Алексей Нечаев Алексей Нечаев Три ошибки русских во время Евромайдана

Россия учла наш, русских на Украине, опыт 10-летней давности – и впереди нам предстоит кропотливая работа по исправлению ошибок прошлого. Для некоторых из нас это будет высшей формой противостояния с Майданом и попыткой загнать его в естественные кордоны у границы с Польшей.

16 комментариев
Дмитрий Губин Дмитрий Губин Почему Петлюра проиграл

Современная украинская власть падет так же предсказуемо, как до этого петлюровщина, о которой в народе говорили: «В вагоне Директория – под вагоном территория». И никакая мобилизация не спасет Зеленского от нового Шварцбарда.

8 комментариев
Ирина Алкснис Ирина Алкснис Выставка «Россия» как символ грандиозного и человечного

Выставка «Россия» может служить символом нового национального сверхпроекта и нового национального самоощущения, в котором есть всё – и скоростные автомагистрали через страну, и 300 сортов колбасы в магазинах, и триколор над Авдеевкой.

0 комментариев
6 июля 2023, 14:00 • Общество

Для борьбы с беспилотниками создаются зенитные комплексы будущего

Как должен быть устроен комплекс ПВО против роя дронов-камикадзе

Для борьбы с беспилотниками создаются зенитные комплексы будущего
@ t.me/bmpd_cast

Tекст: Александр Тимохин

Российские беспилотники – особенно барражирующие боеприпасы – стали одним из самых мощных средств поражения бронетехники ВСУ в небе спецоперации. Однако такие же аппараты, причем нового поколения, активно создаются на Западе. Эта угроза, похоже, вполне осознана, и в стране создаются специальные зенитные комплексы для борьбы с ними. Как они выглядят и как их можно сделать еще лучше?

В конце июня в Тульской области на Международном молодежном промышленном форуме «Инженеры будущего – 2023» была показана крайне интересная боевая машина. Пока, видимо, прототип, если не макет. Речь идет о зенитной самоходной установке (ЗСУ) на базе БТР-82А, но с новой орудийной установкой. Само появление такой бронемашины показывает, что в ВПК России созрел в целом правильный курс по созданию новых средств борьбы с БПЛА противника.

Сначала о самой установке. Базовое шасси – БТР-82А, однако оружие другое. На машине установлена оружейная установка, имеющая две 23-мм пушки 2А7, ранее применявшиеся в счетверенном варианте на ЗСУ «Шилка», бывшей когда-то грозой низколетящих самолетов. Боевая машина оснащена радиолокационной станцией (РЛС), а перед башней установлена обзорно-панорамная система в полусферическом корпусе, судя по всему, для обеспечения возможности обнаружить цель без включения РЛС.

Сверху на самой башне – прицельная оптикоэлектронная система. В сообщениях СМИ утверждается, что машина предназначена для поражения беспилотных летательных аппаратов. Стоит рассмотреть ее с этой точки зрения.

Во-первых, пушки, которыми оснащена данная ЗСУ, отличаются высокой скорострельностью и плотностью огня. Такая может свалить даже квадрокоптер. А комбинированное наведение как по радиолокационному, так и по оптическому каналам позволяет обнаружить и поразить дрон с большого расстояния. Базовое шасси БТР серьезно упрощает освоение машины в войсках, так как от БТР шасси почти не отличается. Наличие оптических систем обнаружения позволяет «не светиться» – не обнаруживать себя, включая РЛС на излучение, что может быть смерти подобно в войне с противником, имеющим радиоэлектронную разведку. К тому же оптический канал нечувствителен к радиопомехам.

Нужна ли армии чисто ствольная система ПВО (сейчас на вооружении есть или ракетные, или ракетно-пушечные)? Да, очень нужна.

В отличие от войн прошлого, в той же СВО массово проявили себя маленькие беспилотники, как разведывательные, так и ударные. Невероятно важными оказались квадрокоптеры, прежде всего для разведки. А это очень маленькие изделия, стрелять по которым ракетами нецелесообразно. Пулеметы не добивают, да и прицелиться зачастую невозможно – цель слишком мала и она слишком далеко.

А в войнах будущего появятся массово дроны-камикадзе типа нашего «Ланцета», но применяемые в разы более массово, коптеры-камикадзе типа турецких KARGU или массово применяющихся сейчас FPV-дронов. А самое неприятное – автономные дроны-камикадзе, работающие в составе роя, без внешнего управления. Такой рой действует подобно рою пчел – дроны умеют подстраиваться в атаке под действия других дронов в рое, в результате ударная группа фактически является самоуправляемой. Выполняя полет в заданном районе, дроны сами, без команды, массово атакуют все, что распознается как цель.

Сейчас такие системы находятся на грани серийного производства в США. За ними следом идет Китай. Никаких ракет не хватит на отражение таких атак. А при их неотражении количество потерь личного состава на участке атаки будет исчисляться сотнями человек в минуту, и никакие окопы не спасут.

Сегодня на фронте для борьбы с дронами используют так называемые антидроновые ружья, фактически направленные излучатели электромагнитных волн, способные нарушить управление дроном. Проблема в том, что оператор такого ружья – заметная цель для вражеской радиоэлектронной разведки, а следовательно, и для артиллерии. Есть программные способы борьбы с дронами противника, но их применимость очень ограниченна.

Скорее всего, в ближайшем времени системы связи, применяемые для управления дронами, и их будущая стойкость к помехам сделают борьбу с ними вышеуказанными методами невозможной. Это вопрос нескольких лет. Именно артиллерийские системы – единственное, что может бороться с будущей беспилотной угрозой.

Второй причиной, по которой возврат к зенитной артиллерии необходим, являются так называемые SDB – Small diameter bombs, бомбы с маленьким диаметром. Это обычные планирующие высокоточные бомбы, но небольшого размера. Из-за малого размера даже один средний боевой самолет может нести десятки таких бомб и сбрасывать их залпом. Теоретически системы ПВО могли бы их сбивать, если системы наведения позволят, но опять – никаких ракет не хватит.

Газета ВЗГЛЯД уже писала об угрозе роя барражирующих боеприпасов и о том, как можно с нею бороться. Приведем цитату. «Остановить их можно одним способом – созданием и поддержанием на их боевом пути осколочного поля такой плотности, чтобы они через него не прошли... Через пять или шесть лет командир идущей колонной ротной тактической группы будет внезапно обнаруживать в 30–40 секундах подлетного времени пару сотен дронов-самоубийц, идущих на его БТР или БМП, и российским Вооруженным силам надо уже сейчас учиться отбивать такие атаки. Технически Россия способна к этому подготовиться, но нужно это делать, сама собой проблема не исчезнет».

Итак, перед нами, по сути, первая явная попытка российского ВПК создать зенитную систему, способную противостоять группе барражирующих боеприпасов. Однако ее в нынешнем виде можно было бы улучшить.

Первое. С таким малым калибром, как 23-мм, и пушками, не имеющими программаторов, у этой новой ЗСУ будет очень большой расход боеприпасов на цель. И чем меньше цель, тем больше нужно будет стрелять, чтобы в нее попасть. При массированном применении противником хотя бы коптеров такие установки расстреляют боекомплект почти мгновенно.Что нужно, чтобы зенитная артиллерийская установка была эффективной? Во-первых, возможность применения снарядов с программируемым подрывом. Тогда снаряды подрываются около цели, порождая тот самый осколочный поток, а не поражая цель прямыми попаданиями. Так работает, например, зенитная установка Skynex компании Rheinmetall с автоматической пушкой калибра 35-мм и снарядами с программируемым подрывом.

 Во-вторых, для формирования осколочного потока нужны собственно осколки, источником которых служит материал корпуса снаряда и взрывчатое вещество внутри. Чем больше металла и взрывчатки, тем больше осколков, а это требует большого снаряда – например, 57-мм.

Ценность разработок в калибре 30 мм прежде всего в том, что теоретически возможно оснастить БМП или БТР приемником данных, с помощью которого бронемашина получит целеуказание для стрельбы по воздушной цели. И тогда 30-мм снаряд с программируемым подрывом даст возможность сбивать дроны не только специальным зенитным установкам, но и любой бронемашине. В том числе той, что воюет прямо сейчас. В калибре 30 мм у нас стреляет почти все, что есть в Сухопутных войсках, от вооруженных пушками БТР и БМП до «Тунгуски» и «Панциря».

Из 57-мм систем в Сухопутные войска сейчас поступают только старые, разработанные еще в 1950-х годах зенитные пушки АЗП-57 из состава комплекса С-60. Эти орудия используются в СВО для стрельбы по наземным целям.

Но есть и другая 57-мм система – боевая машина 2С38 зенитного артиллерийского комплекса, создаваемого в рамках опытно-конструкторской разработки «Деривация-ПВО». Эта машина имеет как раз такой снаряд, который нужен, собрана на шасси БМП-3, имеет систему наведения, не демаскирующую себя излучением. Испытания машины идут непросто. Но именно эта установка ближе всего к тому, что будет нужно в будущем.

Что касается данной машины, то видится еще одна возможность ее улучшения. В свете характера угроз на новой ЗСУ возможно стоит уйти от пары 23-мм пушек к одной 30-мм, но с программируемым подрывом снарядов и увеличенным боекомплектом. При всей недостаточности 30-мм снаряда такое решение выглядит эффективнее, чем 23-мм.

С другой стороны, конструкторам стоит обратить пристальное внимание на пушки АЗП-57 с хранения. У них могут быть куда лучшие перспективы при модернизации, чем у ЗУ-23. Коль скоро 2С38 находится на бесконечных испытаниях, можно попробовать поработать над АЗП-57. Тем более что специальная машина для борьбы с беспилотниками уже давно требуется российским Вооруженным силам. Будущее, которое предсказывалось уже довольно давно, почти наступило.

..............