Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Юмор и достоинство как новое оружие России

Россия не страдает заниженной самооценкой и готова противопоставлять своеобразному внешнеполитическому стилю США то, чего мировая политика пока не знала – спокойную уверенность в своих силах и подчеркнутую корректность по отношению к любому собеседнику.

0 комментариев
Алексей Нечаев Алексей Нечаев Три ошибки русских во время Евромайдана

Россия учла наш, русских на Украине, опыт 10-летней давности – и впереди нам предстоит кропотливая работа по исправлению ошибок прошлого. Для некоторых из нас это будет высшей формой противостояния с Майданом и попыткой загнать его в естественные кордоны у границы с Польшей.

32 комментария
Дмитрий Губин Дмитрий Губин Почему Петлюра проиграл

Современная украинская власть падет так же предсказуемо, как до этого петлюровщина, о которой в народе говорили: «В вагоне Директория – под вагоном территория». И никакая мобилизация не спасет Зеленского от нового Шварцбарда.

12 комментариев
12 сентября 2006, 12:59 • Культура

Стивен Кляйн: «Мадонна исследует пределы своих возможностей»

Стивен Кляйн рассказал о возможностях Мадонны

Стивен Кляйн: «Мадонна исследует пределы своих возможностей»

Tекст: Юлия Бурмистрова

Выставка со сложным названием «MADONNA.X-STaTIC PRO=CeSS» – это фотографии, видеоинсталяции, звуки выстрелов, пульсирующая почка, темные коридоры. И тем не менее это все – Мадонна. Так, как видит ее модный фотограф Стивен Кляйн, за которым уже давно закрепилась слава человека, безжалостно ломающего имидж звезд.

Полутемное помещение галереи Гари Татинцяна. Видеоработы и фотографические анимации с вокальными партиями Мадонны проецируются на подвесные полые кубы. Выставка MADONNA.X-STaTIC PRO=CeSS – это выставка-провокация. Авторы предлагают исследовать и сравнить свои страхи со страхами и потаенными мыслями Мадонны. Неслучайно певица посетила выставку по приезде в Москву. Видимо, все еще не насмотрелась на себя ненаглядную.

Стивен Кляйн не любит делать заявлений, утверждая, что все месседжи можно вычитать из его работ. Зато он охотно отвечает на все вопросы и позирует фотографам около своих работ.

Стивен Кляйн
Стивен Кляйн
- Вы работаете над этим проектом три года, постоянно дополняя и изменяя его, и не собираетесь останавливаться. Вы считаете, что Мадонна так многогранна, что не хватит и десятилетия?
- Мадонна невероятно многогранна. И как модель, и как артист, и как художник. Она постоянно исследует пределы своих возможностей и возможности других людей. Мадонна всегда приходит на площадку подготовленной. Она постоянно репетирует в своем воображении, и когда я говорю «мотор», она готова и знает, что надо делать. Во время съемок Мадонна была моим соавтором, учителем и критиком, заставляла двигаться дальше в творчестве, не останавливаясь искать.

- Как начинался это проект? В чем его изначальная задача?
- Проект начался с очень маленькой идеи. Мы хотели снять кино и написали сценарий. Многие из тех символов, которые мы использовали в съемках, – свадебное платье, или бассейн, или стол, – являлись теми объектами, с которыми Мадонна уже работала в своих клипах или фото-сессиях и была с ними хорошо знакома. Таким образом, происходило переосмысление. Задача была понять, как спустя время она будет реагировать на те же самые элементы, на узнаваемые всеми символы. И, конечно, то, что остается за пределами сценария, – это взаимодействие двух людей – Мадонны и Стивена, которые находят пути воплощения этих идей. И то, что получается в результате, – это своего рода война.

- Война?
- Да, война. Размышление о жизни и смерти – это всегда война.

Мадонна. Фото Стивена Кляйна
Мадонна. Фото Стивена Кляйна
- Наверное, работа с Мадонной для вас была экстазом, раз вы так назвали выставку.
- Работа вообще сама по себе является экстазом. И ты всегда стараешься двигаться в направлении расширения собственных границ и границ мира. Это задумывалось не ради денег или бизнеса. Это всегда проект ради проекта. Иначе мы бы не стали это делать. Да, она большая звезда, но я хотел показать, сможет ли она быть обычным человеком. И также было важно, чтобы люди могли узнавать каждый отдельный символ внутри этого проекта. Чтобы каждый образ, который варился в нашей работе, был бы понятен аудитории. Тогда бы целостность мира стала прозрачной.

- А что за символ в работе, где Мадонна лежит на столе, а рядом пульсирует человеческая почка?
- Это портрет войны. После того как кровь смыта, следы насилия устранены, остается вот это. Остается только эхо выстрелов.

- Во время работы над этим проектом какую музыку вы слушали?
- Работая над этим проектом, мы не слушали музыку Мадонны. Мы слушали музыку из фильмов Феллини. Но обычно я работаю в тишине, так как музыка может мешать восприятию.

- Кого вы считаете своими учителями? Вам хотелось кому-нибудь из них подражать?
- Я бы не хотел подражать никому. Я уже давно нашел свои способы выражения и продолжаю искать. Учился я на художника, но много смотрел кино и всегда восхищался Годаром и Хичкоком. Мой любимый художник – Френсис Бейкам. А фотограф, которого я полюбил еще будучи ребенком, – это Дайан Орбис. В ее творчестве мне всегда нравилось, что она никогда не наступала на территории объекта. Что она всегда старалась дистанцироваться от того, что она снимает. Очень важно, будучи фотографом, видеть вещи и документировать их.

- Что бы вам еще хотелось сделать в этой жизни помимо фотографии?
- Я хотел бы снимать фильмы в первую очередь. Мода была частью моей жизни в течение последних 15 лет. Сейчас я бы хотел помочь себе раскрыть глаза пошире – через книги, через кино.

..............