Глеб Простаков Глеб Простаков Запад готовится перенести конфликт с Россией на море

Война с Россией на море, где США чувствуют себя более уверено, чем в сухопутных конфликтах, может всерьез рассматриваться демократами как возможность избежать выборов как таковых.

29 комментариев
Вадим Трухачёв Вадим Трухачёв Большая геополитика Орбана с «местечковым» отливом

Играя в большую геополитику, премьер Венгрии Виктор Орбан стремится добиться вполне «местечковых» целей. Но для их достижения ему понадобятся Россия, Турция, Китай и, конечно, Евросоюз. И Украина в качестве объекта.

0 комментариев
Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Почему англосаксы создали культуру лжи

Выкрутив до предела ручки громкоговорителей своей информационной машины, англосаксы убедили самих себя, что это именно они до сих пор брали верх во всех мировых конфликтах. Правда, они не заметили другой процесс: в последние сто лет они стремительно теряли уважение мирового большинства.

26 комментариев
7 сентября 2022, 11:40 • Общество

Глобальное потепление сулит России климатическую революцию

Глобальное потепление сулит России климатическую революцию
@ Артур Лебедев/РИА Новости

Tекст: Александр Березин

Сибирь расцветет, Европа погибнет, а Россия выиграет. Такие прогнозы на глобальное климатическое будущее нашей планеты звучат сегодня в западных СМИ. Исследования говорят о том, что действительно уже в ближайшие десятилетия жить в нашей стране станет гораздо теплее, однако для России прогнозируются и крайне опасные катаклизмы.

Американский журнал Time запустил в мировое инфопространство вирусную статью: «Где нам придется жить, пока планета горит». В ней сообщается: «Для больших частей мира местные условия становятся слишком экстремальными, и нет никакого способа адаптироваться к ним». Трети человечества придется переселиться в ближайшие десятки лет, заключает издание.

Откуда? Из тропиков, прибрежных зон и бывших орошаемых земель. Более того, утверждает Time: «Эта миграция уже началась – вы все видели потоки людей, бегущих из зон, пострадавших от засухи в Латинской Америке, Африке и Азии, – там, где сельское хозяйство... стало невозможным». Куда? В северные страны, типа Канады и России, ну или самые южные края, типа Патагонии в южном полушарии.

Звучит страшновато. Вот только одно «но»: действительность будет, скорее, противоположной. Впрочем, это не значит, что она будет гладкой, в том числе для России.

Что же случится с нами

Логика Time проста. Еще в 1970 году советский ученый первым в мире заявил о неизбежности глобального потепления. Он же сделал прогноз: к 2020 году среднемировая температура поднимется на 1,0 градуса (фактический подъем составил 0,98 градуса), а к 2070 году – на 2,0 градуса. Этот же ученый в начале 1970-х предположил, что потепление ослабит перенос влажных воздушных масс от морей в центры континентов, отчего те станут непригодны для жизни (пустынями). Тот же ученый предложил и способ борьбы с потеплением, впрочем, это уже другая история.

Вернемся к современному западному миру. Он полностью усвоил (хотя сперва активно возражал) описанные выше идеи крупнейшего отечественного климатолога Михаила Будыко, и теперь ждет опустынивания – откуда и прогнозы Time.

Но есть маленькая деталь, о которой в западном мире мало кто знает: Михаил Будыко в своем развитии не остановился в начале 1970-х. Озаботившись грядущей климатической катастрофой, он решил изучить: а как же Земля переносила более ранние потепления, до человека, ведь те иной раз были даже сильнее? В науке это называется «метод палеоаналогов»: взять аналогичную ситуацию из прошлого и сравнить с настоящим. Неожиданно для себя Будыко обнаружил, что периоды, климатически очень близкие к концу XXI века, не просто были на Земле не так давно, но и не показали никакого опустынивания. Совсем наоборот.

Например, около 120 тысяч лет назад, в Микулинское межледниковье, среднемировая температура поднялась до 16–17 градусов – такая же будет в конце этого века (сейчас +15). При этом Сахара стала зеленой саванной, да и пустыни Центральной Азии стали степями. Степи и саванны Африки сильно сжались: на них быстрыми темпами наступали леса.

Сегодня наука по ископаемой пыльце достоверно установила: средняя полоса современной России тогда покрылась грабовыми лесами. Вы вряд ли когда-то видели это дерево, и немудрено. Ведь оно не переносит серьезных морозов и сейчас растет лишь западнее Польши. А вот 120 тысяч лет назад теплолюбивый граб на нынешних русских землях вытеснил сосны, ели и березы.

Назовем вещи своими именами: граб – не пальма, не саксаул и не кактус. Он не растет там, где жарко и сухо (что легко заметить по этой карте его распространения в наши дни). Он даже в современной Испании поэтому не растет. То есть места, где мы сейчас живем, при росте глобальных температур на +2 заселяются растениями, намного более капризными, чем наши сельхозкультуры (те в Испании растут). Из этого очевидно: конкретно нам, как и европейцам, никуда переселяться не придется.

Каспийская Атлантида

Но есть одно уточнение. Европейцам – тем да, изменение климата ничем не угрожает (недавняя засуха вообще не от него). А вот в России все не так благостно. Дело в том, что Каспийское море на сегодня на 28 метров ниже уровня мирового океана. Настолько же ниже него прибрежные – и очень плотно населенные – районы Дагестана. В нем одном, напомним, живет больше людей, чем в тех двух третях России, что покрыты вечной мерзлотой.

Проблема в том, что при серьезном потеплении дождей над Каспием станет столько, что он наберет эти самые 28 метров. Соответственно, прибрежная зона этого моря – сотни тысяч квадратных километров – уйдет под воду.

Разлив Каспия угрожает не только трехмиллионному Дагестану. 120 тысяч лет назад, когда климат был таким, каким он будет в 2100 году, Каспийское море имело высоту ноль метров над уровнем моря. То есть было на 28 метров выше. Это значит, что на севере оно заканчивалось в южной части Саратовской области. Там, где сейчас Волгоград, была цепь островов в соленом море. Там, где Астрахань, было морское дно (ее высоты от –23 до –13 метров). А через Кумо-Манычскую впадину Каспий изливался в Черное море.

Разлив Каспия связан с тем, что при потеплении испарение с поверхности морей на Земле резко растет. Облака с осадками оттуда устремляются вглубь континентов, где запускают дожди. Каспийское море выходит из берегов регулярно – в каждое серьезное межледниковье. Будущее потепление никак не может стать исключением: физические законы с последнего разлива не изменились, и при нагреве испаряемость из Мирового океана точно так же растет.

Когда начнется всекаспийский потоп? Скорее всего, между 2020 и 2070 годами. Именно тогда среднегодовая температура на Земле поднимется до значений, при которых Каспий разливался в прошлые потепления.

А как же тропики, где все погибнут?

Хорошо, с Евразией все ясно. Но Time пишет, что в тропиках станет слишком жарко, и там-то точно все погибнет. Как быть с беженцами оттуда?

Следует признать, что Time неправ. Тропики не погибнут от потепления. Напротив: так же, как и в более ранние жаркие эпохи, Сахара станет зеленой. За последние 9 миллионов лет она становилась зеленой каждый раз, когда наступало особо теплое межледниковье (до 2000 года тоже было межледниковье, но недостаточно для этого теплое), и снова становилась пустыней, когда температуры падали.

Исследователи, изучавшие периоды «Зеленой Сахары» 120 тысяч лет назад, недвусмысленно пишут, что результаты их работы «указывают на значительное увеличение человеческих популяций в периоды «Зеленой Сахары». Иными словами: потепление на два градуса, которое, по мнению Time, сделает тропики необитаемыми и убьет там сельское хозяйство, в истории уже было и вело к росту человеческих популяций в тропиках. А никак не к его падению.

И это относится не только к людям 120 тысяч лет назад, когда на Земле был климат будущего 2070 года, никаких вымираний никаких видов в Африке или Южной Америке неизвестно. Ни растений, ни животных. Предок человека как жил в Африке, так и продолжал жить там. Никаких следов уменьшения его численности в этот период где бы то ни было нет вообще.

Но разве Сибирь не расцветет?

Сразу следует забыть о мысли «Средняя полоса с Сибирью из-за потепления станет теплым раем». Ничего подобного не случится. Да, потепление сделает Москву и Россию в целом намного теплее. В 1970-м, когда в СССР только предсказали неизбежность глобального потепления, в столице были среднегодовые +5. В 2020 году среднегодовая там достигла +8,0 (из-за Эль Ниньо), в 2021 году, правда, откатилась до +6,5 (из-за Ла Ниньи). После 2070 года двухградусное потепление планеты будет означать, что среднегодовая температура в Москве достигнет +9. Жарко?

Напомним: среднегодовая температура в Эдинбурге во времена классиков английской литературы была +9. Но Эдинбург они описывали как место с отвратительным, холодным и промозглым климатом. Не то что Лондон – хотя у многих и зима в Лондоне описывается в сходных тонах. В Лондоне, напомним, сейчас среднегодовые +10. А в 2100 году климат там будет как 120 тысяч лет назад – в эпоху, когда у Темзы водились гиппопотамы, слоны (не мамонты), носороги (не шерстистые), буйволы и иная глубоко южная живность.

Из этого следует, что Москва и в будущем будет климатически менее привлекательной, чем Лондон. Уровня сегодняшнего Парижа (среднегодовые +12) она не достигнет вообще никогда. Поэтому – нет, пальм и бегемотов среди родных осин мы так и не увидим. И через двести лет – тоже.

И мы очень сомневаемся в том, что откуда-то появится очередь страждущих переехать в российский климат. Не только потому, что в тропиках от потепления зарастут пустыни и биопродуктивность сильно вырастет. Но и потому, что опыт миграций во времена такого же потепления у рода Homo уже был.

120 тысяч лет назад, при потеплении на пару градусов – до уровня конца XXI века – неандертальцы, как отмечают ученые, никоим образом не спешили занять покрывшуюся растительностью и оттаявшую от «вечной» мерзлоты тундру. Хотя широколиственные леса легко дошли до берега Северного Ледовитого океана, там не было никаких людей. Напротив: археологические данные указывают, что они и в ту пору не жили дальше 55-го градуса северной широты. То есть даже в условиях, как после глобального потепления, неандертальцы предпочитали недвижимость только на широте Москвы. А вот уже на широте Екатеринбурга – ни в какую. Ученые заключают: неандертальцы предпочитали теплый климат – там банально выше биопродуктивность дикой природы, за счет использования которой они и жили.

Опираясь на прошлый опыт человечества, можно сделать прогноз. Да, климат Сибири действительно улучшится и урожаи там существенно вырастут. К 2100 году – в разы выше, чем в 2000-м. Но вот подавляющее большинство жителей России как жило южнее линии Санкт-Петербург – Казань – Томск, так и будут там жить. Даже самые теплые части нашей страны – Сочи и Крым – получат среднегодовые температуры всего в 15–16 градусов. Столько сейчас в Барселоне, но вот в Лиссабоне уже заметно теплее. Какой смысл переезжать на север, проживая в климате Барселоны?

Тем более что, несмотря на потепление, север нашей страны так и не получит даже климата самой северной Шотландии (там +7,4 градуса, в Москве что-то подобное было только в 2020-м). Где, напомним, он настолько не теплый, что очень немногие жители Великобритании посещают их даже как туристы.

Мы будем жить в другом мире

В то же время не стоит преуменьшать эпохальный масштаб изменений, которые нас ожидают. Все тот же Михаил Будыко прогнозировал последствия глобального потепления не только для планеты, но и для нашей страны. По нему Северный Ледовитый океан не просто лишится постоянных льдов после 2050 года. Еще важнее то, что в нем исчезнут даже зимние льды, точнее, их площадь будет небольшой, а подавляющая часть акватории станет круглогодично незамерзающей. Кажется, это невозможно: ведь полярной ночью Солнце не светит, за счет чего море останется свободным от льда?

Причиной этого будет особенность океанического климата в Арктике. После наступления полярной ночи испарение с морской поверхности там происходит крайне быстро, а особенности распределения температуры в тропосфере приводят к тому, что испарившаяся вода тут же формирует низкие облака в 3–4 раза плотнее обычных для этих широт. Облака состоят из водяного пара, блокирующего инфракрасное излучение. В итоге поверхность моря будет «укутана» одеялом из низковысотных облаков и не сможет терять тепло достаточно быстро, чтобы на ней возник лед.

Сегодня Арктика круглогодично покрыта в основном льдом, потому что ее лед – многолетний. Летом он в основной части океана не тает, а зазоры между ним осенью успевают замерзнуть. Поэтому к зиме этот эффект «зимней полыньи в океане» не срабатывает – точнее, срабатывает в небольшом количестве мест.

После того как все многолетние арктические льды растают – «безледное лето», это ожидается в районе 2050 года – осенью лед не успеет затянуть основную часть моря, после чего Севморпуть станет проходимым без ледоколов круглый год.

Но дело не только и не столько в Севморпути. Незамерзающий северный океан будет означать «одеяло» облаков, резко поднимающее температуры в городах на побережье Северного (безледного) океана. К концу века Мурманск может иметь не +1, как сегодня, а +5, как в Москве XX века. Это, мягко говоря, совсем разные климатические условия. Особенно важно то, что примерно та же температура наступит не только там, но и в Архангельске и даже в азиатской части северного побережья России. Да, там не будет московского климата, но вот южнокамчатский вполне ожидаем.

Это будет означать революцию в смысле обитаемости севера нашей страны. Да, Якутия и другие внутренние области Сибири не получат такого же мягкого климата, зимы там останутся северными, но полоса от Мурманска до Чукотки действительно станет намного более потенциально обитаемой – на уровне Северной Норвегии. Сходные изменения ожидают и Канаду, чье население очевидно вырастет за счет мигрантов, спешащих туда намного сильнее, чем в менее богатую Россию. И, конечно, север США, Аляску.

В то же время не надо ожидать чудес. Россия не станет центром обитаемого мира: скорее, мы из его предельно суровой окраины станем просто суровой окраиной. Если угодно – своего рода Шотландией планеты Земля. 

..............