3 июля, пятница  |  Последнее обновление — 12:45  |  vz.ru
Разделы

Когда говорит травма, разум молчит

Алексей Алешковский, сценарист
Мы можем или воевать, или договариваться: третьего не дано. Признание за другими таких же прав и свобод не означает их победы над вами, оно означает вашу победу над самим собой. Подробности...

Каким будет мир без лидерства США

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
Ангела Меркель предложила европейцам начать готовиться к миру без американского лидерства и поразмыслить о том, каким этот мир будет. В Москве ответ на этот вопрос готов давно. Однако, объективно говоря, всей планете лидерство США пока выгодно. В том числе и России. Подробности...
Обсуждение: 14 комментариев

Сам не занимаешься своей молодежью – ей займутся другие

Андрей Медведев, Политический обозреватель
Студенты, пока они в среде, или же вот такие не нужные никому, неприкаянные, вечные студенты, которые уверены, что в их бедах виновата не та страна и «несменяемая» власть (ему же так рассказывали пять лет все профессора), по большому счету идеальное топливо протеста. Подробности...
Обсуждение: 23 комментария

    Россия проголосовала за поправки в Конституцию

    Голосование по поправкам в Конституцию завершилось в России. По предварительным данным, решительную победу одержали сторонники внесения изменений в Основной закон России. Как проходило голосование?
    Подробности...

    Открыт Ржевский мемориал Советскому солдату

    Президенты России и Белоруссии открыли монумент Советскому солдату подо Ржевом – красивый, эмоционально насыщенный и уникальный по исполнению памятник. Пятиметровая скульптура словно «вырастает» из кургана.
    Подробности...

    Россияне опробовали голосование рядом с домом

    Голосование по поправкам к Конституции проходит в необычных условиях – на выходе из пандемии. Одной из альтернативных форм подачи бюллетеней, предложенных в целях безопасности, стало голосование в буквальном смысле в шаговой доступности – во дворе
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Кремль отказался принимать во внимание критику поправок к Конституции от других стран

        Главная тема


        Зачем Америка ссорится с Россией в Афганистане

        «трата денег впустую»


        США призвали Россию закрыть «ужасные» проекты «Буревестник» и «Посейдон»

        эпидемия в США


        Выявлена более заразная мутация коронавируса

        «идет война»


        Кравчук выразил надежду на помощь России в восстановлении Донбасса

        Видео

        новое оружие


        Украина начинает работу над созданием ударного беспилотника

        громкое дело


        Серебренников заявил об отсутствии средств на возмещение ущерба Минкульту

        Сибирская флотилия


        Владивосток родился благодаря авантюризму русских первопроходцев

        грузовое сообщение


        Крымский мост полностью раскрыл свои преимущества

        до и после


        Андрей Манчук: Европа сливает Украину

        крупный скандал


        Анна Долгарева: В современном мире прав тот, кто якобы угнетен

        неподсудная «элитка»


        Сергей Мардан: Дело Серебренникова несет метастазы по всему организму общества

        викторина


        Как мировые лидеры выглядели в детстве?

        на ваш взгляд


        Как вы относитесь к вывешиванию флага ЛГБТ на здании посольства США?

        Дмитрий Бакин: «Помогают писать табак, голод, зима, ее снег…»

        Писатель-затворник: «Имея четкие планы, художественной литературой лучше не заниматься…»

        3 августа 2008, 14:50

        Текст: Дмитрий Бавильский

        Версия для печати

        Дмитрий Бакин – один из самых странных и закрытых современных русских писателей. Лет пятнадцать назад он «прозвучал» с тоненькой книгой рассказов, которые получили хорошую критику и были переведены на европейские языки.

        Уже тогда писатель чурался публичности. Самый первый сборник Бакина, опубликованный в библиотечке журнала «Огонек» (помните эти белые брошюрки с красным обрезом и обязательной черно-белой фотографией автора на обложке?), вышел с пейзажем вместо лица.

        Второе издание россыпи бакинских рассказов, вышедшее в «Лимбусе», фотографии в макете уже не предполагало. И это была не пелевинская закрытость, ставшая частью имиджа, это естественная потребность человека, которому нравится писать, но который не делает из этого своего занятия профессию.

        А потом Бакин и вовсе пропал. Лишь недавно стало известно, что он заканчивает роман. Небольшой, но очень важный. С предварительным названием «От смерти к рождению». Свое первое за последнее десятилетие интервью Дмитрий Бакин, не пользующийся Интернетом, дал газете ВЗГЛЯД по почте. Но не электронной, а обычной, написав ответы на вопросы Дмитрия Бавильского от руки.

        – Как давно Вы пишете? Много ли у Вас написано (если не считать опубликованной книжки рассказов и отрывка из романа)?
        – Первый опубликованный рассказ был написан двадцать два или двадцать три года назад, не могу сказать точно, потому что не имел привычки датировать написанное. Опубликован он был не сразу. В дальнейшем всё, что счел нужным, было опубликовано. Роман в работе, и как много его будет, не знаю. Скорее всего, немного.

        – Почему Вы пишете медленно? Много правите, переписываете написанное, или по какой-то иной причине?
        – То, что пишу медленно, узнал, лишь расставшись со своей основной профессией, которой отдано было почти двадцать пять лет жизни. В те годы некогда было писать. Обычно занимался этим в отпуске, в выходные дни, но правил и переписывал написанное всегда очень много.

        – Вы пишете для себя или для гипотетического читателя? Насколько Вам важно, чтобы Ваши тексты стали известны другим?
        – По-моему, каждый изначально пишет для себя. Безусловно, есть люди, чье мнение для меня важно, их немного, но именно они в свое время настояли на том, чтобы написанное мной было отдано в печать. О гипотетическом читателе если и думаю, то стараюсь думать о нем хорошо. Но сказать, что мне важно, чтобы тексты стали известны другим, не могу.

        – Вы общаетесь с другими писателями и поэтами?
        – Крайне редко.

        – Как Вы считаете, тесное присутствие внутри профессионального сообщества помогает писать или же, напротив, отвлекает от работы?
        – Никогда не присутствовал внутри профессионального писательского сообщества, потому что имел другую профессию. Но думаю, если присутствие в нем и помогает писать, то лишь в том случае, если задаться целью описать нравы этого самого сообщества. По-моему, помогать писать могут табак, голод, зима, ее снег. Некоторым, знаю, помогло отчаяние.

        – Что для Вас означает писать – Вы фиксируете свою жизнь, формулируете важное, пытаетесь объясниться?
        – Писать – значит идти путем своих персонажей, закреплять на бумаге узоры их судеб, а фиксировать стараюсь мысль. Свою жизнь, скорее всего, описывать не буду. Как можно с помощью этого объясниться, я не знаю. Да и стоит ли объясняться?

        – Что труднее писать и придумывать, роман или рассказ? Какой жанр дается труднее?
        – Ценнее то, что лучше написано. Безусловно, есть рассказы, которые превосходят многие романы. Тому пример – творчество Юрия Казакова. Для меня труднее писать роман. С тех пор как начал это делать, чаще и чаще думаю, что это не мой жанр. Порой доходит до того, что кажется – занимаюсь трансплантацией внутренних органов на бумагу. Тогда на какое-то время писать прекращаю. Это при том, что замысел представляется вызревшим, достаточно ясным. Наверное, мой жанр всё-таки рассказ. А может, дело в том, что девять лет подряд я вообще ничего не писал.

        – Сейчас Вы пишете роман. Как Вы понимаете момент, когда текст оказывается закончен и не требует доработки?
        – Всё зависит от имеющегося у вас времени. Пишу роман главами. На мой взгляд, написав начисто главу, стоит отложить ее на два-три месяца и писать дальше, а потом к этой главе вернуться. И тогда воспринимаешь написанное во многом по-другому, как если вспоминаешь прошлые свои поступки, понимая, что теперь поступил бы иначе. В чём-то переделываешь, радуешься, что имеешь возможность переделать хотя бы это, потому что жизнь такой возможности не дает, понимаешь, что для писателя литература щедрее жизни.

        – Вы пишете наобум, или у Вас есть четкий план?
        – Думаю, когда собираешься что-то писать, план нужен, но имея четкие планы, художественной литературой лучше не заниматься. Есть достаточно занятий, где так не хватает необходимой четкости.

        – У Вас есть любимые писатели, на творчество которых Вы ориентируетесь или же которые служат Вам примером?
        – Их очень много, и они очень разные. Но как можно ориентироваться на чужое творчество, не знаю. О писателях – это Музиль и Астуриас, Бунин и Фолкнер, Томас Вулф и Юрий Казаков, Экзюпери и Маркес, Платонов и Камю, Гамсун и Меллвил. И Достоевский, как предупреждение всем нам.



         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............