Взгляд
21 ноября, четверг  |  Последнее обновление — 00:27  |  vz.ru
Разделы

Встреча «четверки» России не нужна, но состоится

Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
Остается один вопрос: чем является уступка Москвы европейским партнерам? Просто личной любезностью Путина по отношению к Меркель и Макрону, или же можно рассчитывать на возврат долга? Подробности...
Обсуждение: 37 комментариев

Как обустроить вандалов

Николай Гурьянов, журналист
Судьбу граффити должны решать не коммунальщики, не чиновники, не коммерческие структуры, а местная гражданская община посредством некоего органа самоуправления. Иначе все будет, как сейчас: талантливые граффити закрашивают, некрасивые – наносят. Подробности...
Обсуждение: 16 комментариев

Русским не хватает любви к жизни

Сергей Худиев, публицист, богослов
В следующем году население России снова сократится. Проблема в том, что мы себя не любим. А сознание своей ценности мы обретаем, когда соотносим себя с чем-то более важным и ценным, чем мы сами. Подробности...
Обсуждение: 32 комментария

    Проект нового плацкартного вагона

    Макет нового плацкартного вагона в натуральную величину показали на ежегодной выставке «Транспорт России», проходящей в московском Гостином дворе. Главная особенность концепта – наличие индивидуального пространства для пассажиров
    Подробности...
    Обсуждение: 5 комментариев

    Историк Соколов в бронежилете на следственном эксперименте

    В пятницу арестованного историка Олега Соколова привезли на следственный эксперимент на набережную реки Мойки в Санкт-Петербурге, где, по данным следствия, он пытался утопить отрубленные руки своей убитой молодой невесты
    Подробности...

    На автомобильном салоне в Дубае показали люксовые суперкары

    В Дубае проходит ежегодный автомобильный салон. Это главная подобная выставка на Ближнем Востоке, проводится она с 1989 года. И хотя соперничать по статусу с главными автосалонами мира мотор-шоу в ОАЭ не может, крупнейшие автопроизводители нередко показывают здесь свои новинки
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Российский «шпионский» корабль исчез с радаров у берегов Северной Америки

        Главная тема


        Работавший в Москве натовский шпион притворяется наивным пенсионером

        «Мы подождем»


        Путин пошутил по поводу технологий США по добыче сланцевой нефти

        шпионаж на украину


        Полученные от российского военного разведданные Киев мог передавать США

        «провокационные и абсурдные»


        МИД ответил на требование Эстонии вернуть «аннексированные территории»

        Видео

        ошибки СССР


        Зачем Россия «отдавала последнее» союзным республикам

        «главный противник США»


        Китайцы не случайно нашли у России «слабые места»

        комиссары в погонах


        Победа над коррупцией убила еще одну реформу Сердюкова

        ранок газа


        У Газпрома появился новый конкурент в Европе

        викторина


        Стихи вождя или стихи поэта?

        Русский крест


        Сергей Худиев: Русским не хватает любви к жизни

        Стенограффити


        Николай Гурьянов: Как нам обустроить вандалов

        Уступка Москвы


        Ирина Алкснис: Встреча «четверки» России не нужна, но состоится

        на ваш взгляд


        Вы знаете слова гимна России наизусть?


        Андрей Тесля

        Серебряный век – это про нищих наследников великой культуры

        Андрей Тесля
        кандидат философских наук
        11 октября 2018, 23:10

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Серебряный век русской культуры – сами эти слова звучат переливчатым звоном для культурного уха. Это последний отсвет великой культуры перед погружением во тьму века железного.

        Не случайно само название «серебряного века» утвердилось за этим периодом весьма поздно – и столь крепко прижилось в советской культуре. Последняя находила в нем все то, чего была лишена в своем повседневном существовании. Там были прекрасные бесполезные стихи, полные сложных аллюзий, высоких слов и духовного напряжения. Там были споры о Боге, о новом человеке, о Третьем завете. Там была «Бродячая собака», «Золотое Руно» и «Путь».

        В действительности все было несколько иначе. Так, споры о Боге упорно сводились к религиозной общественности, а последняя была нужна постольку, поскольку указывала светлый путь в социалистическое будущее, в которое, на взгляд пророков, не мог привести позитивистский марксизм. Все это сопровождалось крайней экзальтацией и страстным желанием установить тождество между чашей Диониса и чашей Христа.

        Нити, которые связывали Серебряный век с последующим, в дальнейшем старательно забывались. Он превращался в идеальный финал, а не в начало той реальности, в которой вынуждены были существовать воспевающие его.

        «Серебряный век» Владимира Соловьева был про Тютчева, Фета, Полонского. Был про тех, кто лишен классической ясности, живет в тенях и оттенках смыслов – про вечер и ночь.

        Фото: Рамон Касас, 1899

        Серебряный век в том смысле, который утвердился полвека спустя, – история про нищих наследников великой культуры. Это не про личное, не про индивидуальное – это история про перевод старых больших смыслов на язык наступающей массовой культуры.

        Языком плаката и лозунгов заговорил не Маяковский – за десятилетия до него этим языком стал писать роман Мережковский, уверенный в том, что если говорить о «двух безднах» или поминать на каждой странице Бога, то это величественно и возвышенно. В том, что разговор «о высоком» требует заглавных букв, высокого слога и скорбного выражения лица.

        Собственно, Серебряный век – это про газету. Про приход массового читателя, которому все нужно объяснять «на пальцах».

        Но это – не про перевод. Авторы этого века, из тех, что оказались успешны, сами не только говорили, но и мыслили на этом языке. Он был их собственным – и они твердо верили, что большие слова сообщают большие смыслы. И грохот, создаваемый в одном абзаце, слышался им сродни светопреставлению.

        Им всем мерещился Апокалипсис. И в общем для них – в смысле их места в истории – было большим везением, что апокалипсис действительно состоялся, придав их словам силу реальности. Если представить на мгновение, что 1917-го и последующих не случилось, то их громкие слова превращаются в пустую игру и пошлость.

        Революция их сделала настоящими. Никто из них всерьез не собирался умирать или отправляться в изгнание. Они как люди оказались зачастую гораздо лучше своих текстов. Они оказались настоящими и тем самым придали отблеск подлинности тому, что писали.

        Если бы Серебряный век продолжился дальше, он превратился бы в любопытную, во многом курьезную местную историю, породившую несколько прекрасных текстов, груды мусора, бездарно прожитые жизни – в ощущении титанического значения собственной личности.

        Но он попал на переломный момент русской истории. И то, что было пустыми восклицаниями, зазвучало пророчествами. Когда он наложился на революцию, то вырос до эпохального и его глубинная пошлость стала незаметна – или, точнее, замечаема с неловкостью. Ее стали списывать на особенности языка, который способен оправдать всё.

        «Пошлость» – наравне с «мещанством» – одно из ключевых слов этой эпохи, излюбленное теми, кто числит себя в ее наследниках. Но ведь самое пошлое из всего, что можно вообразить, – это борьба с пошлостью, на которую столько сил потратил Набоков, закономерно любимый автор русской интеллигенции.

        Борьба с пошлостью есть по существу реинкарнация главного романтического конфликта между действительностью и идеалом. Но если у романтиков конфликт заканчивался гибелью главного героя – мир в своей повседневности оказывался несовместимым с человеком, то Серебряный век нашел способ выжить – проложить между собой и действительностью как можно больше громких слов. И при этом зачастую умудрялся верить в собственное бессмертие – вполне всерьез полагая, что в его лице жизнь победила смерть неизвестным науке способом, что собственный конец будет и концом всего мира, следовательно, конца не будет – из времени они шагнут прямо в вечность.

        Это представление о собственной исключительности – для которой не писаны законы, которая сама определяет реальность и способы жить. Причем не в смысле своего пути, а в том, что в начале было твое собственное слово – со всеми вытекающими из него последствиями.

        Это история про то, как играючи создаются миры и реальности, законы и нормы, как воображением нового салонного демиурга созидается новый мир, в котором у вас все есть и вам за это ничего не будет. Собственно, об этом лучше написал Ходасевич в «Конце Ренаты» – идеальный самокритик Серебряного века, выстраивавший себя в сознательной противоположности ему.

        Люди Серебряного века воспевали тонкий вкус, точнее, тех, кто им обладает. Кажется, это прямая противоположность хорошего вкуса, ведь его это должно интересовать в последнюю очередь. Впрочем, всякий разговор о хорошем или тонком вкусе уже отдает пошлостью, и тем мы приносим свою дань Серебряному веку.

        Впрочем, на него можно взглянуть иначе – и увидеть в нем благое. Если вслед за Юргановым понять его как способ производства модерной личности, как историю про формирование автономии, ощупывание/нащупывание границ себя в новой субъектности. Тогда он – не про форму и изящество, а про техники создания себя.

        И в этом смысле мы наследуем Серебряному веку как не можем, при всем желании, стать наследниками Золотого, поскольку он – про дворянство, про врожденную иерархию, а не про то, что иерархия определяется личностью, следовательно, переопределяется в процессе проживания жизни.

        (в соавторстве с Владасом Повилайтисом)


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

        Другие мнения

        Встреча «четверки» России не нужна, но состоится

        Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
        Остается один вопрос: чем является уступка Москвы европейским партнерам? Просто личной любезностью Путина по отношению к Меркель и Макрону, или же можно рассчитывать на возврат долга? Подробности...
        Обсуждение: 24 комментария

        Как обустроить вандалов

        Николай Гурьянов, журналист
        Судьбу граффити должны решать не коммунальщики, не чиновники, не коммерческие структуры, а местная гражданская община посредством некоего органа самоуправления. Иначе все будет, как сейчас: талантливые граффити закрашивают, некрасивые – наносят. Подробности...
        Обсуждение: 13 комментариев

        Русским не хватает любви к жизни

        Сергей Худиев, публицист, богослов
        В следующем году население России снова сократится. Проблема в том, что мы себя не любим. А сознание своей ценности мы обретаем, когда соотносим себя с чем-то более важным и ценным, чем мы сами. Подробности...
        Обсуждение: 22 комментария

        Хлеб и оружие можно отнять у других

        Герман Садулаев, писатель, публицист
        Наша повседневная жизнь наполнена ритуалами, которые мы не распознаем, пока не утратим. И они не менее важны для самосохранения индивида и целого народа, чем хлеб и оружие. Я рискну предположить даже, что более. Подробности...
        Обсуждение: 38 комментариев

        Мы испугались космоса, как ответственности

        Захар Прилепин, писатель
        Мы обменяли реальную фантастику и реальный космос на стопроцентную имитацию: компьютерные игры и просмотр чужих фильмов об этом космосе, где русские хоть и появлялись, но неизбежно пьяные, затыкающие ватником пробоину в космическом корабле. Подробности...
        Обсуждение: 101 комментарий

        «Рашагейт» по-британски станет не менее захватывающим, чем в США

        Дмитрий Родионов, политолог
        Надо понимать, что никакие доказательства «вмешательства» и не нужны. Достаточно громко произнести, что они есть. Или хотя бы намекнуть на это. Ведь в старой доброй Англии, как мы знаем из одного анекдота, все джентльмены и верят друг другу на слово. Подробности...
        Обсуждение: 17 комментариев

        Способны ли российские ракеты попасть в американский авианосец

        Александр Шишкин, инженер-кораблестроитель
        Порою можно услышать, что российские средства поражения, которые СМИ называют не иначе как «убийцы авианосцев», едва ли не бессмысленны в современных условиях. И все из-за того, что у России отсутствуют инструменты, необходимые для наведения этих ракет. И никакие авианосцы эти ракеты успешно атаковать не способны. Так ли это на самом деле? Подробности...
        Обсуждение: 118 комментариев

        Киев готовится добровольно отказаться от Донбасса

        Глеб Простаков, журналист
        По исследованиям, большинство жителей Донбасса желают в том или ином качестве интегрироваться в Россию, в составе Украины хотят жить немногим более 5%. А раз так, к чему реинтегрировать эти чуждые новому украинскому самосознанию элементы? Подробности...
        Обсуждение: 31 комментарий

        Время стрессов и страстей мчится все быстрей в лентах новостей

        Алексей Алешковский, сценарист
        В жизни, конечно, мало однозначного. Но нравственные ориентиры задают не политические убеждения, а систему ценностей. Ведь что такое хорошо, а что такое плохо, мы узнаем значительно раньше, чем знакомимся с разными политическими платформами. Подробности...
        Обсуждение: 13 комментариев

        Бьет – значит, не любит

        Анна Долгарева, журналист, поэт, военный корреспондент
        Совершенно непонятно, как будет работать закон о семейном насилии. Разобраться бы с существующими. Чтобы женщины не боялись идти в полицию. Чтобы им было куда уходить от насильника. Вообще – было куда идти. Подробности...
        Обсуждение: 111 комментариев
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............