Взгляд
20 мая, пятница  |  Последнее обновление — 09:39  |  vz.ru
Разделы

Впервые за 30 лет у русской культуры все самое важное не в прошлом, а впереди

Ольга Андреева
Ольга Андреева, Журналист
Если наша культура хочет вернуть себе саму себя, если она не хочет далее длить этот постмодернистский день сурка, ей придется заново учиться думать, чувствовать, страдать, верить в человека и собственную Родину. Подробности...

Украинцев используют как подопытных кроликов

Ирина Алкснис
Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
Когда кажется, что на Западе идет украинизация, то это вовсе не кажется. Процесс этот тщательно подготовлен и целенаправленно запущен – для обеспечения управляемости западного общества, что становится все более актуально в свете накрывающего весь мир кризиса. Подробности...
Обсуждение: 9 комментариев

Киев сдает свою нацистскую элиту, как стеклотару

Андрей Медведев
Андрей Медведев, Политический обозреватель
Когда власть – это актеры и продюсеры, то и боевые действия планируются, как сериал. В данном случае – о героях нации, которые даже в подвалах завода воюют с москальскою ордою. Подробности...
Обсуждение: 10 комментариев

Боевики «Азова» начали сдаваться в плен

256 украинских боевиков сдались в плен на мариупольском заводе «Азовсталь». Среди пленных число раненых составляет 51 человек. Большую часть раненых под конвоем отвезли в больницу города Новоазовска. При этом на заводе все еще остается около двух тысяч боевиков
Подробности...

«Москвичи» – какими они были и могли быть

Мэр Москвы Сергей Собянин принял решение перевести московский завод «Рено» на баланс города и возобновить производство автомобилей под брендом «Москвич». Газета ВЗГЛЯД вспомнила, какую продукцию выпускал завод в советские времена, а какие идеи инженеров так и остались в макетах...
Подробности...

Ученые показали первое фото черной дыры в центре нашей галактики

Ученые из международной группы EHT (более 300 исследователей из 80 институтов по всему миру) опубликовали первое в истории фото сверхмассивной черной дыры Стрелец A* (она в 4,3 млн раз тяжелее Солнца) в центре нашей галактики Млечный Путь – на расстоянии 27 тыс. световых лет от Земли
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: В офисе Зеленского захотели дерусифицировать Харьков и Донбасс

    Главная тема


    Как Су-27 спас российскую авиацию

    французские сми


    Сверхприбыли Газпрома полностью окупили «Северный поток – 2»

    искоренить понятие «русские»


    В офисе Зеленского захотели дерусифицировать Харьков и Донбасс

    «в «Азовстали» демонов хоронят»


    Военкор Апачев написал песню о победе над нацбатом «Азов» в Мариуполе

    Видео

    бывший канцлер ФРГ


    Создателю «Северного потока» отомстили за верность дружбе с Россией

    «зеленый эксперимент»


    Как советы Греты Тунберг разорили целое государство

    армия и вооружения


    Россия делает ставку на боевые лазеры

    Североатлантический альянс


    Турция потребовала от Запада крупную дань за расширение НАТО

    автомобили Lada


    Россия после ухода Renault сохранит производство современных авто

    имперские амбиции


    Игорь Караулов: «Русофобскую дугу» замкнуть не получится

    субъективные интересы


    Сергей Худиев: Личная выгода на празднике ненависти

    коллективная гибель


    Владимир Можегов: «Коллективный Запад» исчезает на наших глазах

    на ваш взгляд


    Ваше отношение к идее создания всероссийской детской организации?

    Смежили очи гении

    Раз в пол часа в зал входит шеренга караула
       5 августа 2008, 17:34
    Фото: Дмитрий Коротаев/ВЗГЛЯД
    Текст: Юлия Бурмистрова

    Страна прощается с Александром Исаевичем Солженицыным. С раннего утра, несмотря на затяжной ливень и хмурую погоду, к высотке Академии наук на Ленинском проспекте подходят люди, чтобы занять очередь, обвивающую посеревшее от дождя здание. Они идут со стороны Новоандреевского моста, подгоняемые холодным речным ветром, они идут нестройными рядами со стороны метро, приезжают на автомобилях и автобусах.

    Уже при выходе со станции «Ленинский проспект» заметны группы людей, задумчиво спешащих на другую сторону улицы, где начинаются кордоны и милицейское оцепление. Идут и идут под зонтами, терпеливо ждут возможности попасть внутрь, мерзнут и мокнут. Идут и мокнут. Мокнут и идут.

    Для меня он был любимый писатель. Мудрый, справедливый, талантливый

    Мраморные колоны ритуального зала обтянуты черным. В центре – гроб на постаменте, за ним – большой портрет Александра Исаевича, вокруг множество венков, негромко играет классическая музыка.

    Люди заходят молча, неторопливо. Мысленно как бы привставая на цыпочки.

    Воздух наполнен цветочным ароматом – так много уже принесли цветов. Когда цветов у подножия гроба становится слишком много и их некуда складывать, солдаты в белых перчатках собирают букеты в черную ткань и относят за постамент.

    С правой стороны от гроба стоят родные и близкие Александра Исаевича. Вдова Наталья Дмитриевна, сыновья Степан и Ермолай, внуки. Мужественно, без слез, они стоят не шелохнувшись, как солдаты. Но если караул у гроба меняют каждые полчаса, то их некому заменить. Что поддерживает их, что дает силы?

    Время от времени Наталья Дмитриевна подходит к гробу, долго смотрит на лицо, поправляет без того идеально сидящий костюм, склоняя к телу мужа непокорную седую челку. И делает шаг назад. В отличие от Галины Вишневской, надевшей на похороны Мстислава Ростроповича большие, непроницаемо черные очки, Наталья Дмитриевна глаз своих не скрывает. Не актриса.

    По очереди подводят детей – внуков писателя. Мальчика берут на руки, чтобы он мог еще раз посмотреть на деда. Малыш гладит восковой лоб и начинает плакать. Девочка крестится несколько раз, потом крестит деда и обнимает братика.

    В 11.00 внутрь зала впускают телевизионные группы, минут через пятнадцать запускают людей. Одними из первых приходят проститься с писателем премьер-министр РФ Владимир Путин, члены правительства, представители власти. У траурной тумбы появляются всё новые и новые венки.

    Владимир Путин торжественно подходит с выражением соболезнования к сыновьям писателя, Ермолаю и Степану, жмет им руки, приободряет коротким жестом внуков, целует вдову.

    По одному, сохраняя расстояние скорби, к гробу подходят люди. Кто-то кладет цветы, кто-то дотрагивается до гроба, замирая на секунду. Мятый человек средних лет, когда подошла его очередь, подходит, несколько секунд стоит и вдруг с таким отчаяньем взмахивает рукой и громко спрашивает: «Зачем?» Еще раз взмахивает и торопливо, почти бегом уходит.

    Раз в полчаса в зал входит шеренга караула. Неслышно, словно скользя, они шагают, высоко поднимая ноги. Незаметно, отработанными движениями, сменяют друг друга. Четыре солдата стоят в карауле у гроба Солженицына, четыре угла закрывают. А в голову лезут мысли о том, как другие солдаты сторожили упеченного в лагеря зека Солженицына.

    Людской поток не иссякает. Уходят искать уже третий стол для цветов. Выражают соболезнования семье, друг другу. В коридоре, который ведет на выход, несколько человек плачут и никак не могут уйти.

    Татьяна Кошевая из казахского города Петропавловска тихим голосом рассказывает мне, что пришла проститься с великим писателем, несмотря на плохое самочувствие и дурную погоду.

    – Я около сорока лет работала учителем русского языка и литературы, – говорит Татьяна Никифоровна. – Для меня он был любимый писатель. Мудрый, справедливый, талантливый. Я старалась донести это и до детей.

    Когда Солженицына репрессировали и уничтожали его книги, мы со слезами на глазах подчинились. От КГБ в школу пришло письмо: «Из библиотеки изъять книги и уничтожить». Школа должна была составить комиссию из пяти человек. Книги буквально сожгли, сделав из них костер. Мы ничего не могли сделать. Я четыре книги смогла спасти, унесла домой, спрятала и берегла их вплоть до того времени, когда их вновь разрешили.

    Потом книги Солженицына стали снова изучать, я старалась донести до ребят правду жизни, суровую, жестокую, о которой и писал Александр Исаевич. В нем подкупало то, что он не отчаивался, сохранил в себе чувство любви и уважения к людям. Он был великий гуманист. Мне кажется, он никогда не повышал голоса, не раздражался, умел всё в себе держать. Служил верой и правдой нашему отечеству. Вечный покой ему. Мне кажется, он будет жить в веках…»

    Каждый мог бы сказать нечто подобное. У каждого из нас есть свой Солженицын и свой опыт тайной свободы, почерпнутой из его книг. Его радиоголос, заглушаемый глушилками во время ночных бдений. Его мудрые мысли, наполнявшие слепые машинописи, даваемые на пару ночей по большому секрету.

    Но речей сегодня не говорят. Сегодня прощание, все слова и жесты будут завтра, во время похорон на Донском кладбище. Это место для своего упокоения еще при жизни выбрал сам Александр Исаевич, и патриарх Алексий Второй благословил его выбор.

    Тем более, если произносить речи в траурном зале, то люди остановятся и возникнет пробка. Этого делать нельзя, и скорбный ритуал разделили на две составляющие.

    Хотя говорить было кому. Владимир Лукин. Алексей Пушков, Евгений Примаков. Кинорежиссер Станислав Говорухин почти с самого начала панихиды неотступно стоит у гроба, поддерживая вдову и сыновей. В начале второго приходит мэр Москвы Юрий Лужков; обняв вдову и пожав руки сыновьям, он долго не отходит от них, пытаясь помочь своим собственным присутствием.

    Вскоре подходит и вновь назначенный посол по особым культурным поручениям Михаил Швыдкой; выразив скорбь близким, обнимает уже Лужкова и о чем-то с ним долго говорит. Горе их безраздельно.

    Около трех часов дня к гробу подходит Михаил Горбачев. Выглядит усталым. Искренне опечаленным. Выразив скорбь родным, постояв у гроба, он быстро уходит, сказав окружившим его у входа журналистам, что сейчас время не говорить, но молчать. А посему – никаких комментариев. Ну да, и так всё понятно.

    Идет нескончаемый дождь, и люди идут нескончаемым потоком, шуршат ногами, заглушая музыку. Или же это дождь шуршит?

    – Я прожил немало лет и понял, что слова, которые использует человек в своей речи, описывая состояния, он невольно повторяет. И сказать что-то еще, кроме тех слов, что Солженицын был совестью нации и надеждой, не могу, – говорит Виктор Идуленко, обычный человек из скорбной очереди. – Говорят, надежда умирает последней. Так вот, надежда умерла. Сегодня я не вижу человека такой величины, не вижу того, кто мог бы стать совестью и надеждой. Не на ком глаз остановить и сказать, что он честен, непререкаем, обладает потенциалом интеллектуальным, нравственным. Это те качества, которые были присущи Солженицыну. Сегодня я привел младшего сына Ваню, ему десять лет, чтобы он простился не как когда-то народ прощался со Сталиным, но чтобы он в своем поколении мог оставить информацию о прощании с Александром Исаевичем. Я так стараюсь его воспитывать.

    Почему мы здесь? Для того, чтобы выразить свое поклонение памяти этого человека. В те минуты, что я был у тела, душа оборвалась. Точка отсчета для создания плацдарма в воспитании следующего поколения в лице моего сына…»

    Предварительно церемония прощания была запланирована до 19.00, но увидев, сколько пришло желающих проститься с великим русским писателем, несмотря на дождь и штормовое предупреждение, распорядители решили пускать людей до наступления темноты. А затем тело писателя перенесут в Большой собор Донского монастыря, где начнется заупокойная служба, вход на которую будет свободным.

    Литургия и отпевание Александра Исаевича Солженицына состоятся в среду в Донском монастыре Москвы. Возглавит церемонию викарий Патриарха Московского и всея Руси, архиепископ Орехово-Зуевский Алексий. После литургии, которая начнется в 9 и завершится около 11 часов, в Большом соборе Донского монастыря состоится отпевание.

    Непогода продолжается. Кажется, вся Москва, погруженная в переменную облачность, скорбит по ушедшему – последнему великому русскому писателю.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •