22 июня, четверг  |  Последнее обновление — 19:21  |  vz.ru

Андрей Бабицкий

 
С 1989 года корреспондент Радио Свобода в Москве. Освещал все значимые вехи новейшей российской истории - путч 1991 года и развал СССР, расстрел российского парламента в 1993 году, после которого ушел с радио, поскольку считал действия ельцинского режима преступными. Вновь вернулся после начала чеченской войны и проработал корреспондентом в Чечне с 1995 по 2000 годы. Во время второй чеченской был арестован, помещен в СИЗО "Чернокозово". В этом же году после суда, признавшего его виновным, уехал в штаб-квартиру Радио Свобода в Праге, где проработал 15 лет. В 2015 году был уволен из-за заявлений в поддержку действий России в Крыму и освещения преступлений украинских вооруженных сил в Донбассе.

Мнения

Зачем вообще существует театр, если ты не актер, не режиссер, не театровед, не фанатичный театрал? Зачем он мне? Обывателю, рядовому гражданину? А ведь из наших налогов государство его и финансирует. А должно ли?

Думаете ли вы, что теряете свою национальную идентичность, когда, встав ни свет ни заря и израсходовав поникшие силы в пекле рабочего дня, задыхаетесь в общественном транспорте или плавитесь в раскаленной машине? А я вот думаю о своей и сейчас скажу, почему.
Обсуждение: 8 комментариев

В выступлениях украинских чиновников и публикациях СМИ танк Т-84 «Оплот» быстро объявили лучшим в мире (разве что «Абрамс» сравнится, но он вдвое дороже) и пророчили победоносное шествие по рынкам. Посудите сами.
Обсуждение: 19 комментариев

Из администрации президента Украины в СМИ просочился слух, что если Донбасс снова станет украинским, то восстанавливать его будут американцы. Даже не знаю, что делать – развенчивать этот слух или смеяться.
Обсуждение: 4 комментария


Весной – летом 2017 года в России прошло четыре заметных массовых акции. Если обратиться к истории и посмотреть, какие митинги и демонстрации становились поворотными точками в истории страны – выясняется интересное.
Обсуждение: 28 комментариев

Говорят, что при демократии легче бороться за «общее благо», поскольку существует политическая конкуренция. Этот аргумент является чисто пропагандистским. Возможность народа влиять на власть зависит от совсем других причин.
Обсуждение: 56 комментариев

Как известно, в русском языке есть великое непереводимое слово – poshlost. Как можно было бы объяснить, что оно значит – на примере молодого человека в политике?
Обсуждение: 52 комментария

Принятие ЛГБТ-воззрений – это определенный знак повиновения. Примерно так же, как в Cредние века завоеватель обращал покоренный народ в свою веру. Россия не хочет продемонстрировать этого знака покорности. Поэтому Россия всегда будет оставаться «плохой».
Обсуждение: 109 комментариев

Красная линия пролегает между теми, кто готов видеть в своих оппонентах партнеров по диалогу, и теми, кто свято уверен, что с другой стороны враги, которых надо посадить, или выслать из страны, или, что надежнее – расстрелять.
Обсуждение: 40 комментариев

Андрей Бабицкий: Ефрейторы русского мира

30 ноября 2016, 23:00
Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Российское общество по большей части уверено в ненадежности чеченцев как союзников, считая, что нынешняя их лояльность обеспечивается железной волей одного человека и его же бескомпромиссной готовностью прибегать к насилию.

И что не будь Кадырова или равной ему фигуры, а также фактически полувоенной системы управления республикой, чеченцы уже давно бы снова навострили лыжи на сторону, чтобы опять учудить что-нибудь экстравагантное.

«Уверенность в том, что третья попытка отложиться может оказаться самоубийственной для народа, присутствует в чеченской ментальности»

Самое горестное в этой убежденности – это ожидание неминуемого предательства: дескать, если политическая конъюнктура окажется в очередной раз неблагоприятной для России, нам следует ждать удара в спину, который будет нанесен недрогнувшей рукой. 

Вообще, ощущение слабости и ненадежности вещества, из которого соткана российская нация, – это причина для многих считать, что национальные окраины в целом являются тонким местом России, в котором ее порвать ничего не стоит.

Отчасти такое представление восходит к памятному параду суверенитетов, когда национальные субъекты стали отчетливо двигаться в направлении обретения независимости.

Чечня здесь представляет научный интерес с той точки зрения, что ей единственной удалось на себе поставить эксперимент в полном объеме, реализовать свободу действовать по собственному разумению в объемах, которые другим и не снились.

Две удручающе кровопролитные, крайне травматические не только для чеченцев, но и для российского общества войны, отодвинули в тень один ключевой факт.

У Чечни и ее лидера Джохара Дудаева было четыре мирных года с невыкрученными руками, когда она  могла делать все, что считала нужным: строить собственную государственность, возрождать прекрасные национальные традиции, поднимать из народной толщи лучших людей, чтобы восстановить мощь и крепость национального духа.

Собственно, все это как бы и было заложено в программе, с которой пришла к власти группа чеченских националистов-этнократов, которые сумели уговорить популярного советского генерала авиации, само появление которого на политической сцене гарантировало успех, возглавить их движение.

Просто уклад немного другой, в чем-то чуждый, но в целом совсем не  так далеко отстоящий от нашего(фото: Валерий  Матыцин/ТАСС)
Просто уклад немного другой, в чем-то чуждый, но в целом совсем не так далеко отстоящий от нашего (фото: Валерий Матыцин/ТАСС)
Идеологи национальной революции – комсомольский активист Мовлади Удугов и член редколлегии детского журнала Зелимхан Яндарбиев – были уверены в том, что достаточно поднять из глубины веков чеченский адат, чтобы в советских (читай: европейских) государственных институтах отпала всякая нужда, чтобы великая сила традиционного самоуправления сформировала принципиально новый порядок жизни, который будет находиться в полном согласии с национальными культурой и традициями.

У них не было ни малейших сомнений в том, что на этом пути Чечню ожидает второе и дополненное издание «золотого века», который надо просто бережно перенести из далекого прошлого в настоящее.

Националисты, как водится, считали «золотое» время в истории своего народа непреложным фактом, полагая, что его следы растворены в адатах, обычаях и следует аккумулировать их в единый свод, который и станет чем-то вроде чеченской конституции.

Прекрасные мечты о прошлом, которому надлежит преосуществиться в будущее, сбываться не торопились. Напротив, все пошло наперекосяк. Сельское население, к которому, как наименее испорченному враждебным влиянием русской цивилизации и ее советской наследницы, был обращен призыв националистов, действительно потянулось в города.

Но оно не стало носителем новой правды и нравственности, хребтом национальной государственности – оно стало осваивать жизненное пространство городов, вытесняя из них советскую интеллигенцию и русскоязычное население. Преимущественно криминальными методами.

Это отнюдь не улучшило нравственный климат, напротив, сделало его невыносимым.

Хрупкий межнациональный мир, державшийся в советские годы за счет многочисленных запретов, был взломан. Запрет на насилие оказался снят.

Традиция самоорганизации, в которую истово верили пришедшие к власти чудаки, не спешила проявлять себя.

Совсем наоборот – общество с каждым днем все более погружалось в трясину беззакония, произвола и, кстати, пренебрежения к собственным же этическим нормам.

Это неизбежно, когда перестают работать внешние регуляторы, действующие помимо доброй или злой человеческой воли.

Можно с высокой долей уверенности утверждать, что попытка выстроить государственность на рудиментах общинного, родового права потерпела крах. Это было неизбежно, поскольку адат (т.е. обычное право) не может похвастаться обладанием каким-то волшебным, укрытым от постороннего взгляда ресурсом самоорганизации.

Напротив, родоплеменное общество в силу примитивности собственного устройства, способов хозяйствования, добывания пищи зажато в тиски времени куда жестче, чем общество современное.

Оно вынуждено влачить жалкое существование, поскольку ему приходится прилагать гораздо больше усилий для выживания, чем городской культуре европейского типа.

Кроме того, обычное право регулирует крайне узкий спектр проблем, не поднимаясь выше семейных отношений, проблем обустройства сельской общины и имущественных прав самого простого типа.

Эта правовая система еще совсем не знает личности и оперирует исключительно интересами коллектива – рода, племени или в наиболее развитом своем виде вирда, то есть религиозного клуба. 

Она полностью неприменима к очень сложному дифференцированному, стратифицированному, промышленному обществу, каким была Чечня на момент развала СССР.

В результате вместо «золотого века» чеченцев ожидали мрак и хаос. Ичкерия оказалась недостижимым мифом, попытка воплощения которого обернулась торжеством небытия.

Сегодня подозрения в отношении чеченцев (и не только) основаны во многом на том, что для многих очевидно – их архаический национализм, спесь, нежелание считаться с чужими порядками никуда не делись.

Из этого и делается вывод об их нелояльности и готовности в любой момент вновь обогатить политическую повестку неувядающими мечтами о независимости от России.

Но я знаю точно, что это совсем не так.

В чеченском обществе широко не артикулируется, но присутствует на уровне инстинкта знание о той катастрофе, которой обернулась та первая, но не единственная попытка возвести здание собственной государственности.

Потом была еще одна – уже с опорой на ислам, она привела к еще более страшным последствиям.

В одном из интервью Ахмат-Хаджи Кадырова, которое я, увы, сейчас не могу отыскать на просторах интернета, я столкнулся с неслыханной по меркам того, что принято, а что не принято в Чечне выговаривать вслух, крамолой.

Отец нынешнего главы республики утверждал, что чеченцы без русских не в состоянии обзавестись хоть какой-нибудь, пусть самой завалящей, государственностью, поскольку у них отсутствует традиция подчинения не силе, а разуму, пониманию общего блага и необходимости самоограничения.

Не в такой явной форме, но уверенность в том, что третья попытка отложиться может оказаться самоубийственной для народа, присутствует в чеченской ментальности, правда, скорее, в форме фигуры умолчания.

Это делает чеченцев, может быть, одними из самых верных солдат русского мира, без которого (они это знают, но своим знанием не станут делиться с посторонними) маленькая, охраняющая южные рубежи России республика обречена на верную гибель. 

Так что не стоит доверяться чувству раздражения, когда вы видите вызывающее поведение наших южных сограждан.

Они так себя ведут не потому, что им до лампочки страна, в которой они живут. Просто уклад немного другой, в чем-то чуждый, но в целом совсем не так далеко отстоящий от нашего, как нам кажется.

Вот, например, сельский житель отличается от горожанина, рабочий – от профессора, но все они плоть от плоти русской, российской цивилизации – в какие бы разные страты ни определили их судьба и обстоятельства.

Один народ, одно будущее, один удел.

Вы согласны с автором?

1775 голосов770 голосов


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


Другие мнения

Елена Кондратьева-Сальгеро: Немного лета в холодной войне

Думаете ли вы, что теряете свою национальную идентичность, когда, встав ни свет ни заря и израсходовав поникшие силы в пекле рабочего дня, задыхаетесь в общественном транспорте или плавитесь в раскаленной машине? А я вот думаю о своей и сейчас скажу, почему. Подробности...

Денис Селезнев: Танковая перемога

В выступлениях украинских чиновников и публикациях СМИ танк Т-84 «Оплот» быстро объявили лучшим в мире (разве что «Абрамс» сравнится, но он вдвое дороже) и пророчили победоносное шествие по рынкам. Посудите сами. Подробности...
Обсуждение: 14 комментариев

Вадим Самодуров: Реализм потихоньку начинает отвоевывать пространство

Из администрации президента Украины в СМИ просочился слух, что если Донбасс снова станет украинским, то восстанавливать его будут американцы. Даже не знаю, что делать – развенчивать этот слух или смеяться. Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

Андрей Бабицкий: Простосердечный каннибализм Светланы Алексиевич

Я просто не в силах отказать себе в удовольствии упомянуть хотя бы в двух словах о тех людоедских размышлениях, коими Светлана Алексиевич поделилась в своем уже успевшем стать знаменитым интервью с журналистом агентства «Регнум». Подробности...
Обсуждение: 145 комментариев

Анна Федорова: На следующем витке протеста людей будет еще меньше

Весной – летом 2017 года в России прошло четыре заметных массовых акции. Если обратиться к истории и посмотреть, какие митинги и демонстрации становились поворотными точками в истории страны – выясняется интересное. Подробности...
Обсуждение: 24 комментария

Виктор Милитарев: Как вы относитесь к демократии?

Говорят, что при демократии легче бороться за «общее благо», поскольку существует политическая конкуренция. Этот аргумент является чисто пропагандистским. Возможность народа влиять на власть зависит от совсем других причин. Подробности...
Обсуждение: 56 комментариев

Дмитрий Ольшаньский: Молодость, а не «молодежь»

Как известно, в русском языке есть великое непереводимое слово – poshlost. Как можно было бы объяснить, что оно значит – на примере молодого человека в политике? Подробности...
Обсуждение: 52 комментария

Сергей Худиев: Нужно ли нам держаться за чемпионат мира?

Принятие ЛГБТ-воззрений – это определенный знак повиновения. Примерно так же, как в Cредние века завоеватель обращал покоренный народ в свою веру. Россия не хочет продемонстрировать этого знака покорности. Поэтому Россия всегда будет оставаться «плохой». Подробности...
Обсуждение: 104 комментария

Антон Крылов: Толстая красная линия публичной политики

Красная линия пролегает между теми, кто готов видеть в своих оппонентах партнеров по диалогу, и теми, кто свято уверен, что с другой стороны враги, которых надо посадить, или выслать из страны, или, что надежнее – расстрелять. Подробности...
Обсуждение: 40 комментариев

Дмитрий Родионов: Почему партия Ле Пен не смогла повторить успеха своего лидера?

По итогам президентской избирательной кампании во Франции оказались полностью сломаны правила игры. Как эта новая политическая ситуация отразилась на итогах парламентских выборов? При взгляде на них в глаза бросаются два момента. Подробности...
Обсуждение: 5 комментариев
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............