Андрей Полонский Андрей Полонский С кем России можно договариваться

Нынешняя ситуация – с ее глобальными гибридными конфликтами по множеству направлений – настолько запутана, что возникает вопрос: с кем имеет смысл договариваться? Кто со стороны нашего противника уполномочен принимать решения?

2 комментария
Геворг Мирзаян Геворг Мирзаян Почему в планах Москвы пока нет Харькова

Казалось бы, точно нужно брать Харьков – однако гибкость и уникальность российской позиции в том, что для взятия максимального количества территорий ей не обязательно брать их сейчас.

19 комментариев
Игорь Караулов Игорь Караулов Украина, вызывай «Волгу»

Украинцам стоило бы перестать мечтать о «победе» и уяснить, что поток западных денег кончится ровно тогда, когда их иудина работа по договору с Западом будет завершена. В этот момент начнет действовать совсем другая логика.

31 комментарий
2 июля 2022, 18:30 • В мире

Как возникли пророссийские настроения восточных немцев

Как возникли пророссийские настроения восточных немцев
@ IMAGO/Michael Lucan/aal.photo/ТАСС

Tекст: Андрей Резчиков

Почти 60% восточных немцев считают, что Берлин не должен провоцировать Москву. Но даже среди жителей западной части страны половина опрошенных согласна, что не нужно «жестко относиться к России». Причины такого восприятия немцами конфликта на Украине проанализировал журнал The Spectator. С некоторыми его выводами не согласны российские эксперты, которые называют несколько причин подобных настроений среди жителей Восточной Германии.

Большинство жителей Восточной Германии не воспринимают Россию как врага и не согласны с точкой зрения Запада по поводу происходящего на Украине. Об этом пишет историк Катя Хойер в статье для британского журнала The Spectator. Она напомнила, что согласно проведенному недавно в Германии соцопросу, только половина западных немцев согласна с тем, что Берлину следует «жестко относиться к России». Среди восточных немцев такое мнение разделяет всего треть респондентов. Большинство восточных немцев – 58% – хотят, чтобы Берлин не «провоцировал Россию» (среди западных немцев такого мнения придерживаются 40%).

Восточные немцы составляют 16 миллионов из 80-миллионного населения Германии, и именно их регион прежде всего почувствует на себе последствия от экономических санкций против России (трубопроводы «Дружба», «Северный поток – 1» и «Северный поток – 2» проходят в Восточную Германию, обеспечивая тысячи рабочих мест). Как указывает замдиректора Центра германских исследований Института Европы РАН Александр Камкин, восточные земли только-только достигли паритета с западом страны.

«Предприятия бывшей Восточной Германии – в Саксонии, Бранденбурге, Мекленбурге – в большей степени завязаны на германо-российское сотрудничество. «Северный поток – 2» снабжал рабочими местами отдельный индустриальный кластер. Саксонские заводы Siemens поставляли оборудование в Россию. Вспомните недавнюю демонстрацию в Бранденбурге, где перерабатывается нефть из трубопровода «Дружба». Поэтому эффект разделенного общества воспринимается в Восточной Германии более остро», – напомнил Камкин.

Журналист-международник Виталий Волков, который 20 лет проработал в Германии, согласен с тем, что экономика – значимый фактор влияния на общественные настроения в стране. «Восточная часть намного беднее и уязвимее Западной Германии. Зимой там холоднее, чем в Вестфалии и Баварии. Уже сейчас люди начали получать жуткие счета за электроэнергию, газ. Это сильно влияет на настроения людей», – говорит Волков.

Кроме того, в Восточной Германии многие недовольны тем, как проходило объединение страны. «Эти люди понимают, что их обманули в социальной части, в части капитала и промышленности, рабочих мест. То есть объединения как такового не произошло. Этот обман приписывают в первую очередь США, поэтому на востоке Германии имеется сильный антиамериканизм, обоснованный материально», – добавил журналист.

По мнению автора статьи в The Spectator, пророссийские настроения среди жителей Восточной Германии не имеют ничего общего с ностальгией по временам существования Берлинской стены. С момента воссоединения в 1990 году прошло три десятилетия, и опросы неоднократно показывали, что большинство бывших граждан Германской Демократической Республики чувствуют изменения к лучшему. Хойер убеждена, что ответ надо искать в более отдаленном прошлом, когда Германия, стремясь доминировать над соседями, часто вступала даже в сговор. Историк, видимо, намекает на Договор от 1939 года о ненападении между Германией и Советским Союзом, также известный как пакт Молотова – Риббентропа, и прилагавшийся к нему секретный дополнительный протокол о разграничении между сторонами сфер интересов.

«Таким образом, восточные немцы не разделяют чувство экзистенциальной угрозы. И хотя годы Штази (тайная полиция во времена существования ГДР) оставили глубокие психологические следы у восточных немцев, они не привели к длительной переоценке роли России в Европе. По их мнению, Советы освободили их от нацизма. Германия несправедлива к России, а не наоборот», – пишет Хойер.

Камкин же уверен, что нынешняя антироссийская истерия, которую распространяет правящий политический класс и массмедиа, не находит понимания у многих жителей ФРГ, прежде всего Восточной Германии из-за того, что с 1949 по 1990 год СССР и ГДР были естественными союзниками. «Все эти годы происходил интенсивный и образовательный культурный обмен. Даже бывший канцлер ФРГ Ангела Меркель в юношеские годы ездила в Советский Союз на стажировки по линии гэдээровского комсомола (Freie Deutsche Jugend)», – напомнил эксперт.

Кроме того, денацификация страны велась разными способами. В Западной Германии бывшие нацистские преступники занимали государственные и прочие должности, а в Восточной – эти процессы «носили более комплексный и глубокий характер». «После объединения Германии восточные земли столкнулись с феноменом недочеловеков, потому что обанкротилось и закрылось огромное количество предприятий. В 1990-е годы уровень безработицы достигал 25-30%. Люди уезжали на запад любой ценой. Даже мигранты не стремились селиться в этих регионах, предпочитая более благополучную Западную Германию. Все это приводило к расслоению общества, определенной социальной зависти восточных немцев в отношении западных», – напомнил эксперт.

Хойер тоже указывает, что многим восточным немцам нравилось потреблять русскую культуру наряду со своей собственной. Они читали русскую литературу, учили русский язык и ездили в Советский Союз.

«На протяжении всей холодной войны русские оставались для Запада безликими врагами, а восточные немцы строили с ними отношения. Сегодня им трудно видеть в них врага»,

– указывает историк.

По ее словам, восточные немцы помнят, что именно СССР освободил мир от нацизма. Она отметила недавние слова депутата от Левой партии Сары Вагенкнехт о том, что отправка оружия на Украину была «политикой, проводимой США», которая сыграла роль в провокации для начала Россией спецоперации на Украине.

Подобные взгляды в Восточной Германии распространены не только среди левых политиков. Крайне правая партия «Альтернатива для Германии», пользующаяся большей поддержкой на востоке, выступает против антироссийских санкций и предоставления оружия Киеву. Да и в Западной Германии тоже существуют антинатовские настроения. В феврале депутат Севим Дагделен заявил, что поведение Украины «сродни объявлению войны России» и является результатом «разжигания войны» США и НАТО. Ветеран борьбы за права женщин Элис Шварцер выразила убеждение в том, что президенту России Владимиру Путину дали «мотив для действий».

Нынешний канцлер ФРГ Олаф Шольц на заре своей политической карьеры тоже придерживался антинатовских взглядов. В 1982 году, когда он был заместителем лидера «Молодых социалистов», политик утверждал, что гонка вооружений подпитывается «агрессивно-империалистической стратегией НАТО». Теперь он призывает увеличить расходы на оборону на 100 млрд евро и закупать американские истребители F-35.

Волков добавляет, что в восточной части страны еще немало людей с образованием, которое было построено на других принципах, чем в Западной Германии, в первую очередь это касалось разных методик преподавания истории. «Восточные немцы видят события иначе, чем на западе Германии», – говорит журналист.

Также в этой части страны сильнее проявляется влияние левых и правых партий и гораздо меньше влияние «Зеленых», которые сегодня «являются абсолютными проводниками крайней идеи по отношению к России». «Левые силы гораздо более пророссийски ориентированные. Они понимают, что нынешний конфликт в первую очередь связан с действиями США. Правые тоже более пророссийски ориентированы, потому что их либеральная среда и абсолютное попустительство по отношению к миграции прошлых лет очень сильно обозлило немцев», – пояснил собеседник.

Кроме того, в восточной части страны сильны антивоенные настроения. Они особенно ярко проявились в феврале 2020 года во время проведения самых крупномасштабных учений НАТО по переброске американских военных через Атлантику за последние 25 лет.

Камкин констатирует, что феномен разделенного общества прослеживается по настроениям к России со стороны рядовых немцев. Политологи уже дали яркое определение дуализму восточных и западных немцев: первые сохраняют свое национальное самосознание, а вторые – это американцы, говорящие на немецком языке.

«Разделение на восточных и западных немцев, так называемых Осси и Весси, полностью не преодолено до сих пор. Американизация зашла намного глубже на западе, нежели на востоке страны, где еще сохраняется колорит и дух времен Отто фон Бисмарка, который завещал никогда не воевать с Россией», – подчеркнул политолог.

..............