжение борьбы со славянами за жизненное пространство в Средние века. Сегодня Дания – государство, активно помогающее режиму Зеленского. Поэтому нельзя исключать, что датчане вновь перейдут очередные красные линии.

23 комментария
Татьяна Бондарчук Татьяна Бондарчук Как помочь бегущим с Запада на родину соотечественникам

Чтобы вернуться в Россию по программе переселения соотечественников, документы надо подать в российском дипломатическом учреждении в стране пребывания. Но если разрешить это делать в России, это поможет вернуть на родину еще десятки тысяч людей.

11 комментариев
Тимур Шерзад Тимур Шерзад Северяне всегда побеждают южан

23 июня 1865 года капитулировал Стэнд Уэйти – последний генерал южан в Гражданской войне в США. Продлившись более четырех лет, она навсегда изменила Америку. Спецоперация на Украине длится меньше, но уже сейчас у этих конфликтов можно найти много общего.

7 комментариев
5 февраля 2008, 21:48 • Общество

Суд закрыл каток на Дворцовой площади

Тягу к прекрасному ущемили

Суд закрыл каток на Дворцовой площади
@ ИТАР-ТАСС

Tекст: Денис Нижегородцев,
Санкт-Петербург

Каток, появившийся на Дворцовой площади 1 декабря, сразу стал мишенью для критиков. Против него выступили многие жители города, в том числе директор Эрмитажа Пиотровский, кинорежиссер Сокуров и глава Совета Федерации Миронов. В середине декабря был подан иск в суд. Инициативная группа петербуржцев потребовала признать каток незаконным и обвинила органы охраны памятников в бездействии. Суд решение принял, но, судя по всему, обе стороны остались недовольны.

Истцы, к которым относятся члены организации «Живой город» (они давно борются за сохранение исторического облика Петербурга), Ассоциации малого и среднего бизнеса и петербургский инженер Александр Макаров, были несколько удивлены решением суда. Все-таки за катком стояло мощное лобби. Сама губернатор Валентина Матвиенко хвасталась, что каток в Санкт-Петербурге больше, чем в Москве.

Мы добивались еще и того, чтобы Дворцовую площадь наконец признали ансамблем, имеющим историческую ценность

«К нашему удивлению, суд полностью признал нашу правоту», – призналась радостная Юлия Минутина, одна из тех, кто сражался с катком в суде.

Инициативная группа петербуржцев потребовала суд признать размещение катка на главной площади города незаконным, так как он нарушает право граждан на доступ к культурным ценностям, в частности к знаменитой Александрийской колонне (объект расположен очень близко от памятника).

Истцы обвинили также городской Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников и Россвязьохранкультуру в бездействии – мол, не проследили. Суд оказался целиком на стороне истцов и обязал названные органы госвласти «предпринять все действия по устранению катка, нарушающего право доступа к культурным ценностям граждан России».

Тем не менее один из самых красноречивых заявителей, петербургский инженер Александр Макаров, который на прошлом заседании суда, 29 января, больше часа объяснял собравшимся, в чем конкретно каток ущемил права петербуржцев, решением суда, похоже, недоволен.

«Мы добивались еще и того, чтобы Дворцовую площадь наконец признали ансамблем, имеющим историческую ценность. К сожалению, для этого не хватает существующей законодательной базы. Но все равно хорошо, что мы выиграли», – отметил он.

Напомним, юридический статус Дворцовой площади так и остался в подвешенном состоянии. Как раз во время строительства катка всплыла информация, которая вызвала настоящий шок у ценителей прекрасного. Оказалось, что визитная карточка города – ансамбль Дворцовой площади – официально не является объектом культурного наследия.

Таким образом, и какая-то особенная охрана со стороны государства ей не нужна. Согласовывать с органами охраны памятников возведение на ней чего бы то ни было, будь то каток, цирк или ресторан, не требуется. Памятниками федерального значения являются лишь отдельные дворцы, которые здесь возведены, и, конечно, Александрийский столп в центре.

Безусловно, все понимают, какую огромную ценность представляет собой площадь. Но так получилось, что, хоть она и была внесена в реестр особо ценных мест еще несколько лет назад, реестр так и не утвердили и ее статус буквально завис.

После сегодняшнего вердикта суда представители Россвязьохранкультуры, которых обвиняли в бездействии, продолжают стоять на своем.

«Я до сих пор не видел документов по этому делу, – пожаловался заместитель председателя территориального отделения Россвязьохранкультуры по Петербургу Александр Шухободский. – Протоколов они нам не представили, все им некогда. Очень трудно без документов сформулировать свою позицию».

В целом ответчики остались при своем мнении. По словам Шухободского, существование этого катка не противоречит федеральному законодательству, а вот городскому регламенту использования Дворцовой площади – противоречит, так как расстояние до памятников получилось гораздо меньшим, чем прописано в этом регламенте. Есть и другие причины, но они, по мнению ответчика, уже не подпадают под юрисдикцию его ведомства.

«Суд хочет, чтобы мы провели проверку исполнения законодательства об охране памятников, – возмущается Шухободский. – Какую проверку? Проверку проверки? Мы в прошлом году уже все проверили и пришли к выводу, что федеральное законодательство не нарушено. Я думаю, когда нам наконец покажут документы, мы решим, что делать дальше».

Скорее всего, решение ведомства сведется к обжалованию приговора или встречному иску, предупредил он. Правда, свое личное отношение к этой проблеме эксперт высказывать отказался.

«Мое мнение никого не должно интересовать. Если под мнение каждого мы плясать будем, такая жизнь начнется… Надо законом руководствоваться, и все тут. Закон нам никаких правовых рычагов воздействия на указанный объект не дает», – подчеркнул Шухободский.

Истцы тем временем продолжают настаивать на том, что каток «нарушает право граждан на доступ к объектам культуры». Слово «доступ», кстати, стало основным камнем преткновения на суде. Участники процесса так и не пришли к единогласному мнению, что имеется в виду.

«Смотрели, что такое доступ и по словарю Даля, и по Ожегову, – вспоминает Шухободский. – Но это все не главное. Это игра какая-то».

Главное, по мнению чиновника, – это то, что в суд не предоставлено никаких доказательств, что приобщение к культурным ценностям ограниченно. Но служители Фемиды приняли сторону горожан.

..............