25 мая, понедельник  |  Последнее обновление — 04:09  |  vz.ru
Разделы

День рождения русской души

Владимир Можегов, публицист
24 мая – особый для России день. Это не просто отмечаемый Церковью день памяти просветителей славян Кирилла и Мефодия, и не просто единственный в России церковно-государственный праздник: День славянской письменности и культуры. Это гораздо больше. Подробности...
Обсуждение: 31 комментарий

Как выжить «понаехавшим» в русской деревне

Дмитрий Грунюшкин, писатель
В связи с карантином много горожан задумалось о переезде в деревню. А те, кто переехал, уже начали осознавать, что напрасно путали туризм и эмиграцию. И что постоянная жизнь на земле – вещь весьма хлопотная и далеко не всегда комфортная. Подробности...
Обсуждение: 21 комментарий

В Донбассе – новая фаза военного конфликта

Андрей Бабицкий, журналист
О причинах ухудшения обстановки на фронтах много говорят в Москве, в Киеве и в Луганске с Донецком. Эксперты и политики уверены в том, что Владимир Зеленский не имеет контроля над вооруженными силами, в составе которых продолжают воевать националистические батальоны. Подробности...
Обсуждение: 60 комментариев

    В Россию прибыла первая партия аппаратов ИВЛ из США

    Вечером 21 мая в московский аэропорт Внуково из США прибыла первая партия аппаратов искусственной вентиляции легких. Груз в аэропорту встречали посол США в России Джон Салливан и заместитель гендиректора Центра им. Пирогова Дмитрий Никитенко, сопровождал его помощник главы USAID Брок Бирман
    Подробности...

    Куклы и манекены заменили людей на стадионах и в ресторанах

    Пока люди сидят по домам, во многих странах мира места на стадионах и столики в кафе «оккупируют» манекены, куклы и плюшевые игрушки. Впрочем, где-то – например, в Южной Корее – замена людей на кукол многим пришлась не по вкусу
    Подробности...

    Москвичи массово вышли на работу

    В российской столице с 12 мая начинают постепенно ослаблять режим жестких ограничений. Первыми к работе на местах могут вернуться сотрудники промышленных и строительных предприятий. По данным московских властей, в общей сложности — это около двухсот тысяч человек
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:В Приморье произошел пожар в городской больнице Партизанска

        Главная тема


        Зачем США направили «калининградский кинжал» к сердцу Европы

        главред RT


        Симоньян нашла объяснение проблемам с коронавирусом в Дагестане

        американская дипломатия


        Эксперт: «Посла-наместника» США в Берлине бросят на Восток

        летающие цели


        В России усомнились в эффективности лазерного оружия США

        Видео

        шестой срок


        Лукашенко станет президентом в новой реальности

        легальная разведка


        Выход США из «Открытого неба» ставит Россию перед сложнейшим выбором

        основа взаимоотношений


        Судьба ядерных бомб подтверждает версию о тайном сговоре США и Германии

        Андрей Ермак и Леонид Кучма


        Мир в Донбассе возможен только при государственной измене на Украине

        Знаем, как надо


        Алексей Алешковский: Россия не одурела

        Россия, вперед!


        Борис Межуев: Что значит быть цивилизацией

        Ухудшение ситуации


        Андрей Бабицкий: В Донбассе – новая фаза военного конфликта

        викторина


        Какие эпидемии страшнее коронавируса?

        на ваш взгляд


        Должна ли Россия вслед за США выйти из договора по открытому небу?

        Алексей Каллима: «Огонь внутри меня….»

        Новая выставка Алексея Каллимы в галере Гельмана – о выжженной душе

        30 апреля 2008, 14:47

        Текст: Константин Рылёв

        Версия для печати

        Художник Алексей Каллима разрабатывает наиболее болезненную для российского общества тему – чеченскую. Он сам является беженцем из Грозного. И хоть с 1994 года не находится в зоне боевых действий – война постоянно присутствует в его творчестве.

        Галерея Гельмана готовит к открытию выставку работ художника «Безымянная высота».

        От войны до футбола

        Фирменный стиль Каллимы: чеченцы в адидасовских костюмах и рибокских шапочках. То эти бородатые парни на поле боя, то на футбольном. Вершиной в символическом изображении противостояния русских и чеченцев была фреска Каллимы, подготовленная к Первой Московской биеннале: схватка боевика и федерала была там показана в виде серпа и молота.

        Кстати, молот сам по себе напоминает христианский крест, а серп – исламский полумесяц. Когда-то они мирно уживались на советском гербе. Художник продемонстрировал, что после развала СССР снова возник конфликт, имеющий под собой двухсотлетнюю историю.

        Однако мирное существование этих народов и конфессий в России вроде бы опять установилось (тьфу, тьфу, тьфу), что очень важно для этой территории, пограничной между Западом и Востоком.

        Уже не раз писали о сходстве фамилии художника с названием бабочки – каллимы. Но любопытно другое: у каллимы-бабочки – верхняя часть крыльев – красно-черная, а нижняя – небесно-синяя. Между этими цветовыми тонами и колеблется творчество Каллимы-художника.

        Красно-черные цвета войны сменились синими цветами мира, противоборство стало не военным, а спортивным. За виртуальный футбольный матч на картине «Челси–Терек» в 2005 году художник получил премию «Инновация».

        Далее он все больше шел в сторону радужных абстракций, словно погружаясь в область грез. Хотя и не отрывался далеко от земли, придавая сходство красным мондриановских крестикам с медицинскими («Твоя кровь – чьи-то слезы»).

        К тому же, у строгого абстракциониста Мондриана крестики всегда вертикально-горизонтальны, а крестики Каллимы – диагональные, они «катятся», олицетворяя времена радикальных перемен.

        Поэтому неудивительно сотрудничество Каллимы с лево-радикальной группой «Радек» Анатолия Осмоловского. Но от этого альянса в выигрыше остался Алексей, поскольку он всегда был больше художником, чем политиком. В его работах основное внимание уделено пластике, которая лаконичнее любых манифестов и перфомансов.

        Художественное пространство Каллимы строится скорее по законам анимации, чем живописи. Но экспрессия достигается не за счет гиперболизации, как в диснеевских фильмах, а за счет выразительности жестов, что близко советским мультам 50-х.

        Мастер заставляет зрителей проникнуться «всамделишностью» нарисованной реальности, что не мешает ее выводить на серьезный философский и символический уровень.

        Балерины и менты

        У меня с известным художником забита стрелка на центральной площади «Винзавода». Подходит Алексей в черно-красной куртке, застенчиво здоровается и ведет в мастерскую показать новые творения.

        Ряд свежеструганных деревянных дверей, соседи Каллимы тоже известные художники: Шутов, Шурипа, Пепперштейн. Концентрация в одном месте художественных сил страны напоминает советскую систему. Только тогда служителей муз собирало под свое крыло государство, а сейчас этим занимается частный капитал.

        Алексей показал на мониторе зафиксированный кадр: какой-то допрос. Часть видеокартинки он уже перенес на холст.

        – Стал ловить кадры из милицейских телепередач, – объяснил художник. – Очень динамичные изображения получаются, как у Дега. Только у него балерины, – хмыкнул Алексей, – а у меня – менты.

        Перед телевизором лежит последний, 184 выпуск «Художественной галереи» – это Малевич. На красной обложке черный восклицательный знак носа и запятые глаз «Головы крестьянина».

        – Более радикальный жест, чем сделал Малевич, создав «Черный квадрат», – заметил Каллима, набивая трубку табаком из красно-черной пачки, – уже никто не сделает.

        – Да и не надо, – отвечаю. – Он отразил свое апокалиптичное время, начало Первой Мировой и так далее. Нам своих катаклизмов хватает, – сказал я, разглядывая за спиной художника огромную, во всю стену, черно-красную панораму пожара.

        Протуберанцы огня закручиваются и пожирают деревья. Языки пламени космогоничны, как звездные вихри Ван Гога, но, в отличие гармоничных потоков великого голландца, это – огненные щупальца войны.

        На других работах из новой серии что-то похожее на пепелище: обглоданные кустики, изувеченные деревья, воронье. Контуры прорисованы углем – любимым материалом Каллимы.

        Из проигрывателя раздается надрывный крик Егора Летова: тоже красно-черный диапазон. За окном сквозь тучи безрезультатно пытается пробиться солнце. Включаю диктофон.

        Огонь и пепел

        – Ты – человек, опаленный огнем войны. Это навсегда?
        – Я сражаюсь с этим огнем внутри себя.

        – Но ведь на всех этих картинах земля, выжженная войной.
        – Я хотел провести такую параллель. Но при этом уйти от клейма: Каллима – война. Сейчас я больше сражаюсь с самим собой.

        – Какова история этого цикла?
        – Ехал я как-то в поезде Симферополь–Москва и вошел в это состояние: депрессивных пейзажей, мелькающих за окном. Поймал себя на том, что оно близко «Гражданской обороне». Стал слушать Летова. Он действительно как-то совпал. Я даже решил взять эпиграф из него: «Мир размышления, мир понимания, мир разложения и о…уевания, все то, что нас не убивает – делает сильнее» Это из его предпоследнего альбома «Реанимация».

        – И настроение в этих работах такое же – реанимационное?
        – Да, когда уже кажется, что полный копец. И в тоже время хочется изобразить нечто такое, чтобы отделаться от этого состояния, оставить его в прошлом. Красный, черный, белый – фашизоидная раскраска. Я пытаюсь в этом красном дать меньше коричневого, а больше радостных оттенков.

        – Самая сильная работа – эта, с бушующим пожаром. Вряд ли это очищение огнем?

        – Скорее я хочу показать, что огонь – стихия. С ним надо осторожно обращаться. Однако если в последних вещах я где-то пытался рисовать утопии, то сейчас опротивело что-либо сочинять, что-либо идеализировать. Захотелось зафиксировать этот выжженный чеченский пейзаж, чтобы двигаться дальше.

        Каллима торопился на какую-то встречу. Выходим из его «огненной» мастерской под весенний дождь. Спускаемся в метро.

        – И все же у тебя совсем немного надежды, на то, что из этого пепла что-то зеленое прорастет.
        – Да, хотя казалось бы: весна пришла, сын родился.

        – Сын родился! Поздравляю.
        – Спасибо! А в картинах все равно присутствует это состояние выжженности.

        – Так на твоих полотнах когда-нибудь весна наступит?
        – Я думаю, да, – улыбнулся Алексей. – Она не может не наступить.



         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............