Глеб Простаков Глеб Простаков Запад готовится перенести конфликт с Россией на море

Война с Россией на море, где США чувствуют себя более уверенно, чем в сухопутных конфликтах, может всерьез рассматриваться демократами как возможность избежать выборов как таковых.

31 комментарий
Вадим Трухачёв Вадим Трухачёв Большая геополитика Орбана с «местечковым» отливом

Играя в большую геополитику, премьер Венгрии Виктор Орбан стремится добиться вполне «местечковых» целей. Но для их достижения ему понадобятся Россия, Турция, Китай и, конечно, Евросоюз. И Украина в качестве объекта.

0 комментариев
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

29 комментариев
10 июля 2020, 21:25 • В мире

Эрдоган бросает вызов в том числе и России

Эрдоган бросает вызов в том числе и России
@ REUTERS/Murad Sezer

Tекст: Геворг Мирзаян, доцент Финансового университета

Реджеп Эрдоган снова – почти через 570 лет после Мехмета Завоевателя – превратил Святую Софию в мечеть. Мир негодует – громко, но бесперспективно. Хотя музей не до конца потерян: он ждет защитников, которые еще могут его частично отстоять. И в этом свете свою, особую роль могла бы сыграть Россия.

Чуда не случилось. 10 июля было оглашено решение Госсовета (Высшего административного суда) Турции о статусе Святой Софии. Теперь это не музей – ей официально возвращается статус мечети. И Эрдоган соответствующий указ уже подписал, опубликовал и добавил подпись «поздравляю». Собственно, и не мог не подписать – ведь Госсовет Турции принимал решение под диктовку турецкого президента-султана.

Мерило патриотизма

Конечно, некоторые инстанции еще продолжают бороться с решением Анкары на юридическом уровне. В ЮНЕСКО говорят о том, что любое изменение статуса или облика Святой Софии как мирового культурного памятника должно утверждаться в соответствующих институтах ООН. Однако вряд ли Эрдоган проявит уважение к позиции организации, чье мнение в мире уже особо никому не интересно. Для него куда важнее позиция граждан Турции.

А большинство турецких политиков – даже лидер главной оппозиционной Республиканской партии Кемаль Кылычдароглу – либо занимают индифферентную позицию, либо поддерживают Эрдогана. Все потому, что турецкий президент мастерски превратил вопрос с Айя-Софией из чисто религиозного в религиозно-суверенный. Те, кто внутри страны выступал против изменения статуса, рисковали получить клеймо предателя и труса – ведь они якобы протестовали лишь потому, что потакали зарубежным противникам или боялись, «что скажут США и Евросоюз».

Поэтому реальная дискуссия в Турции идет не по вопросу «за или против изменения статуса», а «почему вдруг решили». Лишь 29% турок считают, что инициаторы изменения статуса действительно просто хотели вернуть музею статус мечети. 44% населения Турции уверены в том, что история с изменением статуса была затеяна президентом лишь для отвлечения внимания общества от экономических проблем.

Еще одна причина – желание нанести психологический удар по сторонникам светского государства (символом которого и был музейный статус Святой Софии). Не случайно в правящей партии уже предложили провести первые молитвы в Айя-Софии 15 июля – в четырехлетнюю годовщину неудавшегося путча против Эрдогана, организованного светски настроенными военными. Ну а некоторые уверяли, что Эрдоган просто решил повесить себе имиджевую медальку в преддверии будущих досрочных выборов.

Другая Турция

Однако при всей внутриполитической целесообразности (которую в мире понимают и не оспаривают) эксперты, политики и журналисты вне Турции – то есть не боящиеся, что Эрдоган их за критику посадит или впаяет разорительный штраф – уверяют, что турецкий президент совершил стратегическую ошибку. «Проявленный Эрдоганом национализм... отбрасывает страну на шесть веков назад», – заявила министр культуры Греции Лина Мендони.

И это отбрасывание будет всем очевидным как раз на примере Айя-Софии. Этот музей был одним из самых популярных туристических объектов страны. Лицо Турции. И Эрдоган меняет это лицо со светского, современного и мультикультурного на религиозно-фундаменталистское. Ведь теперь туристы (если их, конечно, пустят в мечеть) увидят не смесь христианской и исламской культур, обрамленную в музейный интерьер, а толпы молящихся.

«Анкаре теперь предстоит выглядеть в глазах всего мира нарушителем межрелигиозного баланса и терять свой авторитет в качестве важного регионального игрока», – констатирует российский сенатор Константин Косачев.

Правда, здесь вся тонкость в трактовках – ряд экспертов почему-то до сих пор считают султана Эрдогана президентом Турецкой Республики образца Ататюрка. Это тогдашним президентам нужно было выглядеть хорошими и современными в глазах Запада, а Эрдоган, наоборот, пытается стать новым халифом – лидером всех правоверных (каковыми были не президенты, а султаны Турции).

Что же касается статуса «важного регионального игрока» – то Эрдоган как раз и хочет им стать. Просто в другом регионе – не в Европе и даже не в Евразии, а на Ближнем Востоке. И когда эксперты предупреждают, что действия Эрдогана могут возбудить «турецких экстремистов», стимулировать их на захваты и десекуляризацию других христианских памятников на территории Турции – то в Анкаре не станут считать эти захваты какой-то имиджевой проблемой. Ведь в том мире, где Эрдоган хочет быть лидером, такие захваты и десекуляризация – норма вещей и даже правильные шаги. Своего рода пощечина христианским государствам и их мусульманским предателям-прихлебателям.

Свято место пустым не оказалось

Однако проблема Святой Софии создает возможности не только для Эрдогана, но и для других смелых лидеров. На фоне общей пассивности европейских и американских элит на Западе существует объективный запрос на лидера, который поставит на место турецкого султана.

По идее этим лидером должен быть Трамп – ряд американских журналистов и членов Конгресса возмущены действиями Эрдогана и уже требуют от хозяина Белого дома вмешаться в ситуацию. Возможно, президент США в итоге и вмешается (все-таки его электорат религиознен и исламофобен), однако сейчас ему не до этого. И в результате святое место занимает Россия – западные СМИ уже регулярно позиционируют российских лидеров как чуть ли не главных защитников христианского облика Айя-Софии.

Так, в условиях, когда номинальный глава всех православных церквей – Константинопольский патриарх Варфоломей – из страха перед Эрдоганом самоустранился от защиты Святой Софии, на арену выходит РПЦ.

«В истории отношений Руси и Константинополя были разные, порой весьма непростые периоды. Но любую попытку унизить или попрать тысячелетнее духовное наследие Константинопольской церкви русский народ – как раньше, так и сейчас – воспринимал и воспринимает с горечью и негодованием. Угроза Святой Софии – это угроза всей христианской цивилизации, а значит – и нашей духовности и истории. И по сей день для каждого русского православного человека Святая София – это великая христианская святыня», – заявил глава РПЦ патриарх Кирилл.

Да, защищать музей уже поздно – но можно встать на защиту его убранства. «Специалисты по сохранению древностей и эксперты в области истории искусства беспокоятся о судьбе средневековых мозаик Айя-Софии, изображающих Святое Семейство и христианских императоров Византийской империи. Истовые мусульмане могут потребовать эти мозаики прикрыть», – пишет The New York Times. И вопрос в том, чем турецкие власти решат их прикрыть. Полотнами, баннерами – или снова нанесут на стены слой штукатурки, как много веков назад? А может, вообще примут «окончательное решение мозаичного вопроса» и снесут их?

Является ли статус музея Айя София в Стамбуле только внутренним делом Турции?



Результаты
14 комментариев

Так что если сейчас российские представители вслед за патриархом тоже поднимут градус риторики в вопросе защиты художественных и христианских ценностей, то они тем самым имеют шанс поднять авторитет России в мире. Да, это может несколько расстроить Эрдогана – однако турецкий президент столько раз расстраивал нас в Сирии, Ливии, на Кавказе и в российском Крыму, что ему можно ответить взаимностью.

Мы же все-таки вежливые люди.

..............