Взгляд
18 апреля, четверг  |  Последнее обновление — 17:21  |  vz.ru
Разделы

Церковные диссиденты успешно решают дьявольскую задачу

Епископ Питирим (Творогов), епископ Русской православной церкви, епископ Душанбинский и Таджикистанский
Только безумец может желать гонений, чтобы очистить Церковь. Мужество – победить грех в самом себе, смелость – жить среди грешников, не осуждая их, а являя пример, которому они могли бы подражать. Подробности...
Обсуждение: 19 комментариев

Автомобиль для миллионеров дарит шанс экономике

Антон Любич, экономист
Мы годами воспринимали автомобильную промышленность как производителя максимально дешёвых «жестяных банок». Вряд ли русский фольклор родил о чём бы то ни было больше анекдотов, чем о «Жигулях». «Место-то проклятое». Подробности...
Обсуждение: 21 комментарий

Люди любят отнюдь не Сталина

Дмитрий Гололобов, адвокат, приглашённый профессор университета Вестминстер
Народ реально изголодался по хотя бы какой-то правде. Пусть и жуткой, с запахом крови и стуком уносящихся в ГУЛАГ теплушек. Но что делать, если народ о другой «правде» не знает? Он начинает верить в кровавую. Нет ведь другой. Подробности...
Обсуждение: 345 комментариев

    Открылся 18-й Шанхайский международный автосалон

    Открылся 18-й Шанхайский международный автосалон, собравший множество ярких новинок от ведущих автопроизводителей из 20 стран мира. В центре внимания – электромобили. Скажем, Audi привезла в Китай настоящий автомобиль будущего – концепт AI:me, полностью электрический беспилотник
    Подробности...

    Появились первые фото из сгоревшего Нотр-Дама

    Появились первые фотографии из сгоревшего собора Парижской Богоматери. Горевший всю ночь храм получил серьезные повреждения: обрушился деревянный шпиль, пострадала несущая конструкция. С полыхавшим всю ночь огнем удалось справиться только к утру
    Подробности...

    Собор Парижской Богоматери сгорел

    Знаменитое на весь мир здание собора Парижской богоматери, кажется, уже не будет прежним. Легендарная церковь пострадала от сильнейшего пожара, дым от которого был виден на весь Париж
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Минюст США заявил об отсутствии сговора Трампа с Россией

        Главная тема


        Запад уничтожает свою историю

        «буду откровенен»


        Никита Михалков презрительно высказался о скандальном фильме «Братство»

        ответ на санкции


        Россия запретила экспорт нефти и нефтепродуктов на Украину

        российский МИД


        Захарова развенчала миф о Крыме

        Видео

        выборы на украине


        Зеленский раскрыл планы по поводу русского языка

        великая отечественная война


        Как советские пленные угнали немецкий танк

        война в ливии


        Проиграл ли «пророссийский фельдмаршал» битву за Триполи

        авиасалон МАКС


        Китай ждет помощи от России в области авиации

        корабль тонет, крысы бегут


        Команда Порошенко приготовилась к бегству

        Российский автопром


        Антон Любич: Автомобиль для миллионеров дарит шанс экономике

        История войны


        Алексей Колобродов: Несвоевременный роман, который очень вовремя

        Дорога в ад


        Сергей Худиев: Транс-активисты вплотную принялись за детей

        на ваш взгляд


        Должна ли Россия помочь Франции в восстановлении собора Парижской Богоматери?

        Что стоит за «очень бурным объяснением» Путина с Лукашенко

        Александр Лукашенко с Владимиром Путиным на заседании ЕАЭС в Санкт-Петербурге   7 декабря 2018, 08:10
        Фото: Olga Maltseva/Reuters
        Текст: Петр Акопов

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        У президентов России и Белоруссии, похоже, случился крайне эмоциональный спор – и за некоторые выражения Лукашенко пришлось перед Путиным извиняться. Формально темой беседы были цены на газ. Но на самом деле спор был совсем о другом. Если выражаться предельно ясно: в какой форме и когда произойдет воссоединение России с Белоруссией?

        Когда президент Белоруссии Александр Лукашенко на саммите Евразийского экономического союза в Санкт-Петербурге снова поднял тему цены на российский газ, казалось, что это просто повторение вечной темы. Начал, правда, Лукашенко с более общих вопросов – о том, что в Евразийском союзе существует ряд важных нерешенных вопросов:

        «Я говорю не с точки зрения стенания и рыдания, а потому что договорились, но не сделали. Наш Союз образовался на определенных свободах передвижения рабочей силы, капитала, товаров и т. д. И самое главное, о чем мы договаривались по экономике, что все субъекты хозяйствования и люди будут иметь равные условия. Если таких равных условий нет, то нет и Союза.

        Я приведу один пример. Тариф «Газпрома» на транспортировку природного газа для Беларуси составляет почти 3 доллара за 1 тыс. куб. м на 100 км, а внутренний тариф в России около 1 доллара за 1 тыс. куб. м на 100 км – и получается, что в структуре цены газа для Беларуси плата за транспортировку по территории России составляет более 70%».

        В результате для белорусских потребителей газ стоит почти 130 долларов за 1 тыс. куб. м, в то время как для россиян в соседней Смоленской области – 70 долларов, возмутился Лукашенко: «Почти в два раза ниже. Простой вопрос как конкурировать в этой ситуации?»

        Лукашенко напомнил, что Россия в начале года предложила работу по устранению барьеров, препятствующих формированию общего рынка ЕАЭС:

        «Но вопрос решается непозволительно медленно, и на смену старых барьеров устанавливаются новые. Это неприемлемо, эта практика нарушает достигнутые договоренности... Надо исключить протекционизм при принятии решений... Так зачем у себя создаем? Для нас это великий шанс объединиться, сплотиться и придать еще большую динамику ЕАЭС. Беларусь к этому готова».

        Владимир Путин пообещал подискутировать позже, «когда пресса покинет зал», но перед этим решил публично сказать несколько слов о цене на газ. Президент напомнил, что сейчас важен не тариф, а конечная цена газа:

        «Обращаю внимание, что 129 долларов цена сегодня у Беларуси, будет в следующем году 127 долларов. А в ФРГ – 250 долларов. И это, безусловно, большое преимущество для союзников по ЕАЭС. Конечно, нужно стремиться к унификации, но

        для этого нужно время и другой уровень интеграции. Это предмет разговоров и переговоров, мы к этому готовы».

        На это Лукашенко возразил, что главный торговый партнер Белоруссии не ФРГ, а Россия, и в белорусской продукции очень много российских комплектующих, а «пока мы имеем худшие условия, чем Германия, туда еще 3000 км качать надо». Надо идти в сторону единого рынка ТЭК, а не останавливаться, призвал белорусский президент – «если будем идти, то и вопросов не будет».

        Но и на этом дискуссия не закончилась – Путин, заверив Лукашенко в том, что «так и будет», снова напомнил про «достаточные преимущества» Минска в сфере поставок газа. И «если бы Белоруссия не имела этих преимуществ, связанных с интеграцией, а цена формировалась на рыночных принципах, это было бы не 129 долларов, а 200 – вот в чем разница». Лукашенко не согласился, назвав эти расчеты неправильными и пожаловавшись на то, что Белоруссия находится в «худших условиях, чем Германия».

        «Вроде воевали против Германии вместе, а наши люди, еще не умершие после войны, имеют такую ситуацию», – посетовал он. Также он указал и на разницу в логистических расходах при поставке газа в Белоруссию и Германию, «туда еще 3000 километров качать нужно».

        Спор завершился лишь после того, как Путин еще раз предложил Лукашенко детально обсудить эту проблему в закрытом для прессы режиме. Выйдя после этой дискуссии к прессе, белорусский президент даже сказал, что «пришлось извиняться потом перед хозяином сегодняшней встречи. Очень бурное было объяснение, ну, вам лучше не слышать этого».

        О чем вся эта история? Вовсе не про цену на газ. Она про интеграцию наших стран в рамках Евразийского союза. Конечно, не только России и Белоруссии, но и остальных трех участников (Казахстана, Киргизии и Армении).

        Понятно, что у России и Белоруссии степень экономической интеграции выше, чем у других. Все-таки пусть и формальное, но Союзное государство было образовано уже почти 20 лет назад, то есть всего несколько лет спустя после развала СССР. Да и сам Лукашенко, почти четверть века руководящий Белоруссией, всегда был сторонником союза с Россией, подчеркивал братский характер отношений двух стран. Но с образованием Евразийского союза вопрос перешел уже в практическую плоскость – создание общего рынка и устранение нагроможденных после развала СССР барьеров.

        К чему приведет создание общего рынка? К созданию Евразийского союза как полноценного государства, пусть пока и в форме конфедерации. То есть стирание экономических границ между пятью государствами неизбежно приведет к воссоединению этих частей СССР. Можно сколько угодно долго говорить о союзе суверенных государств, о невозможности отказа от национального суверенитета – но логика развития, причем не только экономического, но и исторического, и геополитического, диктует неизбежность воссоединения их с Россией. И особенно сильно это касается Белоруссии, которая на самом деле никуда и не уходила от России.

        И как раз тут начинается главная дилемма для Лукашенко.

        Как русский, как советский человек он не может не понимать временный и случайный характер возникновения Республики Беларусь. Как и то, что белорусы и русские – это часть одного большого народа. И возвращение к единству будет благом и для них самих, и для русского мира. Поэтому Лукашенко и ведет страну по пути интеграции в рамках Евразийского союза. Но одновременно как президент независимого государства он не может сказать самому себе и своим гражданам: все, мы поигрались в независимость, отсиделись в «домике», сейчас Россия уже не разваливается, она вышла из смуты, давайте воссоединяться.

        Отсюда и двойственность его действий. Он говорит о том, что вместе воевали с Германией, и хочет такой же цены на газ, как на Смоленщине, но при этом не готов отказываться от суверенитета. Его можно понять – по-человечески и даже политически. Но принимать решение все равно придется. Сейчас Лукашенко 64 года, к моменту создания единого рынка ЕАЭС ему будет 71.

        Конечно, ему может быть отпущено Богом и 80, и 90 лет жизни. Но вопрос полного воссоединения России и Белоруссии, конечно, должен быть решен при жизни Лукашенко. Если он не захочет «завещать» свою республику Москве, это будет с его стороны предательством русского мира. Хотя уже после 2025 года Евразийский союз начнет превращаться из надгосударственного в государственное образование, скорость дальнейшей интеграции во многом зависит от личного выбора Нурсултана Назарбаева и Александра Лукашенко. Владимир Путин свой выбор давно уже сделал – и неслучайно в споре с белорусским президентом он согласился с тем, что «нужно стремиться к унификации»:

        «Но для этого нужно время и другой уровень интеграции. Это предмет разговоров и переговоров, мы к этому готовы».

        Такой другой уровень интеграции есть. И по-русски он называется воссоединением.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............