Взгляд
3 декабря, пятница  |  Последнее обновление — 17:25  |  vz.ru
Разделы

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: В Кремле заявили о предварительной дате переговоров Путина и Байдена

    Главная тема


    Российский СПГ обнажил двойные стандарты «зеленой» Европы

    актриса театра и кино


    Умерла народная артистка России Нина Ургант

    Недружественные страны


    Американцы назвали главного противника

    профсоюз акушерок


    Кононенко: Нет смысла называть женщину «постродовым человеком»

    Видео

    наказание за Тайвань


    Китай обнулил Литву

    реформы 1991 года


    Как соратники Ельцина уничтожили КГБ

    трагедия в «Листвяжной»


    Угольные короли ответят за смерть шахтеров

    борьба за власть


    Украину готовят к реваншу Порошенко

    национальный вопрос


    Русский язык в Татарстане вызвал новые споры

    афганский наркотрафик


    Россия и Китай теснят Британию в Горном Бадахшане

    травма, а не правда


    Алексей Алешковский: Как либералам и патриотам найти путь друг к другу

    работа гениев


    Игорь Мальцев: Как Beatles писали свои песни

    на ваш взгляд


    Как вы отнесетесь к идее Лукашенко разместить российское ядерное оружие в Белоруссии?

    «Россия – женская страна, но наши женщины терпят и молчат»

    В скором времени законопроект о профилактике семейно-бытового насилия поступит в Госдуму
       25 ноября 2017, 17:35
    Фото: Dominic Lipinski/FA Bobo/PIXSELL/PA Images/ТАСС
    Текст: Денис Нижегородцев

    «Россия входит в число 18 стран, чьи законы хуже всего защищают женщин от насилия. Законы против домашнего насилия есть в 127 странах, но не у нас», – заявила газете ВЗГЛЯД общественный активист Алена Попова. По ее словам, от насилия страдают миллионы российских женщин, но эта проблема замалчивается.

    В субботу отмечается Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. В этом году к данному вопросу приковано повышенное внимание, причиной чего стали скандалы вокруг всемирно известных людей – голливудского продюсера Харви Вайнштейна, актера Кевина Спейси, целого ряда других.

    О том, насколько проблемы семейного насилия и харассмента (домогательство или сексуальная агрессия в отношении кого-либо) актуальны для современной России и что в этой связи можно предпринять, газета ВЗГЛЯД поговорила с общественным деятелем, соучредителем фонда «Проект W: сеть взаимопомощи для женщин» Аленой Поповой.

    ВЗГЛЯД: Проблема харассмента вызывает много споров. На ваш взгляд, насколько остро она стоит для России и для западного мира?

    Алена Попова: Агентство ЕС по фундаментальным правам приводит процент женщин, которые подвергались харассменту хотя бы раз в жизни начиная с 15 лет: Швеция – 81%, Дания – 80%, Франция – 75%, Финляндия – 71%, Великобритания – 68%. Заметьте, чем более консервативна страна, тем ниже этот показатель. Но не потому, что харассмента в этих странах меньше, а потому, что женщины о нем не сообщают.

    Соучредитель фонда «Проект W: сеть взаимопомощи для женщин» Алена Попова (фото: из личного архива)

    Соучредитель фонда «Проект W: сеть взаимопомощи для женщин» Алена Попова (фото: из личного архива)

    У нас еще хуже – молчат почти все. Мы имеем огромные пачки писем и обращений – и сплошные «отписки» в конечном итоге. Вообще, заявления в полицию, рассказы жертв о случившемся, общественное порицание агрессора – это признаки здорового общества, борющегося с проблемой. Такая дискуссия не помешала бы и нам, но пока что у нас стадия «в России сексуальные домогательства – это не проблема». И миллионы женщин тихо терпят, так как рассказ о случившемся может разрушить их жизнь.

    К примеру, моя однофамилица Елена Попова отсудила компенсацию у юрфака МГУ за домогательства к ней со стороны преподавателя своего факультета. В Челябинске сейчас без работы сидит многодетная мама Любовь Герасимова – полицейский, прекрасный сотрудник. Она боролась со своим начальником и домогательствами с его стороны. Начальник вынудил Любу уволиться. Сейчас она вынуждена жить на пособие. 

    ВЗГЛЯД: Масштаб деяний всемогущего продюсера Вайнштейна показывает, что посягательства на актрис продолжались в течение многих лет. То же касается и Кевина Спейси. Почему все это вскрылось только сейчас?

    А. П.: Власть, сила и молчание – это три столпа, на которых держится общественное замалчивание проблемы харассмента. А стыд – это постоянный спутник таких случаев, он мешает женщинам открыто говорить о проблеме. Случай с Вайнштейном только подтверждает правило: должно пройти много лет, чтобы жертва сексуального домогательства перестала считать, что она сама виновата.

    То, что Кевин Спейси хороший актер и известный человек, не дает ему права домогаться до менее известных людей. Более того, то обстоятельство, что его профессия публична, я считаю даже отягчающим фактором. В конце концов, очень бы хотелось, чтобы у более сильных людей был бы такой «сторожок» внутренний, говорящий им, что они не имеют права относиться к менее сильным как к вещам, товару. 

    ВЗГЛЯД: Станет ли Дональд Трамп следующим в этом списке разоблачений?

    А. П.: Трампа обвиняли (и правильно делали) еще во время избирательной кампании. Его отношение к женщинам сугубо хамское. Его дочери Иванке постоянно приходится оправдываться за отца. Поэтому я ничему не удивлюсь.

    ВЗГЛЯД: Есть мнение, что скандалы в США могут негативно сказаться на восприятии насилия в обществе. Мол, раз уж грубые шутки Спейси ставят в один ряд с реальными изнасилованиями, люди начнут воспринимать жертв насилия с усмешкой.

    А. П.: Я не в курсе такого мнения. Но в курсе некоторых высказываний наших граждан. Любовь Толкалина сказала про домогательства: «Так это же прекрасно». Андрей Кончаловский утверждает, что мужчины должны приставать, а женщины должны сопротивляться – и так далее.

    А глава профильного комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Тамара Плетнева даже удивилась вопросу о проблеме харассмента в России и попросила «никогда об этом не спрашивать». «Потому что я это терпеть не могу. Давайте я вам расскажу, как дети наши живут, пенсионеры, женщины. А сексуальные домогательства, слава тебе, Господи, не моя тема. Вы обратитесь к кому-нибудь еще, я по таким темам интервью не даю. Мы сделали все, чтобы этого не было. И надо поменьше рассуждать на эту тему», – заявила Тамара Васильевна.

    ВЗГЛЯД: У вас есть данные, сколько жертв насилия среди российских женщин?

    А. П.: Миллионы. И я не понимаю, кому может быть смешно от этой темы. К тем, кто шутит на эту тему, я подхожу и задаю один вопрос: «Представьте, что это ваша мама, дочь или сестра...»

    Россия входит в число 18 стран, законы которых хуже всего защищают женщин от насилия (мы там вместе с Габоном). Законы против домашнего насилия есть в 127 странах, но не в России. А в январе этого года у нас декриминализировали побои в семье: теперь насильник за побои может отделаться штрафом из семейного бюджета, а сумма штрафа составит от 5 до 30 тыс. рублей. Если насильник немного подождет и через один год и один час опять побьет, но не оставит переломов, он опять отделается штрафом. «Уголовка» будет только том в случае, если побьет раньше чем через год и при условии, что до этого у него уже была «административка».

    У нынешней правоохранительной системы почти нет инструментов, чтобы вас спасли, если вы регулярно подвергаетесь насилию. Полиция готова приехать только «на труп». Правоохранительные органы начинают что-то предпринимать лишь в том случае, если уже есть реальные и серьезные проблемы со здоровьем.

    ВЗГЛЯД: А что по поводу харассмента?

    А. П.: У нас есть статья 133 УК РФ – понуждение к действиям сексуального характера. Но она не работает. Одного факта сексуального домогательства мало, нужно еще, чтобы вам угрожали, шантажировали. Но шантаж почти невозможно доказать. Кроме того, нужно, чтобы вы находились в заведомо подчиненном или зависимом положении, то есть чтобы у вас с тем, кто до вас домогается, был трудовой договор, или чтобы вы находились под его опекой.

    ВЗГЛЯД: Как наше общество относится к озвученным проблемам?

    А. П.: У нас прекрасное общество. Если бы ему через телевизор не «вправляли мозги» на тему того, что насилие – это шлепки и что за шлепки из семей будут изымать детей, общество было бы против насилия. Все-таки Россия – женская страна. У нас 78 миллионов женщин. Но наши женщины терпят и молчат, потому что винят себя.

    Я люблю нашу страну и наших людей. И я верю – мы добьемся того, чтобы насилие не было нормой, а жертвы не думали, что это их вина. В насилии всегда виноват только насильник. Когда говорят «она сама спровоцировала» – это глупость. Если склонность к насилию есть в человеке, спровоцировать его могут пересоленный суп, плохая погода и все, что угодно.

    ВЗГЛЯД: Что же делать?

    А. П.: Мы не считаем, что всех домашних насильников нужно срочно пересажать. Но должна работать система профилактики. Надо вводить охранные ордера, изолировать насильника от жертвы, далее – отправлять насильника на специальные курсы по работе с гневом. При этом государство должно насилие резко осуждать, а не декриминализировать.

    Сейчас мы добиваемся принятия закона о профилактике семейно-бытового насилия и собрали уже 260 тыс. подписей. Мы заручились поддержкой СПЧ при президенте (Совет при президенте РФ по правам человека – прим. ВЗГЛЯД), нас поддержали многие эксперты, звезды, активисты, скоро законопроект поступит в Госдуму.

    Рано или поздно насилие перестанет быть нормой. Смеяться над домашним насилием и харассментом тоже скоро перестанут. В начале XX века мало кто выступал, например, за право женщин голосовать на выборах. Смеялись над самой мыслью об этом. Сегодня это право никто не оспаривает. 


    Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь
     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •