Глеб Кузнецов Глеб Кузнецов Саммит в Швейцарии напомнил монолог Жванецкого

Группа «борцов с колониализмом» была в категорическом меньшинстве, все остальные рассуждали, пусть и в разной модальности, про необходимость и неизбежность «участия России» в переговорах.

3 комментария
Евдокия Шереметьева Евдокия Шереметьева От митингов «несогласных» до окопов под Донецком

Отдавшие свои жизни на полях СВО не увидят, каким будет будущее России. Но самим фактом своего бытия и своего поступка они сделали невероятно много для того, чтобы «судьба всего цивилизованного проекта на планете» решилась справедливым образом.

28 комментариев
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Следующее предложение Киеву будет хуже нынешнего

Путин не случайно озвучил свои предложения именно сейчас. 15-16 июня в Швейцарии проходит конференция по Украине. Российский лидер предложил реалистичный, в отличие от «плана Зеленского», перечень условий для приближения мира.

29 комментариев
6 июня 2024, 19:25 • В мире

Запад совершил в Грузии ключевую ошибку

Запад совершил в Грузии ключевую ошибку
@ кадр из видео

Tекст: Евгений Крутиков

Отношения Запада с Грузией скатились, похоже, к самому низкому уровню с момента распада СССР. Это выглядит тем более парадоксальным, что Европа и США десятилетиями воспитывали в грузинской молодежи преклонение перед Западом. Даже распространенная в Грузии русофобия не сработала в данном случае. Что же произошло?

Премьер-министр Грузии Ираклий Кобахидзе назвал «обычным предательством» выступление в Конгрессе США на слушаниях по ситуации в Тбилиси представителей грузинской оппозиции и НПО с предложениями ввести санкции против их родины и правящей «Грузинской мечты» за закон «О прозрачности иностранного влияния». А политический аналитик Гиа Абашидзе отметил, что «в реальности в Конгрессе рассматривали возможность насильственной смены власти в Грузии».

Одновременно в ЕС пригрозили отменой безвизового режима с Грузией. Как заявил посол ЕС в Тбилиси Павел Герчинский, эта мера будет рассмотрена «как один из вариантов – и страны-члены примут решение».

А ведь еще буквально несколько месяцев назад и Европа, и США демонстрировали максимальную любовь к Грузии за ее «демократичность» и противостояние с Россией. Иногда Грузию называли даже эталоном демократизации и прозападной ориентации на постсоветском пространстве. Более того, общественная жизнь Грузии и ее политическое устройство считались прямым достижением пропагандистской деятельности западных сил.

И вот мгновенно вся эта любовь Запада сменилась ненавистью вплоть до санкций и отмены безвиза. ЕС намекает на возможность убийства руководства Грузии. США грозят Грузии санкциями. А сам грузинский премьер официально заявляет о пересмотре отношений с США.

На первый взгляд, причиной такого разворота стал пресловутый «иноагентский закон» (он же «русский закон») и законодательное ограничение деятельности ЛГБТ, которое обсуждается в Грузии. Но если бы работа западной пропаганды и иной подрывной деятельности в Грузии была бы достаточно эффективной, то никакие подобные законодательные инициативы просто не могли бы появиться на свет. Был бы другой состав парламента, которому и в голову бы не пришло ограничивать и контролировать деятельность организаций, финансируемых из-за границы. По крайней мере, приходящих с Запада.

Следовательно, что-то пошло не так с этим западным проникновением в Грузию. А ведь эта страна, казалось, после развала СССР была просто предрасположена к тому, чтобы стать антироссийским форпостом на Кавказе. Американцы и европейцы где-то фатально просчитались. Что же произошло?

В Грузии по разным подсчетам больше 10 тысяч НКО, подавляющее большинство которых имеют зарубежное финансирование. Стало выясняться, что и некоторые политические партии оппозиционного спектра также получают иностранное финансирование через подставные НКО. Порой, как с партией «Дроа», это выяснялось совершенно случайно (один из руководителей этой партии сам проговорился в интервью).

Это колоссальная цифра. Ни в одной другой постсоветской стране такого нет. Даже если предположить, что это какие-то крошечные организации по десять человек каждая, то это уже сто тысяч человек. А в реальности, конечно, больше.

Сюда же надо добавить членов семей тех, у кого основная форма заработка – зарубежные гранты. Для страны с численностью населения по последней переписи чуть более 3,6 млн (на деле сильно меньше) – это существенный пласт общества. Причем в основном это молодежь. Не всегда слишком уж политизированная, но уже привычная и привязанная к такому способу заработка.

Это во многом даже не вопрос политики. Сейчас в ходе уличных «протестов» на бытовом уровне часто звучал вопрос: «на что же мы будем жить?», который по своей значимости порой затмевал единственный протестный лозунг «ара русис канонс!» («нет русскому закону!»).

Штраф за участие в деятельности НКО с зарубежным финансированием достигает по новому закону 2,5 тыс. евро, что для большинства – сумма неподъемная. А за отказ регистрироваться как иностранный агент можно получить 10 тыс. евро. При этом вся система «подсаживания» грузинской молодежи на НКО существовала десятилетиями. Многие из них просто не понимают, куда им теперь идти работать, что такое вообще «работать», на что жить и как строить судьбу.

Американские и европейские структуры изначально и последовательно делали ставку именно на молодежь. За тридцать лет в Грузии выросло целое поколение, у которого отсутствует восприятие общего советского прошлого, которое не говорит по-русски, воспринимает Россию как врага и «агрессора». При этом оно привыкло к безвизовому режиму с Европой, частично адаптировало так называемые европейские ценности – и интегрировано в эту паутину западных НКО.

Организаторы паутины полагали, что они все делают правильно с точки зрения привязки Грузии к Западу. Нужно лишь воспитать новое «европеизированное» поколение, чтобы оно естественным путем через тридцать лет заместило тех, кто еще помнит советское прошлое. А для этого достаточно тридцать лет поддерживать 10 тысяч НКО, транслирующих соответствующую повестку.

Но неожиданно выяснилось, что ориентированного на Запад студенчества или всех суммарно взятых людей, ассоциированных с НКО, в такой стране, как Грузия, недостаточно для коренного изменения устройства традиционного общества.

Протесты против иноагентского закона выглядели масштабно только в контексте города Тбилиси. Площади, в том числе площадь Героев, на которой происходили протесты, слишком маленькие, а проспект Руставели слишком узкий, потому «на картинке» протесты выглядели очень массовыми. На самом же деле, протесты были немногочисленными и состояли как раз из включенной в эти НКО молодежи, агрессивно настроенных представителей маргинальных партий и движений и западных координаторов.

Западные организаторы паутины НКО действовали «по науке». А точнее, по общим лекалам, которые не признают национальных особенностей и согласно которым все страны одинаковы – и к ним применяется одна и та же методика действий. Заранее предполагалось, что стремление «в Европу» – это чуть ли не генетически заложенное чувство молодежи всех еще «необращенных» народов.

В Грузии, конечно, работал еще и главный антироссийский фактор в виде «восстановления территориальной целостности». Кроме того, считалось, что в грузинском народе изначально заложен большой протестный потенциал. Такой вывод делался из истории последних тридцати лет, когда массовые акции в Тбилиси случались регулярно, порой и со стрельбой.

Однако подавляющее большинство грузинского общества поддержало и иноагентский закон, и поправки против деятельности ЛГБТ. Нигде за пределами центральной части Тбилиси не случилось ни одного митинга протеста. Прозападной мобилизации общества не случилось, патриархальное и религиозное грузинское общество отвергло западные ценности и безвиз.

Традиционное общество устояло, поскольку западная пропаганда через НКО сконцентрировалась на одной-единственной страте: европеизированной молодежи. Паутина НКО игнорировала всех остальных граждан Грузии – кто старше тридцати лет (за исключением профессиональных политиков), никак не касалась сельской общины, отрицала существование региональных особенностей и противопоставляла себя Грузинской церкви, как институту «вредному» и архаичному.

Большинству грузинского патриархального общества явно не нравится, когда им пытаются манипулировать через паутину НКО и подсаживают на регулярное западное финансирование значительную часть молодежи. Европеизированная часть молодежи воспринимается в таком обществе, как инородное тело, а не как представители прогресса и будущего.

В происходящем много не от политики, а от национального характера и системы грузинского общества. Запад просто не понял страну, которую так обильно наводнили его агенты. Да, Грузия по ряду исторических причин в последние десятилетия была настроена антироссийски. Но как оказалось, для традиционалистского грузинского общества русофобия не равна автоматическому поклонению Западу. Это ключевая ошибка Запада, хотя уже похожая на тенденцию.

..............