Владимир Шаповалов Владимир Шаповалов Вбросы на выборах в США мобилизовали республиканцев

На фоне внутренних проблем с чистотой голосования на выборах в США удивляют попытки американских политиков оценивать степень демократичности выборов в других странах и выступать в роли моральных авторитетов и цензоров.

0 комментариев
Борис Толчинский Борис Толчинский На международных саммитах договариваться некому и незачем

Позиции сторон заранее известны, они определяются не личными пристрастиями и желаниями лидеров, а таким многообразием сложнейших факторов реальности – от исторической матрицы до общественного мнения, что почти не оставляют поля для маневра и компромисса.

2 комментария
Акбопе Абылкасимова Акбопе Абылкасимова Американцы вынуждают Казахстан бороться с иноагентами

В реалиях гибридных войн Казахстан прочувствовал на себе агрессивные кампании, цель которых – настроить казахов против русских и наоборот.

5 комментариев
11 апреля 2011, 20:02 • Общество

«Шесть лет – минимальный срок»

Александр Железняков: 6 лет надо, чтобы попасть в космонавты

«Шесть лет – минимальный срок»
@ ИТАР-ТАСС

Tекст: Денис Нижегородцев,
Санкт-Петербург

«Если брать минимум и если все удачно сложилось, то шесть лет – это тот минимальный срок, который проходит от зачисления в отряд космонавтов до первого полета. На практике он может быть и больше», – рассказал в интервью газете ВЗГЛЯД советник президента РКК «Энергия» Александр Железняков, рассказывая, как люди становятся космонавтами.

В понедельник прошел видеомост Санкт-Петербург – Москва – Киев, приуроченный к грядущему Дню космонавтики и 50-летию полета в космос Юрия Гагарина. Тема была обозначена так: «Кто готовит звездных людей?».

Будете ли вы рады, если ваш ребенок станет космонавтом?


Результаты
13 комментариев

В ходе дискуссии выяснилось, что несколько космонавтов вышли из стен Балтийского государственного технического университета (Военмех) – об этом рассказывали петербургские участники, немало «звездных людей» дал миру Московский авиационный институт (МАИ) – об этом говорили москвичи. Есть и другие вузы, которые готовят прежде всего «технарей» для космической отрасли, а потом в основном из их числа появляются и непосредственно космонавты.

По словам ученого секретаря БГТУ «Военмех» Михаила Охочинского, из всех поступающих в его вуз около 60% «приходят, понимая, куда они идут». По словам спикеров, молодежь пытаются привлечь к космосу. Есть специальные олимпиады, вузы имеют договоры с рядом технических лицеев, принимая их выпускников, а Военмех, например, уже давно сотрудничает с юношеским клубом космонавтики имени Титова.

Газета ВЗГЛЯД попросила советника президента РКК «Энергия», члена Федерации космонавтики России Александра Железнякова рассказать о том, сколько времени должно пройти для того, чтобы школьник, мечтающий о космосе, попал в отряд космонавтов.

ВЗГЛЯД: Александр Борисович, давайте представим, что в каком-то городе нашей страны есть мальчик, школьник, мечтающий стать космонавтом. Какими качествами, знаниями он должен обладать, чтобы стать будущим Гагариным?

Александр Железняков: Гагариным будущим он уже точно не будет. Юрий Алексеевич был такой один, на все времена. Главное, что у него должно быть, – это желание. А уже потом стоит говорить о здоровье, что немаловажно, потом уже он будет обрастать знаниями, необходимыми для этой профессии. Это и школьные дисциплины, потом институтские и самообразование, конечно. Так что три компонента нужны: желание, здоровье и знания – в такой вот последовательности.

По словам Александра Железнякова, главное для будущего космонавта, – желание(фото: wikipedia.org)

По словам Александра Железнякова, главное для будущего космонавта – желание (фото: wikipedia.org)

ВЗГЛЯД: Где в России такой мальчик может получить соответствующее образование, через какие этапы подготовки он должен пройти?

А. Ж.: Если говорить пошагово, то, наверное, наиболее реален будет путь, если школьник будет учиться в какой-нибудь физико-математической школе или лицее, потом получит образование в техническом вузе. Наверное, даже не так важно, в каком именно. Есть ряд вузов, которые я мог бы назвать: это и питерский Военмех, и МВТУ имени Баумана, и МАИ в Москве. В общем, ему нужно хорошее техническое образование. Ну а потом я бы рекомендовал ему идти уже работать в ракетно-космическую отрасль. Оттуда проще всего, конечно, попасть в космонавты. Раньше, например, для того чтобы попасть в отряд космонавтов РКК «Энергия», необходимо было там и работать. Сейчас же произошло объединение всех отрядов космонавтов в один – отряд Роскосмоса, и круг этих предприятий расширился. Кроме «Энергии» набор космонавтов-бортинженеров может осуществляться и из «ЦСКБ-Прогресс», и из центра имени Хруничева.

ВЗГЛЯД: Сколько времени требуется для подготовки космонавта от момента попадания его в отряд до первого полета в космос?

А. Ж.: Давайте брать средние цифры, потому что для каждого все может быть индивидуально. Два года занимает общекосмическая подготовка – столько проходит от момента зачисления до момента получения первой квалификации космонавта-испытателя. После этого, как правило, космонавты начинают готовиться уже в группах по каким-нибудь программам. Существует группа без распределения по экипажам, где они проходят подготовку, в то же время выполняя работу, связанную с обеспечением полетов на МКС и т. д. После того как они успешно отработали в группе, их распределяют в экипажи. После этого они готовятся уже по конкретному полету, исследованию, эксперименту. Если брать минимум и если все удачно сложилось, то шесть лет – это тот минимальный срок, который проходит от зачисления до первого полета. На практике этот срок может быть и больше. Потому что полеты не столь часты.

ВЗГЛЯД: А какие-то ограничения по возрасту для зачисления в отряд космонавтов есть?

А. Ж.: Сейчас жестких таких ограничений, какие были раньше, нет. Если говорить о минимальном возрасте, то все зависит от того, когда человек получил высшее образование – без него, понятно, в отряд вообще не попасть. Например, упоминался на сегодняшнем видеомосте Иван Вагнер, представитель Военмеха, который сейчас проходит подготовку к полету в космос. Он окончил институт в 2008 году, а в прошлом году был зачислен в отряд космонавтов. Наверное, реальный минимальный срок для зачисления туда – это около 25 лет. Ну а максимальный – что касается попадания в отряд – где-то порядка 40 лет, ну а дальше подготовленные люди могут работать в космосе долго. Например, в экипаж с датой старта в 2013 году уже зачислен наш известный космонавт Герой России Павел Виноградов, так ему будет 59 лет.

ВЗГЛЯД: Сколько всего человек в едином отряде космонавтов?

А. Ж.: Чуть больше трех десятков.

ВЗГЛЯД: Нынешняя система подготовки космонавтов как-то принципиально отличается от той, что была раньше?

А. Ж.: Если брать подготовку первого отряда космонавтов – 1960, 1961 годы, то там делался упор на их физическую подготовку. Кардинальное отличие современной подготовки в том, что упор делается на техническую часть, в космосе стало очень много различных механизмов, технических систем, и людям нужно теперь очень много знаний. Но и здоровье тоже, конечно, должно быть.

ВЗГЛЯД: В советские годы интерес к космосу в обществе был огромен. Потом был спад. Как с этим обстоят дела сейчас?

А. Ж.: Сейчас возрождается этот интерес. Я бы даже сказал, что сейчас книг по космонавтике выпускается больше, чем в последние годы советской власти. Этот всплеск связан, конечно, с юбилейной датой – 50-летием полета первого человека в космос. Но и в целом в последние годы наблюдается рост интереса к этой теме, и среди молодежи в том числе.

ВЗГЛЯД: Но при этом далеко не все, даже получившие образование в профильном вузе, идут работать в отряд космонавтов или на предприятия космической отрасли. Порой слышатся голоса, что там мало платят, лучше работать в банке... Есть такая проблема?

А. Ж.: Да, такое тоже есть. Но я уже упоминал, что одна из составляющих того, чтобы стать космонавтом, – это желание человека. Если у человека есть желание, то он может смириться, в конце концов, и не со столь высокой, как, например, у банкира, зарплатой. Но вместе с тем могу сказать, что на предприятиях ракетно-космической отрасли люди, конечно, тоже не копейки получают, они получают зарплату, которая позволяет им неплохо жить. Без шика, но если ты нацелен на космос, стремишься осуществить свою мечту, этого достаточно.

В 90-е годы это была острейшая проблема оттока квалифицированных кадров, да. Сейчас я такого массового движения не вижу.

ВЗГЛЯД: Вы могли бы назвать среднюю зарплату российского космонавта?

А. Ж.: Нет, не могу. Потому что они находятся в ведении Роскосмоса, я просто не знаком с последними «расценками».

Насколько она конкурентоспособна? А это опять же смотря с кем конкурировать. Если с банкирами, то, естественно, она не может с ними конкурировать. С американскими коллегами? Тоже. Но тут надо учитывать, что у американских коллег совершенно иначе оплачивается эта деятельность. Они получают одну и ту же зарплату и за то, что находятся на земле, и за работу в космосе. У нас же есть такая дифференциация: то, что ты готовишься к полетам, – одни деньги, то, что находишься в полете, – другие, и третьи – когда ты уже слетал.

ВЗГЛЯД: А вы за какую систему?

А. Ж.: Вы знаете, сейчас я, наверное, за американскую. На земле тоже труд, тоже работа.

..............