Дмитрий Губин Дмитрий Губин Итог предательства всегда один

Для нынешних иноагентов судьба Блюменталь-Тамарина должна бы стать уроком, но даже саму эту фамилию мало кто слышал, ее давно забыли. Это, кстати, обязательный итог жизни любого предателя.

24 комментария
Сергей Миркин Сергей Миркин Большая война или новый мировой порядок?

На Западе есть силы, которые хотят повернуть историю вспять и вернуться в условные 90-е, когда Запад безраздельно доминировал в геополитике, а в его ценности пытались заставить верить весь мир. Выходит, что большая война неизбежна?

11 комментариев
Борис Акимов Борис Акимов Человека нужно заносить в Красную книгу

Сохранить человека, прекрасного в своем многообразии, сложно и парадоксально устроенного, созидателя и творца – это должно стать нашим русским ответом на глобалистскую повестку расчеловечивания.

2 комментария
6 марта 2020, 17:15 • Политика

«Московский протокол» обозначил крупнейшее поражение Эрдогана в Сирии

"Московский протокол" обозначил крупнейшее поражение Эрдогана в Сирии

«Московский протокол» обозначил крупнейшее поражение Эрдогана в Сирии
@ Дмитрий Виноградов/РИА Новости

Tекст: Евгений Крутиков

На сирийских фронтах впервые за последние дни наступило затишье – и это прямой результат переговоров между лидерами России и Турции. Какое положение на фронтах фиксирует подписанный по итогам переговоров протокол, чего не смогла добиться в Сирии турецкая армия и почему у Асада есть все основания для радости?

В сирийской провинции Идлиб вступило в силу перемирие – согласно подписанному накануне в Москве российско-турецкому протоколу.

Интенсивность боевых действий действительно резко снизилась. Главным образом потому, что прекратила работу авиация – и сирийская, и российская, и пока турецкая – и артиллерия. Спорадические перестрелки еще продолжаются, тем более что и сирийцам, и туркам, и особенно боевикам-джихадистам потребуется время, чтобы восполнить потери и осознать новую реальность.

А новая реальность заключается в том, что зимняя кампания 2019/2020 закончилась полной победой сирийский правительственных войск при поддержке ВКС России. Победные для сирийцев военные итоги по факту зафиксированы в коротком «московском протоколе», в котором больше недосказанного, чем зафиксированного на бумаге.

Во-первых, многодневные и очень кровопролитные бои за Саракиб и его окрестности завершились установлением контроля правительственных сил над трассой М5 (Дамаск – Хама – Алеппо). Боевики потеряли даже возможность огневого контроля над дорогой, не говоря уже о физическом. Два основных города Сирии теперь имеют прочную связь, что принципиально изменяет уже и политический расклад сил. Трасса М5 в «московском протоколе» даже не упоминается. Она по факту осталась за сирийцами просто по результатам военных действий.  То есть главная и основная цель зимней военной кампании достигнута в полном объеме.

Во-вторых, по умолчанию протокол фиксирует все результаты зимней кампании. Как сказано в декларации по итогам переговоров Путина и Эрдогана, решено «прекратить все боевые действия по существующей линии соприкосновения». То есть территория «заповедника Идлиб» (он же «зона деэскалации») сократилась на треть. Число освобожденных населенных пунктов приближается к 200. До собственно города Идлиба по прямой чуть более 10 километров. А ведь изначально турецкая сторона требовала от Дамаска отойти обратно до первой линии так называемых турецких обсервационных постов, то есть вернуться к конфигурации фронта на начало декабря прошлого года.

Во-третьих, турецкая сторона обязуется разблокировать трассу М4, организовать по ней совместное патрулирование с российской военной полицией по тому принципу, который работает в Курдистане. Трасса М4 (а не М5) напрямую упомянута в «московском протоколе», и вдоль нее турецкая сторона при содействии России обязуется организовать демилитаризованную зону в шесть километров в обе стороны от дороги. То есть 12-километровая «полоса безопасности» должна разрезать «заповедник» пополам.

Появление трассы М4 в тексте российско-турецкого протокола – самая главная неожиданность по итогам переговоров Эрдогана и Путина. Многие даже глазам своим не поверили, решив, что закралась ошибка и речь идет все-таки об М5. Но в тексте четко указано, что трасса будет разблокирована от Тромбы (два километра на запад от Саракиба) до Айн аль-Хавра, что уже у провинции Латакия.

Трасса М4 (Латакия – Алеппо через Джиср-аш-Шугур и Саракиб) была для правительственной армии Сирии второй главной целью зимней кампании.

По факту САА ее не достигла, но быстрое продвижение по долине Аль-Гааб делало эту цель достижимой. Вообще-то Турция должна была разблокировать ее еще по сочинским соглашениям, но палец о палец не ударила. Теперь же требуется еще и 12-километровый коридор безопасности создать. Поскольку правительственные войска Сирии к трассе М4 так и не вышли на момент подписания протокола, ее можно было бы игнорировать.

Если трасса М5 – законный трофей, то разблокирование М4 – победа дипломатическая. Или же это демонстрирует слабость позиции турецкой стороны, с которой Эрдоган приехал в Москву. Если бы у турок были возможности удержать М4, они бились бы за нее, как за Стамбул, поскольку утрата этой трассы будет означать в перспективе полный разгром группировок джихадистов и турецких прокси в Идлибе. Кроме того, установлен четкий срок, к которому турки должны зачистить трассу и 12-километровый коридор: 15 марта.

Конечно, это не означает, что завтра или даже после 15 марта немедленно возобновится движение по М4, хотя бы в виде конвоев. Трасса проходит непосредственно сквозь крупный город Джиср-аш-Шугур, который считается неформальной «столицей» джихадистских банд, состоящих из выходцев из бывшего СССР и других радикальных боевиков-иностранцев. «Хайат Тахрир аш-Шам», которой эти отряды формально подчиняются, московские договоренности и перемирие не признала. В оперативных планах правительственных войск Джиср-аш-Шугур значится крупнейшей целью.

Сейчас, после восстановления контроля над трассой М5, физический контроль над М4 потерял, например, экономическое или социальное значение, а стал лишь военной и политической целью.

Джиср-аш-Шугур раздражает наличием там всяких «Борцов Туркестана», уйгуров и террористических групп выходцев с Кавказа. Кроме того, в сирийском Генштабе считают трассу М4 естественной отсечной линией, заняв которую можно приступать к зачистке идлибской городской агломерации. Если «московский протокол» будет реализован в полном объеме, это сильно облегчит ситуацию и на земле зафиксирует позиции и стремления САА.

В-четвертых, турецкие «обсервационные» посты, оставшиеся в глубоком тылу правительственных войск, теряют смысл. Уже утром пошли слухи о том, что часть из них (всего их восемь) может быть просто выведена. И хотя Эрдоган утверждает, что все они будут сохранены, в итоге он должен будет их вывести, поскольку посты турок полностью блокированы, и их снабжение может осуществляться только с помощью российской военной полиции. Россияне готовы возить туркам где-нибудь в Муреке кашу и воду, но не бесконечно. Турок никто не трогает, но делать им там больше нечего.

До декабря прошлого года турецкие посты фиксировали претензии Анкары и ее «участие» в событиях и даже «гарантии» Анкары для Идлиба. Теперь это уже фантом. Эрдоган добился права ответить, если сирийцы будут обстреливать турецкие части, но практика показывает, что САА и так первой на турок не нападает.

Спорной остается позиция целой дивизии, которую по частям турки ввели в Идлибскую городскую агломерацию. Об этом ничего в письменном виде не сказано, но Эрдоган подписался под фразой о суверенитете и территориальной целостности Сирии. То есть юридически у него нет прав держать в Идлибе столько войск.

Если оценить все это в целом, то в военном плане «московский протокол» означает фиксацию поражения и боевиков различной идеологической направленности, и турецкого контингента. Линия фронта зафиксирована на максимальном пике продвижения САА вглубь «заповедника» (кроме Найраба, но это уже частность), а разблокирование трассы М4 увеличивает «объем победы» за счет не достигнутого на земле. Эвакуация по-тихому турецких обсервационных постов в глубине территории Сирии дополнительно будет означать восстановление суверенитета над частью ее территории, которую ранее по факту удерживали турки.

Все, что мог позволить себе Эрдоган в ответ, это демонстративно не называть президента Сирии Башара Асада по имени в своем выступлении, каждый раз употребляя абстрактное слово «режим».

Кроме того, турецкая сторона будет вынуждена остановить провокации на греческой границе и прекратить безудержный хайп на «миллионах беженцев». За это Москве должна сказать большое спасибо Большая Европа.

Есть все основания полагать, что текущая ситуация на фронтах – разграничение по факту и перемирие – имеет все шансы продлиться как минимум до лета. САА все это время будет восполнять потери, отрабатывать новую тактику и подтягивать к линии фронта силы ПВО.

Как все это переживет Анкара – непонятно. Эрдогану придется приложить много усилий, чтобы объяснить происходящее своим избирателям. Блицкриг в Идлибе провалился, но за эти две недели в Анкаре было много чего наговорено, включая обещания «дойти до Дамаска» и отомстить за каждого погибшего турецкого солдата. Единственное, чего удалось добиться Анкаре с ее крупнейшей (после американской) армией в составе блока НАТО, – сохранить сильно уменьшившийся в размерах Идлиб.

Некоторые усмотрели троллинг Эрдогана со стороны России в том, что часть переговоров в Кремле проходила в зале, украшенном статуей Екатерины Великой и картиной с сюжетом из русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Это чистой воды случайность, никто ничего страшно символического в этом не замышлял, да и турецкая сторона вряд ли обратила на это внимание. Не до того было. Но результат говорит сам за себя: «московский протокол» закрепил на бумаге победу САА в зимней кампании, Россия не снизила поддержку Дамаска, а Турция была вынуждена пойти на дополнительные и очень серьезные уступки.

..............