Деловая газета «Взгляд»
http://www.vz.ru/opinions/2017/4/17/866682.html

Россия покупается на простейший трюк

   17 апреля 2017, 18::10
Фото: с личной страницы facebook.com

Что мы теряем, если, по-прежнему признавая национальным достоянием все созданное народом, заявим советский режим фактически оккупационным – антинациональной диктатурой, которую установила политическая группировка сектантского типа?

Прецедент международных отношений нового века стал превращаться в правило: если в руках американских официальных лиц появляется пробирка с белым порошком или нечто подобное, вскоре последуют выстрелы.

Непонятный случай с отравляющим веществом на занятой мятежниками сирийской территории вызвал ракетный обстрел сирийского военного аэродрома, тоже весьма непонятный.

Однако уже звучавшими ранее обвинениями против президента Сирии дело не ограничилось. Выясняется, что к секретным, но неоспоримым доказательствам вины сирийского правительства могут прибавиться столь же весомые доказательства российского соучастия.

Применение же химического оружия, особенно по мирному населению, – вина куда более тяжкая, чем причинение гибели тому же населению посредством обычных артобстрелов и бомбардировок, сколь ни казуистична такая шкала, принятая международным правосудием и международным общественным мнением.

Подразумевается, что обыкновенные жертвы среди мирного населения, если не заявлено о намеренных казнях, скорее всего, случайны, какова ни была бы мощь и точность огнестрельного оружия – хоть неуправляемых снарядов, хоть высокоточных. Уличаемая сторона всегда имеет шанс объясниться: «Ошибка вышла».

Примененное же химоружие (равно как и бактериологическое оружие), проходя по демоническому разряду оружия массового поражения, сразу отягчает вину, делая обвиняемого заведомым и намеренным убийцей некомбатантов. Сам же факт обладания химическим оружием сойдет за основательное доказательство его применения.

Понятно, что в логике этой имеются очевидные натяжки, но сопротивляться им в нынешнем мире вряд ли возможно: ОМП – это жупел, клеймо, черная метка, перевод из уголовных в политические (отнюдь не в смысле послаблений).

И бессмысленно в этом контексте объяснять, что для убиенных артобстрелами (например, в Донбассе) обычный снаряд не гуманнее химического, а ядерное оружие, по сути, являющееся наиболее разрушительным ОМП, вызывает куда более сложные чувства к своим обладателям и делает их опасными игроками, но не доказанными архизлодеями.

Здравый смысл подсказывает: если тебя желают оклеветать и подвести под расправу, лучше не дарить клеветникам лишнего повода.

Разумеется, это не означает, что надежной страховкой является сдача позиций, предательство союзников и соплеменников. Слободану Милошевичу, отнюдь не самому кровавому и авторитарному правителю рубежа веков, уступчивость не помогла – ошельмованным сербам тоже.

Удержись Михаил Горбачев каким-то чудом хоть у какой-то власти в 1991 году, попытайся продержаться до 1995-го, до конца президентского строка – еще неизвестно, ругала бы его «фашистом» только Валерия Новодворская.

Что же могут жаждущие «последнего и решительного боя» вменить России, помимо очередной пробирки? Какая компрометирующая деталь способна сделать любое, самое бредовое обвинение правдоподобным?

Иными словами, что в глазах мирового сообщества может превратить страну европейского мира в неевропейские Анчурию или Кафиристан, к которым хорошо прилипнут любые обвинения? От чего лучше избавиться, а то и подбросить назойливому соседу?

Либеральное оханье о «токсичной» России, которая дружит, мол, исключительно со «странами-изгоями», натянуто, как не самый подобающий предмет на носик чайника.

У США, Великобритании, Франции более чем достаточно своих карманных диктаторов и прирученных деспотов. Сирийский президент на фоне многих из них кажется светочем цивилизации европейского типа (каковую сейчас действительно защищает). В то же время «последний диктатор Европы», сиречь президент Белоруссии, заметно теряет «в глазах мирового сообщества» свои токсические качества по мере дрейфа прочь от России.

Зато Россия обладает неплохими отношениями с немалой частью европейских политических элит, и эта часть, похоже, начинает брать реванш у русофобов.

Недостаточно высокий уровень жизни тоже отнюдь не повод записывать страну в исчадья ада, подлежащие уничтожению. Что же касается пресловутой российской коррупции, то конкурентам должно быть исключительно приятно, когда у «дорогого партнера» имеется такая проблема, полезная во всех отношениях. Особенности российской политической системы также не представляются чем-то вопиющим, если углубиться в историю.

По большому счету Россию приходится обвинять в том, чего нет: в «нарушении прав верующих», «притеснении геев» и «убийстве диссидентов».

Однако имеется узнаваемая метка, точнее мишень, которую снова и снова пытаются наклеить России на спину.

Обострения происходят как минимум дважды в год: перед 8-9 мая и перед 23 августа, переходящим в 1 и 17 сентября. Тогда России пытаются поставить в вину то, что она-де «Сталин».

С той же целью используют годовщины Катынского расстрела, «Чуда на Висле», прибалтийских депортаций, а теперь и ноябрьский «День памяти жертв голодоморов», из названия которого для большей эмфатики выкинули даже слова «и политических репрессий», а само слово Holodomor стремятся сделать международным и писать через H, похоже с Holocaust.

Если предъявлять счет «Западу» (хотя России следовало бы самой ощутить себя частью Запада, ограбленной шулерами), то не за «антикоммунизм» и даже не за «мюнхенский сговор» (хоть и о нем забывать не следует), а за то, что «союзники сволочи» и «продались большевикам», к собственным немалым выгодам.

В Китае тоже правила монгольская династия Юань, и никто не смеет пенять китайцам за то, что от нее пострадали, прежде всех, сами китайцы.

Если же мы в открытую заявим, что Россия под коммунистами не была в своем уме и своей власти, всегда можно упрекнуть «дорогих партнеров» – кого в жестокости и подлости, кого в авантюризме и догматизме, что они позволяли и позволяют себе, будучи в своем уме и своей власти, что гораздо постыднее.

Геракл погиб от яда той самой Лернейской гидры, убитой им в исполнение второго подвига. Знаменитая отравленная стрела Геракла поразила коварного кентавра Несса, посоветовавшего ревнивой жене героя на всякий случай собрать отравленную кровь. Случай представился.

Мы должны поскорее сбросить отравленный красный плащ, сочащийся выдержанным ядом гидры. Мы должны научиться давить на жалость не хуже тех, кто желает расправы над нами.

Да, лучше учиться на чужих ошибках и отыгрывать роль жертвы не так, как «от москалей примученные» – не так навязчиво, отвратительно и уж не лживо. Право на ложь еще следует заслужить, как и право на выспреннюю похвальбу и громогласные посулы служить мерилом справедливости и разума.

Мы должны научиться, иначе нас сомнут.