12 ноября, вторник  |  Последнее обновление — 09:58  |  vz.ru
Разделы

Того, кто уходит, надо отпускать

Сергей Худиев, публицист, богослов
На религиозные сообщества оказывается огромное давление с тем, чтобы заставить их принять либеральную повестку дня. В отличие от большевиков, которые стремились просто и грубо физически уничтожить Церковь, основная стратегия либералов состоит в растлении ее изнутри. Подробности...

Общество должно быть толерантно к публичному кормлению грудью

Николай Гурьянов, журналист
Грудное вскармливание – это максимально красиво. Насколько красивыми вообще могут быть явления. И кажется невероятным, что у кого-то этот процесс может вызывать неприятие и даже желание запретить его. Подробности...
Обсуждение: 44 комментария

Арабская весна может грянуть и в ноябре

Андрей Манчук, политолог
В Ливане уже несколько недель продолжаются массовые протесты под социальными лозунгами. Их уникальность в том, что протесты объединили практически все политические, конфессиональные и этнические силы этой маленькой странной страны. Подробности...
Обсуждение: 16 комментариев

    Сборка первого серийного самолета Су-57

    Появились кадры сборки первого серийного истребителя Су-57, проходящей в Комсомольске-на-Амуре на авиазаводе им. Гагарина. Замминистра обороны Алексей Криворучко пообещал, что самолет поступит в ВКС уже к концу года, а в следующем году армия получит еще один такой истребитель
    Подробности...

    На Красной площади прошел марш в честь годовщины парада 1941 года

    На Красной площади в Москве прошел марш в честь 78-й годовщины знаменитого парада 7 ноября 1941 года, который историки считают одним из важнейших эпизодов Великой Отечественной войны. Тогда около 28 тысяч советских солдат прямо с парада отправились на передовую
    Подробности...

    В России празднуют День народного единства

    В понедельник, 4 ноября, по всей России состоялось празднование Дня народного единства. Дата празднования выбрана неслучайно – именно в этот день в 1612 году народное ополчение под предводительством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского освободило Москву от польских интервентов
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Самолет ВВС Мексики с Моралесом на борту сел в Парагвае из-за отказа Перу

        Виталий Иванов

         
        Виталий Иванов (1977) – правовед, политолог, публицист. Директор Института политики и государственного права. Автор нескольких книг по проблемам теории права, конституционного права, современной российской политики. Кандидат юридических наук, в настоящее время готовит докторскую диссертацию. В 1999–2002 гг. находился на государственной службе, участвовал в ряде избирательных кампаний. В 2002–2005 гг. работал в «Ведомостях».

        Мнения

        Сергей Худиев
        На религиозные сообщества оказывается огромное давление с тем, чтобы заставить их принять либеральную повестку дня. В отличие от большевиков, которые стремились просто и грубо физически уничтожить Церковь, основная стратегия либералов состоит в растлении ее изнутри.

        Николай Гурьянов
        Грудное вскармливание – это максимально красиво. Насколько красивыми вообще могут быть явления. И кажется невероятным, что у кого-то этот процесс может вызывать неприятие и даже желание запретить его.
        Обсуждение: 44 комментария

        Андрей Манчук
        В Ливане уже несколько недель продолжаются массовые протесты под социальными лозунгами. Их уникальность в том, что протесты объединили практически все политические, конфессиональные и этнические силы этой маленькой странной страны.
        Обсуждение: 16 комментариев

        Александр Малькевич
        Китай смог добиться уважения от самых разных мировых брендов, раз за разом «нагибая» их; что же тогда должно случиться еще с нами и у нас, чтобы, наконец, открылись глаза и в России?
        Обсуждение: 31 комментарий

        Святослав Шевченко
        В России очень мало православных священников – всего 20 тысяч на всю страну. И на задушевные беседы с прихожанами часто просто не хватает времени. Но только ли в количестве проблема?
        Обсуждение: 36 комментариев

        Анна Федорова
        Государство не должно быть дурачком, который стоит перед женщиной и выпрашивает у нее ребеночка: «а то мы вымрем», «а кто же экономику будет поднимать», «ты рожай, пожалуйста».
        Обсуждение: 154 комментария

        Игорь Мальцев
        Три десятилетия назад ГДР и ФРГ начали объединяться. Но так и не объединились до сих пор. Запад живет сам по себе, Восток – сам по себе, и с мест своих им не сойти. Да, при этом они еще и не любят друг друга.
        Обсуждение: 25 комментариев

        Геворг Мирзаян
        Президент Франции рассказал о путях дальнейшего развития России. Первый он назвал бессмысленным, второй – унизительным, а третий – органичным. Но проблема в том, что Россия давно считает себя частью Европы, а сама Европа так не считает.
        Обсуждение: 33 комментария

        Глеб Простаков
        Поиск мнимого перерождения страны оказался губительным для украинцев. Майдан, в точности как в песне, превратился в место, где каждый слышит только себя, замкнутым кругом в котором смешались боль, обида, обозленность и непонимание.
        Обсуждение: 128 комментариев

        Сергей Козлов
        В разговоре с обладателями крапового берета я задал вопрос: в чем смысл всех этих испытаний? Мне ответили, что таким образом отбирают наиболее подготовленных. На что я возразил: «У спецназовца самое главное – голова. Это его основное оружие. А вы со всей дури по этой голове долбите ногами».
        Обсуждение: 33 комментария

        Виталий Иванов: Кремлевская доктрина

        9 марта 2006, 21:58
        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Месяц назад замруководителя администрации президента Владислав Сурков прочитал обширную лекцию слушателям Центра партийной учебы и подготовки кадров «Единой России». Ее текст был обнародован в конце февраля, но до сих пор не получил ни в прессе, ни даже у профессиональных политологов адекватной комплексной оценки.

        Между тем даже после беглого знакомства с лекцией становится ясно, что ее значение выходит далеко за рамки выступления одного из государственных руководителей. По сути, это свод идеологии власти, свод идеологии режима, единая доктрина.

        1

        Сурков уже почти шесть лет в качестве замруководителя администрации президента отвечает за внутреннюю политику в стране, в частности за Госдуму, «Единую Россию» и прочие партии, избирательные кампании. Именно он направляет и координирует всю борьбу с «революционной» угрозой. Именно им в прошлом году был реализован целый комплекс мер, с одной стороны, не позволивший «партии революции» преодолеть внутренние разногласия и перейти к созданию формальной антипутинской коалиции, а с другой – мобилизовавший лоялистские и антиреволюционные силы.

        «Путинский режим основан на элитном консенсусе ради установления и поддержания порядка»

        Чтобы правильно понимать Суркова, нужно знать его историю. В 1990-е годы он сделал карьеру профессионального корпоративного пиарщика, долго работал в структурах группы Ходорковского (МЕНАТЕП, Роспром), потом трудился в Альфа-Банке и на ОРТ. В 1999 году Сурков перешел в администрацию президента в помощники к Волошину и очень скоро был назначен его заместителем. Крупные перетряски в 2003 году, после ухода Волошина, и в 2004-м, после перевыборов Путина, только укрепили его аппаратные позиции. У него нет никакого питерского бэкграунда, зато, как уже сказано, есть олигархический, причем будь здоров какой. С такими анкетными данными не просто удерживаться в путинском Кремле, а шаг за шагом усиливаться мог только эксклюзивно эффективный человек. Незаменимых не бывает, но некоторых очень трудно заменить.

        Многие из тех, с кем Владислав Юрьевич когда-то начинал, годами вместе работал, теперь его злейшие враги. Они убеждены, что Сурков был и есть такой же, как они, «человек 1990-х» с проектно-технологическим мышлением, который просто конъюнктурно подстроился, просто служит очередному хозяину. Можно выразиться политкорректнее: он, де, принял самое активное участие в установлении новых правил игры и сам по ним играет. А типа что у него в душе – на то она и потемки.

        Мне же представляется, что Сурков есть пример, причем очень показательный и важный, «перековки» того самого «человека 1990-х» в «человека 2000-х». Да, естественно, он прекрасно владеет проектно-технологическим мышлением. И вряд ли можно питать иллюзии по поводу того, чем он занимался в том же Альфа-Банке. Но после победы Путина он не просто остался в администрации (там до сих пор на разных постах сидят люди давно уже особо ничего не решающие, просто «заслуженные» или «друзья»), а принял самое активное участие в выстраивании нового режима. Путинский режим основан на элитном консенсусе ради установления и поддержания порядка. Такой консенсус, тем более в российских условиях, предполагает сплочение элиты вокруг государства, персонифицированного в фигуре первого лица. Вначале сугубо формальное укрепление государства в конечном счете неизбежно оборачивается фактическим. Само по себе сплочение вокруг государства неизбежно влечет своего рода «огосударствление сознания», даже «патриотизацию». И с учетом неизбежной ротации элиты ключевые позиции достаются или сохраняются за теми, кто наиболее «огосударствился».

        Владислав Сурков
        Владислав Сурков
        К тому же, очевидно, Сурков начал развивать у себя идеологическое мышление еще до прихода в Кремль. Знаю некоторых пиарщиков и политконсультантов, которые еще в середине – конце 1990-х годов пришли к тому, что одними проектами и технологиями обходиться невозможно, что нужно заниматься идеологией, причем идеологией государственнической. Не мертвой коммунистической, не гнилой либеральной, не опасной националистической, а именно государственнической. А идеи – это такое специфическое явление, что если ты к ним обращаешься даже с расчетом просто попользоваться в прикладных целях и не собираешься принимать их близко к сердцу, они легко могут тебя захватить. И очень сильно изменить. Кто сказал, что это все не про Суркова в том числе?

        Конечно, попытки формулировать какие-то государственнические идеи не раз предпринимались и в ельцинское время. Но при тогдашней соревновательной олигархии они были обречены на неудачу. При новом режиме стали открываться качественно иные возможности.

        До 2004 года Сурков в качестве кремлевского чиновника лишь дважды выступал публично. Первый раз в 2000 году, когда дал интервью «Коммерсанту», расцененное некоторыми комментаторами как «черная метка Березовскому». Второй – в 2003 году, после думских выборов. «Интерфаксу» он объяснил, что «Яблоко» и СПС теперь в прошлом. Также в 2002-м пресса обсуждала подробности его выступления перед активом единороссов, в котором он критиковал их за отсутствие амбициозности. Правда, оно было закрытым и стенограмма официально не публиковалась. Тогда, видимо, считалось, что для идеологического обеспечения вполне достаточно президентских посланий и прочих выступлений, официальных документов «Единой России», заявлений ее лидеров и т. п. Однако Путин как глава государства, как «царь» в своих выступлениях, как правило, обращается ко всем россиянам, поэтому идеи им подаются в максимально сжатой и упрощенной форме и перемешиваются с презентациями практических инициатив, оценками текущих событий и пр. А «партию власти» общественное мнение неизменно воспринимает как вторичный, т. е. несамостоятельный субъект, к тому же единороссы практически никогда не озвучивают ничего по-настоящему оригинального, прорывного, и все к этому привыкли. Для элиты, для интеллектуалов нужен был отдельный канал, причем имеющий априорный статус первоисточника, через который можно было бы получать подробные разъяснения позиции власти по ключевым вопросам, если угодно, идеологические толкования.

        В 2004 году Кремль инициировал крупную реформу системы власти в стране – отмену прямых выборов региональных глав и выборов думцев от одномандатных округов. Этот радикальный шаг объективно требовал не столько обычного PR-обеспечения, сколько идеологического обоснования. А вскоре обозначилась угроза попытки устроить в России «революцию» по грузино-украинским лекалам, начались разговоры о формировании «объединенной оппозиции», которая выдвинет в том числе «общедемократические» лозунги, получит финансирование от зарубежных правительственных и неправительственных структур и бросит вызов Кремлю в ходе выборов 2007–2008 годов. После Майдана все окончательно убедились, что политическими технологиями можно не только выборы выигрывать и репутации уничтожать, но и имитировать революцию. Но противостоять этому безобразию надлежит, не только применяя административный ресурс и технологии, но и формулируя внятную идеологию.

        Совершенно логично, что Сурков оказался здесь на переднем крае. И с осени 2004 года он начал регулярно обращаться к элите и интересующимся политикой интеллектуалам (некоторые его выступления носили закрытый характер, но их стенограммы потом попадали в СМИ). А в своей февральской лекции он свел все идеи, выдвинутые Путиным и его окружением, в единую доктрину.

        Сразу скажу, что лично мне в ней близко не все, с некоторыми тезисами я не согласен. И дальше постараюсь объяснить, с какими и почему. Однако нельзя в принципе не приветствовать, во-первых, уже сам факт появления этой доктрины, во-вторых, изначально заявленное желание осветить не только российское настоящее и ближайшее будущее, но и новейшую историю.

        2

        Президент РФ Владимир Путин
        Президент РФ Владимир Путин
        Исходный теоретический тезис, прежде озвученный Путиным в последнем послании: Россия есть часть европейской цивилизации. Наш народ вместе с остальными европейцами всегда в первую очередь стремился к свободе, справедливости и материальному успеху. То, что Россия исторически есть часть исторической Европы, совершенно бесспорно. Разумеется, можно поспорить относительно перечня общих ценностей, в частности, исчерпывается ли он названными тремя. Как и о том, что современная Европа и современная Россия при единых корнях и тех же общих ценностях все же имеют серьезные различия. В частности, идею личной свободы человека в России не воспринимают как абсолютную и, хочется надеяться, никогда не будут так воспринимать. Она как минимум корректируется идеей порядка, т. е. необходимого ограничения свободы. Впрочем, нельзя не обратить внимание на то, что реалии и достижения «нероссийской Европы», в первую очередь, естественно, Западной, по Суркову, не эталон, которому нужно соответствовать, а всего лишь именно реалии и достижения. А у нас свои реалии и достижения. Тоже европейские. По-моему, очень правильная мысль.

        Другой исходный тезис: демократия есть достижение общеевропейского прогресса – распространения знаний, развития массовых коммуникаций и пр. «От принуждения общество постепенно переходит к технологиям убеждения, от подавления – к сотрудничеству, от иерархии – к сетям горизонтальных связей». Если понимать под демократией комплекс формальных правовых и политических институтов, призванных обеспечивать гражданам определенный набор личных, политических, экономических и прочих прав и свобод, участие всех желающих граждан в управлении государством, учет их интересов и мнений при выработке, принятии и реализации государственных решений, то это даже не общеевропейское, а общемировое достижение. И сам Сурков далее говорит, что «баланс современной цивилизации смещается в сторону умения убеждать и договариваться, с тем чтобы как можно большее количество людей осознанно принимало то или иное решение и по возможности добровольно» и «нельзя себе представить современное общество…, которым можно просто командовать, ничего не объясняя». Любое государство, достигнув определенного уровня развития, начинает прибегать к демократии, соответствующим образом отформатировав необходимые институты.

        Вспомним, кстати, еще раз последнее послание Путина. Он заявил, что Россия «сама встала на этот (демократический. – В.И.) путь и… сама будет решать, каким образом – с учетом своей исторической, геополитической и иной специфики – можно обеспечить реализацию принципов свободы и демократии. Как суверенная страна Россия способна и будет самостоятельно определять для себя и сроки, и условия движения по этому пути».

        И, наконец, третий исходный тезис, с которым невозможно не согласиться: «Демократическое общество… сверхидеологизировано, куда более идеологизировано, чем тоталитарное… Поскольку там, где сила силы убывает, там возрастает сила слова».

        3

        Вместе с тем Сурков считает, что советское общество
        Вместе с тем Сурков считает, что советское общество "вряд ли можно назвать свободным или справедливым"
        От теории Сурков перешел к новейшей истории. Он разъяснил, почему «Советский Союз не заслуживает какого-то огульного осуждения». Во-первых, СССР успешно вел идеологическую работу в планетарном масштабе, и, несмотря на все издержки, невозможно отрицать ни долгую популярность советского проекта у западных интеллектуалов «самого демократического толка», ни его стимулирующее влияние на гармонизацию социальных отношений в странах Запада и ликвидацию колониальной системы. Во-вторых, советская индустриализация создала огромную материальную базу, которая досталась нам в наследство. Тут, кстати, можно было еще сказать о масштабных социальных и культурных инновациях, произведенных при советской власти (эмансипация женщин, обеспечение всеобщей грамотности, потом всеобщей доступности высшего образования и пр.). В другой части лекции Сурков напомнил и о победе СССР в Великой Отечественной войне, которая сделала его одной из мировых держав, что было формализовано в статусе постоянного члена Совбеза ООН. Этот статус Россия также унаследовала. Т. е. в общем нельзя плевать в колодец, из которого пьешь.

        Вместе с тем Сурков считает, что советское общество «вряд ли можно назвать свободным или справедливым». Видимо, поскольку подобная точка зрения, мягко говоря, не близка очень многим (по разным причинам), он не стал на ней подробно останавливаться. Зато им выставлена точная оценка состояния элиты в позднем СССР: «в один из самых драматических моментов развития Советского Союза» на самом верху оказалась «малообразованная и мало отдающая себе отчет в своих действиях группа товарищей». Номенклатурный механизм воспроизводства элиты оказался неэффективен и в конечном счете привел к ее деградации. Еще одна принципиальная констатация: советская система не могла обеспечивать гражданам достойный уровень жизни. Пусть не по всем позициям, но по многим и лишь в последние десятилетия (это уже моя ремарка. – В.И.). А общество этого требовало. «Ну и кому нужна была такая империя, которая не могла дать своим гражданам ни хлеба, ни зрелищ?» Жаль, что Владислав Юрьевич не остановился на системных пороках советской национальной и федеративной политики, при первом же серьезном ослаблении центральной власти приведших к расцвету этнонационализма и сепаратизма в советских и автономных республиках. Тогда его описание кризиса СССР было бы более полным.

        Президент в последнем послании назвал крушение СССР «крупнейшей геополитической катастрофой века». Сурков высказался по этой теме подробнее. Он считает, что в определенный момент наш народ увидел, что в «поисках свободы и справедливости» зашел «не туда». И тогда он якобы вспомнил о своем общеевропейском пути, а также о демократических ценностях, которые декларировались в советских конституциях (можно добавить, и в программах КПСС, и в официальной риторике советских вождей). Иными словами, люди захотели получить то, о чем им постоянно твердили, но не давали. И упразднили СССР. Сами выбрали свою судьбу. Без всякого внешнего участия. Невозможно обойти здесь вопрос последствий. И Сурков говорит: «Потеря территорий, потеря населения, потеря огромной части нашей экономики – это жертва, это цена. И невозможно сказать, какая она, большая или маленькая, но это то, что наш народ более или менее осознанно заплатил за выход на верный путь».

        Здесь согласиться я не могу. Во-первых, СССР разрушался своей элитой и народом, при этом они зачастую совершенно не ведали, что творят. И не столько руководствовались конституционными декларациями, сколько накручивали себя мифами о западном благополучии. Грубо говоря, большинство хотело джинсы и жвачку, а «демократию» понимало как их синоним. Элиты Запада одобряли происходившее и помогали рушить советскую систему изо всех сил. Это не «теория заговора», это правда. Во-вторых, путь, выбранный тогда, был не столько «верный», сколько единственно возможный в сложившейся ситуации. В-третьих, цена, за него уплаченная, – огромна, жертва – колоссальна. Об этом невозможно забыть.

        Мне представляется, что я понимаю, почему Сурков сказал именно то, что сказал. Он старается примирить эпохи. И это правильно. Но все сгладить не получается и не получится. Следует просто признать, что СССР был обречен. СССР разрушили. Начался новый период нашей истории.

        4

        Из-под развалин СССР Россия выбралась сильно ослабленной и ей пришлось еще долго болеть
        Из-под развалин СССР Россия выбралась сильно ослабленной и ей пришлось еще долго болеть
        По Суркову, получается, что крушение СССР было следствием банкротства советского проекта, неспособности тогдашней элиты найти адекватные ответы на вызовы времени и общего народного недовольства. Новый российский проект в идеале предусматривал строительство более свободной, более справедливой и более богатой страны, установление настоящей демократии через возвращение на европейский путь. Но его реализация уперлась в проблемы, порожденные разрушением советской системы, преодолеть которые оказалось непросто. Из-под развалин СССР Россия выбралась сильно ослабленной, и ей пришлось еще долго болеть. Пришлось пережить еще один неизбежный кризис.

        О периоде 1990-х годов Сурков высказался великолепно. Я просто процитирую несколько его тезисов, которые не нуждаются ни в каких комментариях, кроме одного: так было.

        «Государственная власть везде отступала, это было бессистемное бегство от ответственности. Даже провозглашалось, что государство есть зло. Сейчас мы просто это забываем, но на полном серьезе декларировалось, что чем меньше государства, тем лучше. А сведи его к нулю, так вообще станет все хорошо».

        «Глубина экономического падения вам известна: у нас фактически наполовину рухнул валовой продукт».

        «Внешние заимствования, оправдать масштаб которых очень трудно даже сейчас. И даже издалека уже анализируя, почему так много занимали, и зачем занимали, и зачем были нужны краткосрочные и столь дорогие заимствования, непонятно. Но зато приходилось ежегодно утверждать наш федеральный бюджет в МВФ. Фактически страна была на грани потери государственного суверенитета».

        «Приватизация, в целом явление благотворное, в ряде случаев делалась по странным схемам, и, конечно, очень трудно и практически невозможно никому объяснить, чем были залоговые аукционы. Ясно, как кто-то справедливо заметил, это было назначение группы товарищей миллиардерами, то есть вас вызывали и говорили: «Ты назначаешься миллиардером».

        «Свобода слова тоже имела особый смысл: ведущие телеканалы стали оружием в руках известных олигархических групп и большей частью использовались для вышибания новых объектов госсобственности и участия в разделе таковых».

        «В федеративных отношениях царил хаос… Некоторые субъекты определяли себя как суверенные государства, ассоциированные с Российской Федерацией… Апофеоз центробежных настроений – мятеж в Чеченской Республике, поднятый шайкой уголовников…»

        Завершает эту жуткую картину настоящий афоризм, который, уверен, теперь не раз будут цитировать: «…если это есть свободное и справедливое общество, то что же такое тогда Содом и что в таком случае Гоморра?»

        Но, подчеркивает Сурков, 1990-е годы ни в коей мере не следует считать потерянными для России. Тогда была сделана «масса позитивного», в тогдашних «извращенных условиях» осваивались новые социальные практики, люди привыкали к выборам, люди учились работать в рыночной экономике. И одно из самых важных достижений, по его оценке, то, что «в такой достаточно зоологический период нашего развития к ведущим позициям пробились по-настоящему активные, стойкие, целеустремленные и сильные люди, материал для формирования нового ведущего слоя нации».

        Да, Россия могла не пережить период 1990-х годов, как ранее могла рухнуть вслед за Союзом. Два таких кризиса подряд – это огромное историческое испытание. Но пережила. Теперь можно говорить: то время не должно вернутся, и оно не вернется, но оно действительно не было потерянным. Как у Ницше: «То, что нас не убивает, делает нас сильнее».

        5

        Если конституционно прописан принцип разделения властей, то значит главам регионов нечего делать в палате парламента
        Если конституционно прописан принцип разделения властей, то значит главам регионов нечего делать в палате парламента
        Целый раздел сурковской лекции посвящен мероприятиям путинского режима, направленным на стабилизацию ситуации в стране и наведение элементарного порядка. Останавливаться на этом я не буду, отмечу только два общих принципа, которыми, по словам Суркова, руководствуется власть. Первый можно назвать «принципом опоры на большинство». «Как известно, главный принцип демократического общества – оно устроено и основывается на мнении большинства», про режим 1990-х годов никак нельзя было сказать, что он выражает мнение большинства населения, а политика Путина пользуется поддержкой большинства. Второй – «принцип легализма». Он сформулирован так: «Выполняйте то, что здесь написано; вот конституция, там написано «это», выполняйте «это». Например, если конституционно прописан принцип разделения властей, то, значит, главам регионов нечего делать в палате парламента. Если частный медиахолдинг набрал долгов, то его владелец должен их вернуть или отдать кредитору свой бизнес, а не вопить об «угрозе свободе слова» и т. д. Сурков убеждает, что в итоге все получается очень демократично и уж, во всяком случае, демократичнее, чем было в 1990-е годы.

        Конечно, можно много спорить о структуре путинского рейтинга, о конституционности тех или иных реформ, об их реальном политическом содержании. Очень интересные споры получаются. Но все они в данном случае вторичны. С точки зрения теории демократии оба этих принципа практически безупречны. Пусть кто-нибудь попробует доказать, что при демократии должно править меньшинство или тем более что из конституции или какого-нибудь закона следует право Гусинского не платить долги.

        6

        Враг демократии – коррупция
        Враг демократии – коррупция
        Переходя к настоящему и будущему, Сурков сказал, что политика Путина «очень ясна», желающему ее понять достаточно обратиться к посланиям президента и его выступлениям. Тем не менее он счел необходимым дать подробные разъяснения, что есть «суверенная демократия», «энергетическая сверхдержава» и пр. Его тезисы у него изложены достаточно стройно и последовательно, их можно свести к следующей цепочке.

        1. Россия должна быть страной процветающей, а значит, демократической и суверенной.

        2. Демократия необходима, поскольку, во-первых, «только общество, основанное на соревновании и сотрудничестве свободных людей, может быть эффективным и конкурентоспособным»; во-вторых, «если мы не будем открытым демократическим обществом, если мы не будем широко интегрироваться в мировую экономику, в мировую систему знаний, то мы не получим доступа к современным технологиям Запада, без которых… модернизация России невозможна»; в-третьих, в демократическом обществе жить комфортнее, чем в недемократическом. Демократизация немыслима без развития институтов гражданского общества: партий, местного самоуправления, общественных организаций. И действующая власть старается делать в этом направлении все, что в данный момент возможно и необходимо.

        3. Враг демократии – коррупция. Она сейчас пронизывает все системы нашего социального организма. С ней боролись, борются и будут бороться. Но нельзя верить тем, кто утверждает, что Россия коррумпирована в значительно большей степени, чем большинство других стран мира. «Нам пытаются вдолбить это в голову, чтобы дискредитировать власть и внушить нам, что мы люди мало способные к цивилизованной жизни».

        4. Враг демократии – бедность. Если мы не снизим всерьез уровень бедности в нашей стране, то наше общество не сможет быть устойчивым. Борьба с бедностью предполагает обуздание коррупции, сокращение лазеек, позволяющих уклоняться от уплаты налогов, а главное – «более справедливое распределение национального продукта» (последний тезис Сурков, увы, не расшифровал. – В.И.).

        5. Суверенитет необходим, поскольку современный мир – глобальный мир, а выгоды от глобализации распределяются неравномерно, и «когда нам говорят, что суверенитет – вещь устаревшая, как и национальное государство, мы должны все-таки задуматься, а не разводят ли нас». Поэтому, во-первых, защищать и укреплять свой суверенитет любому государству «просто выгодно», в противном случае его «разденут до последних ботинок». Во-вторых, только тот, кто отстаивает свое право на самостоятельное развитие, может быть конкурентоспособен. «Суверенитет – это политический синоним конкурентоспособности». В-третьих, «русские, россияне, уже 500 лет являются государствообразующим народом, мы нация, привыкшая к государственности». Можно добавить – к суверенной государственности. В отличие от прибалтов или украинцев, которые, едва рухнул СССР, принялись искать себе новую метрополию, нового хозяина. «Я не представляю себе русских, россиян, которые думают так же: «Сейчас мы в ком-то растворимся, к кому-то убежим, и там уж нас обласкают, обогреют и будут нами руководить».

        6. Защищать и укреплять свой суверенитет Россия может, только будучи в числе держав, которые принимают ключевые решения по вопросам организации мирового порядка. Самоизоляцию на радость некоторым «патриотам» или внешнеполитическое самооскопление на радость либералам страна не может себе позволить. Во-первых, наше геополитическое положение таково, что если даже мы захотим в своем доме тихо сидеть, «к нам все равно придут и спать нам не дадут». Во-вторых, уход России из глобальной политики, отказ от попыток влиять на ключевые решения приведет к тому, что эти решения будут приниматься ей в ущерб.

        7. При этом следует помнить, что тот же статус постоянного члена Совбеза ООН достался России в наследство от СССР, а председательство в G8 представляет собой аванс, который выдали, «чтобы нас из виду не упустить».

        Мы живем между наследством и авансом. И нынешние поколения не могут похвастаться ни одним крупным экономическим или социальным достижением. «Пока мы не заработали реально, сами, своим трудом статус ведущей мировой державы».

        8. Главные угрозы российскому суверенитету – международный терроризм, угроза военного столкновения (гипотетическая, к счастью), неконкурентоспособность экономики, мягкое поглощение по современным «оранжевым технологиям» при снижении национального иммунитета к внешним воздействиям.

        "Основа суверенитета" - армия и военно-морской флот и, безусловно, ядерные силы
        9. «Основа суверенитета» – армия и военно-морской флот и, безусловно, ядерные силы.

        10. «Экономический рост у нас большой, довольно впечатляющий, но… надо вспомнить, от какого уровня мы растем, и не особо зазнаваться». Структурная перестройка экономики чудовищно затянулась, и рано или поздно эта проблема плавно ли, жестко ли, но даст о себе знать. И огромные государственные расходы, и неэффективная бюджетная сфера, и слабое развитие передовых отраслей экономики – это проблемы. «Адепты либерального мракобесия» предлагают просто все либерализовать до крайней степени, и само все вроде как образуется…» Ничего этого не будет. Еще часто призывают делать ставку на высокие технологии и т. п., как-то забывая пояснить, грубо говоря, откуда они возьмутся. Экономическая политика будет основываться на использовании тех ресурсов и развитии тех конкурентных преимуществ, которые уже есть. «Потому что если у вас сильные ноги, вам лучше прыгать в длину, а не в шахматы играть. А если у вас большая голова, то, может, лучше и в шахматы играть».

        11. ТЭК дает львиную долю национального продукта. Отсюда концепция «Россия – энергетическая сверхдержава». Речь ни в коей мере не идет о том, что надо быть и оставаться «сырьевым придатком». Задача в том, чтобы, максимально используя наши возможности, развить их и качественно улучшить наш ТЭК, причем не только путем закупки оборудования на Западе. Для начала мы должны научиться добывать нефть и газ более современными способами. Ведь, к примеру, наши нефтяники не умеют работать на шельфе. «Нам нужны знания! Нам нужны новые технологии!»

        12. В некоторых отраслях ради сохранения суверенитета необходимо преимущественное влияние национального капитала. Национальный – не обязательно государственный. ТЭК, стратегические коммуникации, финансовая система, оборонная промышленность должны быть преимущественно российскими. Остальные отрасли нужно открывать по максимуму для зарубежных инвестиций, для глубокой модернизации. «Мы должны стремиться к участию в глобальной экономике в составе новых мультинациональных корпораций. Именно многонациональных, а не транс-, сверх-, над- и вненациональных. Экономическое будущее не в исчезновении великих наций, а в их сотрудничестве».

        Я не могу не согласиться с большинством сказанного. И не отдать должное последовательности Суркова – он не обошел практически ни один важный вопрос, кроме, пожалуй, будущего социальной сферы (пенсионная система, образование, здравоохранение) и всеми забытой административной реформы. Конечно, хотелось бы еще более жестких формулировок, более правых и откровенно этатистских. Хотелось бы услышать слова о порядке, без которого невозможна «демократия» (раз уж от этого слова никуда не деться). Кроме того, очевидно, что на сверхдержаву, т. е. на державу, имеющую возможность диктовать свою волю другим державам, Россия никак не тянет. Мы – держава. Не меньше, но и не больше. И представляется целесообразным акцентировать больше внимания на ядерной составляющей российской державности. «Энергетическая держава» звучит хорошо, но «ядерно-энергетическая держава» – лучше. Тем более что Россия по факту именно ядерно-энергетическая держава. Это тот случай, когда кашу маслом не испортишь.

        Надеюсь, что все еще впереди.

        7

        Наши западные друзья вполне могут попытаться организовать здесь
        Наши западные друзья вполне могут попытаться организовать здесь "оранжевую революцию", потому что "если у них это получилось в четырех странах, почему бы это не сделать и в пятой?"
        Часть лекции посвящена «оранжевой угрозе» и борьбе с нею посредством формирования «национально ориентированного ведущего слоя общества», т. е. переформатирования элиты. Очевидно, что эти темы наиболее важны и для Суркова-чиновника, и для Суркова-идеолога.

        Он прямо объявил: наши западные друзья вполне могут попытаться организовать здесь оранжевую революцию, потому что «если у них это получилось в четырех странах, почему бы это не сделать и в пятой?». И эти попытки явно не ограничатся избирательным циклом 2007–2008 годов.

        Несколько упрощая картину, Сурков делит современную российскую элиту на «офшорную аристократию» и «полусоветскую, полукомпетентную, привыкшую к поражениям бюрократию». На самом деле можно еще больше упростить, ведь никакой четкой грани между бизнесменами и бюрократами нет. Среди первых полно бывших чиновников или тех, кто при первой возможности приобретает госдолжности для себя или своих людей, а вторые нередко владеют компаниями, активно занимаются бизнесом. И счета в офшорных банках есть у тех и у тех.

        Но вернемся к схеме Суркова. Проблема «офшорной аристократии» состоит в том, что она не связывает свое будущее и будущее своих детей с Россией, чужда ей, боится ее. Но они не какие-то монстры, не враги, «все эти графы Бермудские и князья острова Мэн наши граждане, у которых есть масса причин так себя вести». В первую очередь они боятся за свою собственность, которую никто – даже сами, по большом счету, – не считает легитимной. По мнению Суркова, ключ к их преображению в «национальную буржуазию» – в легитимации частной собственности и в целом в «нормализации отношений между богатыми и не очень богатыми людьми». Прямо это не сказано, но ясно следует из его слов: государство, точнее, стоящая у власти группа выступает и готова дальше выступать посредником в процессе «нормализации» и легитимации (здесь главный фактор время, т. е. привыкание, чем больше пройдет времени, тем больше все привыкнут. – В.И.), защитником бизнеса от левых реваншистов и прочих поклонников массовой национализации, от тех, кто предлагает всякие идиотские меры вроде «единовременного налога на приватизацию» и пр. В свою очередь от бизнеса ждут лояльности, как власти, так и народу, который власть поддерживает, в том числе в форме социальной ответственности, благотворительности, законопослушания.

        О трансформации нынешней бюрократии в «эффективное, конкурентоспособное сообщество государственных служащих» сказано крайне мало. По сути, только то, что она должна быть проведена, иначе будет плохо. Кстати, Путин в прошлогоднем послании поименовал бюрократию «надменной кастой», но тоже не назвал ни одной конкретной меры по ее «перевоспитанию», только прописал ей «учиться разговаривать с обществом не на командном жаргоне, а на современном языке сотрудничества, языке общественной заинтересованности, диалога и реальной демократии». В дальнейшем Путину или Суркову придется подробнее высказаться по «бюрократическому вопросу».

        В контексте не просто «переформатирования» элиты, а уже самого ее воспроизводства Сурков затронул важнейшую проблематику образования и культуры. Лично мне особенно понравилась оценка нашей системы высшего образования, которое действительно уже давно не лучшее в мире. И действительно, «у нас же в некоторые вузы зайдешь – там такое услышишь на лекциях о России, там какие-то просто, с позволения сказать, неправительственные организации, а не преподаватели работают, которые, кажется, вот только что деньги пошли из какого-нибудь посольства взяли». По-моему, никто из российских руководителей еще так остро не ставил вопрос о недостаточно патриотическом и нередко откровенно антироссийском содержании учебных программ по гуманитарным предметам и прямой связи этого с активностью зарубежных структур. Между тем масштабы подобной мерзости превосходят все допустимые пределы, ложь и клевета на Россию, наш народ и нашу историю льются потопом. И не только в университетах, но и в школах, и со страниц учебников, издающихся при государственной поддержке. Про «историческое» кино и телесериалы можно ничего не говорить. Бесспорно, в 1990-е все было еще намного хуже. Но «патриотизация» шла и идет стихийно, опираясь в основном на энтузиазм частных лиц и патриотических сообществ, единая и, главное, адекватная государственная политика в этом направлении не проводится. Может быть, слова Суркова означают, что теперь хоть как-то возьмутся?

        Главный борец с «партией революции», т. е. с противниками преемственности режима, не мог отдельно не высказаться о своих подопечных.

        Сурков не употребляет само понятие «партия революции» (как и «партия стабильности»), он вообще считает, что у режима два врага – «партия олигархического реванша», которая хочет, чтобы Россия сделала шаг назад, обратно к соревновательной олигархии 1990-х годов, и «партия двух шагов назад», т. е. национал-изоляционисты, поклонники лозунга «Россия для русских!».

        Они хотят как минимум свести счеты с Путиным и его режимом, как максимум – действительно реставрировать порядки прошлого десятилетия, пусть с каким-то апгрейдом
        Они хотят как минимум свести счеты с Путиным и его режимом, как максимум – действительно реставрировать порядки прошлого десятилетия, пусть с каким-то апгрейдом
        Мне представляется, что это все-таки одна «партия», верхушка которой состоит из бывших олигархов, отставных чиновников и потерявших статус и доходы политических дельцов. Они хотят как минимум свести счеты с Путиным и его режимом, как максимум – действительно реставрировать порядки прошлого десятилетия, пусть с каким-то апгрейдом. Эти деятели, как правило, выжжены цинизмом и совершенно «неидеологичны», им что либерализм, что коммунизм, что нацизм… Лишь партийные боссы связаны как-то своим публичным позиционированием (как левые, либералы, патриоты), к которому привыкли партактивы и избиратели. На среднем уровне «партии» находится интеллектуальная обслуга верхушки, партийные и корпоративные «орги», политконсультанты, лидеры оппозиционных общественных организаций. Среди них есть как идейные, так и чистые наемники. А на низшем – активисты партий и организаций, беспартийные активисты, которые в массе, как правило, действительно «идеологические люди». Объединяет их всех одно – ненависть к действующему режиму. Никакой общей позитивной программы для среднего и низшего уровня «партии революции» нет и быть не может, в лучшем случае набор «за все хорошее и против всего плохого». Одни мечтают о «русской Голландии», другие о «православном Иране», третьи об «СССР-2». Естественно, обычный рядовой левак никогда не станет бороться за освобождение Ходорковского из тюрьмы, а рядовой «национал-изоляционист» – за возможность Березовскому вернуться в Россию и продолжать. Но их могут пользовать и пользуют, покупая с потрохами их «вождей». Как говорят, «без меня меня женили». Большинство протестных акций, которые проходят в стране, проплачиваются. Я не имею в виду, что всегда платят участникам, искренних недовольных в стране хватает, но у организаторов непременно есть «бюджет». Однако стянуть все силы в кулак верхушка «революционеров» не может, поскольку и ссор внутри нее хватает, и те же партбоссы боятся шокировать своих людей призывами брататься с давними оппонентами (родинцам с либералами из СПС, например), и Кремль сложа руки не сидит…

        Косвенно и сам Сурков признает, что все они единая «партия». Он вспомнил о трогательном симбиозе «правительственных либералов» и «красно-патриотической Думы» в 1990-е годы, о том, как они ударно сотрудничали. Разве это забывается? Описывая конкретных оппонентов режима, Владислав Юрьевич останавливался только на «олигарх-реваншистах» Березовском и Касьянове. О Рогозине и его соратниках, которые после «арбузного ролика» могут в некотором смысле считаться «национал-изоляционистами», сказано следующее: «То они призывают запретить все еврейские организации, то вдруг приглашают на работу евреев, чтобы вместе бороться с ксенофобией, а заодно борются с олигархами на деньги олигархов».

        Одна «партия» это, одна банда.

        8

        Из заключительных тезисов Суркова следует выделить два.

        Во-первых, им окончательно зафиксирован синкретический характер кремлевской идеологии. Он прямо высказал единороссам: «Забудьте о том, правые вы или левые. Партия общенациональная, и здесь синтезированы, как и в обществе, разные интересы». При этом нельзя не обратить внимания, что во всей лекции слово «либерал» и производные от него НИ РАЗУ НЕ УПОТРЕБЛЕНЫ В ПОЛОЖИТЕЛЬНОМ КОНТЕКСТЕ. А в нейтральном только один раз, когда упоминались японские либерал-демократы. Либерализм продолжают насколько возможно изживать и вычищать. И это замечательно.

        Во-вторых, единороссам четко сказано, что они должны и на выборах 2007 года победить, и обеспечить доминирование своей партии в течение как минимум 10–15 предстоящих лет. Эти слова Суркова можно перевести так: власть принадлежит нам, и мы не собираемся никому ее отдавать. Нынешний режим – это надолго.

        Если Кремль идеологически и дальше будет развиваться в том же направлении, что сейчас, и элиту туда же двигать, то уже лет через пять могут быть очень интересные результаты. Кое-кто опомниться не успеет…


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


        Другие мнения

        Того, кто уходит, надо отпускать

        Сергей Худиев, публицист, богослов
        На религиозные сообщества оказывается огромное давление с тем, чтобы заставить их принять либеральную повестку дня. В отличие от большевиков, которые стремились просто и грубо физически уничтожить Церковь, основная стратегия либералов состоит в растлении ее изнутри. Подробности...

        Общество должно быть толерантно к публичному кормлению грудью

        Николай Гурьянов, журналист
        Грудное вскармливание – это максимально красиво. Насколько красивыми вообще могут быть явления. И кажется невероятным, что у кого-то этот процесс может вызывать неприятие и даже желание запретить его. Подробности...
        Обсуждение: 44 комментария

        Арабская весна может грянуть и в ноябре

        Андрей Манчук, политолог
        В Ливане уже несколько недель продолжаются массовые протесты под социальными лозунгами. Их уникальность в том, что протесты объединили практически все политические, конфессиональные и этнические силы этой маленькой странной страны. Подробности...
        Обсуждение: 16 комментариев

        Как справляться с произволом западных интернет-гигантов

        Александр Малькевич, президент Фонда защиты национальных ценностей
        Китай смог добиться уважения от самых разных мировых брендов, раз за разом «нагибая» их; что же тогда должно случиться еще с нами и у нас, чтобы, наконец, открылись глаза и в России? Подробности...
        Обсуждение: 31 комментарий

        Батюшки болеют теми же болезнями, что и прихожане

        Святослав Шевченко, Председатель комиссии по вопросам семьи Благовещенской епархии
        В России очень мало православных священников – всего 20 тысяч на всю страну. И на задушевные беседы с прихожанами часто просто не хватает времени. Но только ли в количестве проблема? Подробности...
        Обсуждение: 36 комментариев

        У нас будет очень много счастливых беременностей

        Анна Федорова, вице-президент Фонда открытой новой демократии
        Государство не должно быть дурачком, который стоит перед женщиной и выпрашивает у нее ребеночка: «а то мы вымрем», «а кто же экономику будет поднимать», «ты рожай, пожалуйста». Подробности...
        Обсуждение: 154 комментария

        Германия так и не избавилась от своей стены

        Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
        Три десятилетия назад ГДР и ФРГ начали объединяться. Но так и не объединились до сих пор. Запад живет сам по себе, Восток – сам по себе, и с мест своих им не сойти. Да, при этом они еще и не любят друг друга. Подробности...
        Обсуждение: 25 комментариев

        Макрон не ответил на главный вопрос про Россию

        Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
        Президент Франции рассказал о путях дальнейшего развития России. Первый он назвал бессмысленным, второй – унизительным, а третий – органичным. Но проблема в том, что Россия давно считает себя частью Европы, а сама Европа так не считает. Подробности...
        Обсуждение: 33 комментария

        Украина заблудилась на майдане

        Глеб Простаков, журналист
        Поиск мнимого перерождения страны оказался губительным для украинцев. Майдан, в точности как в песне, превратился в место, где каждый слышит только себя, замкнутым кругом в котором смешались боль, обида, обозленность и непонимание. Подробности...
        Обсуждение: 128 комментариев

        В чем смысл испытаний на краповый берет

        Сергей Козлов, ветеран спецназа
        В разговоре с обладателями крапового берета я задал вопрос: в чем смысл всех этих испытаний? Мне ответили, что таким образом отбирают наиболее подготовленных. На что я возразил: «У спецназовца самое главное – голова. Это его основное оружие. А вы со всей дури по этой голове долбите ногами». Подробности...
        Обсуждение: 33 комментария
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............