1 апреля, среда  |  Последнее обновление — 20:49  |  vz.ru
Разделы

Время сыграет в интересах Конституции

Максим Григорьев, член Общественной палаты, президент Фонда исследования проблем демократии
Что означает перенос даты всероссийского голосования? Это значит, что наблюдателей станет больше, сама процедура прозрачней, а общественный контроль за голосованием сильнее. Подробности...

Россия не бросает даже русофобов

Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
Россия не бросает своих. А значит, все в конце концов будут вывезены, даже из самых экзотических мест, а самые радикальные русофобы останутся нашими согражданами. Подробности...
Обсуждение: 6 комментариев

Как США спасаются от экономического цунами

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
Дональд Трамп – один из немногих западных лидеров, который понимает, что страшен не столько сам коронавирус, сколько те последствия, которые могут быть из-за чрезмерной реакции государства на распространение болезни. Подробности...

    Как полиция следит за соблюдением карантина по коронавирусу в разных странах

    Полиция по всему миру несет службу в особом режиме из-за коронавируса. В то время, как в странах Европы, Азии и Латинской Америки обычные люди обязаны сидеть на карантине, стражи порядка следят за его исполнением. В Италии полицейским помогают дроны
    Подробности...

    Коронавирус увеличил социальную дистанцию между людьми

    В числе основных мер борьбы с распространением нового коронавируса специалисты Всемирной организации здравоохранения назвали увеличение социальной дистанции. Риск заражения сильно снижается, если между людьми сохраняется расстояние более метра. Власти большинства стран прислушались – и призвали граждан сделать так же
    Подробности...

    Путин посетил больницу в Коммунарке

    Путин приехал в больницу в Коммунарке, где находятся зараженные коронавирусом. Президент оделся в защитный костюм и осмотрел здание в сопровождении главврача Дениса Проценко. Как считают эксперты, своим визитом в больницу Путин демонстрирует, что власть уверена в своих силах и спокойна
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Путин анонсировал заявление по новым мерам поддержки экономики

        Главная тема


        Прибалтика назначена ответственной за битву с «русскими хакерами»

        нарушение режима


        Из-за скрывшего заражение коронавирусом москвича закрыли подмосковную больницу

        конфликт в Сирии


        США назвали условие помощи Турции в конфликте с Сирией

        энергетический рынок


        Трамп придумал новый план помощи нефтяникам

        Видео

        крестьянская реформа


        Чем отмена крепостного права навредила России

        подрыв единства


        Россию обвинили в попытке развалить ЕС коронавирусом

        источник установлен


        Коронавирус стал наказанием за суеверия

        недооценка кризиса


        Почему американская медицина сдается перед коронавирусом

        В центре эпидемии


        Геворг Мирзаян: Как США спасаются от экономического цунами

        Трусы и крестик


        Алексей Алешковский: Бремя белого человека многим не по плечу

        Своих не бросаем


        Ирина Алкснис: Россия не бросает даже русофобов

        викторина


        В чем российские женщины опередили весь мир?

        на ваш взгляд


        Как долго вы психологически готовы соблюдать режим самоизоляции?

        «Это мишура и помойка»

        Михаил Маркелов рассказал, что он думает о ежегодных шествиях в память убитого брата Станислава

        18 января 2013, 18:04

        Текст: Андрей Резчиков

        Версия для печати

        «Мы из года в год с семьей 19-е число проживаем в «предвкушении» очередной порции мерзости. Сколько можно склонять фамилию моего брата? Использовать его фамилию для совершенно мерзких, низменных политических целей?» – заявил в интервью газете ВЗГЛЯД депутат Госдумы Михаил Маркелов. Так он комментирует действия организаторов шествия, приуроченного к годовщине гибели его брата.

        Днем в субботу в центре Москвы, на Тверском бульваре, намечено шествие в память об убитых адвокате Станиславе Маркелове и журналистке «Новой газеты» Анастасии Бабуровой. Окончательно согласовать шествие с мэрией удалось накануне. Разрешенное число участников акции – до 700 человек.

        Напомним, Станислав Маркелов и Анастасия Бабурова погибли 19 января 2009 года на Пречистенке в центре Москвы, когда выходили с пресс-конференции. Убийца расстрелял их в упор из пистолета. За это преступление спустя два года были осуждены один из основателей журнала «Русский образ» Никита Тихонов и активистка организации «Русский вердикт» Евгения Хасис.

        По данным следствия, преступление было совершено в качестве мести за активное участие Маркелова в антифашистском движении и осуществление им профессиональной деятельности по защите лиц, придерживающихся антифашистской идеологии. Бабурова же была застрелена как очевидец убийства адвоката. На суде Хасис полностью отрицала свою вину, Тихонов признавал лишь факт торговли оружием. В апреле 2011 года коллегия присяжных большинством голосов вынесла обвинительный вердикт.

        Как сообщили «Вести», утром в пятницу антифашисты вывесили напротив Кремля, на Большом Каменном мосту, баннер в память о Маркелове и Бабуровой с лозунгом «Если ты помнишь, то знаешь, что делать». Затем участники акции несколько минут жгли файеры и скандировали: «Помнить – значит бороться». На плакате также была указана информация о месте и времени проведения памятного шествия 19 января.

        О своем отношении к шествию в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал брат убитого адвоката, депутат Госдумы Михаил Маркелов («Единая Россия»).

        ВЗГЛЯД: Михаил Юрьевич, ваше отношение к организаторам шествия и к самому мероприятию?

        Михаил Маркелов: Какое у меня к этому может быть отношение? Мы из года в год с семьей 19-е число проживаем в «предвкушении» очередной порции мерзости. Сколько можно склонять фамилию моего брата и притягивать за уши различные политические ситуации? Использовать его фамилию и нашей семьи для совершенно мерзких, низменных политических целей?!

        ВЗГЛЯД: Как бы отнесся ваш брат к лозунгам, которые готовят организаторы шествия?

        М. М.: Да, мой брат имел самое непосредственное отношение к такой организации, как «Антифа». Со многими был знаком там и сотрудничал. Но к политике в чистом виде, к этим оголтелым правозащитникам, людям, которые сегодня поднимают его фотографию и носятся с требованием свержения государственного строя, смены режима, – вот к ним он никакого отношения не имел и всегда относился либо с иронией, либо с пренебрежением. Более того, с омерзением.

        В силу профессии – он работал адвокатом – ему приходилось общаться с самыми разными людьми и организациями. Он был очень хороший адвокат, профессионал в своей профессии и симпатизировал только «Антифе», но никак не этой совершенно ошалелой публике, которая пытается сделать из него политическую икону.

        Все это, конечно же, вызывает не только у меня, но и у всей семьи чувство омерзения и брезгливости. Никто не давал им такого разрешения использовать фотографию брата во время этих шествий: ни его вдова, ни я, ни кто-то другой из наших родственников.

        В ответ отдельные товарищи говорят мне, что фамилия моего брата мне не принадлежит. Да неправда. Принадлежит. Она моя, потому что я ношу эту фамилию, мой сын носит эту фамилию, моя дочка носит эту фамилию – фамилию нашей семьи. Я научен горьким опытом – никогда не вступать в полемику с этими идиотами.

        К следующему году я буду обращаться в судебные органы для того, чтобы запретили использовать изображения и фотографии моего брата во время любых публичных мероприятий либо чтобы это делалось бы с согласия семьи.

        Самое нормальное, что можно сделать: прийти на кладбище и положить цветы, что мы как родственники делаем регулярно. Все остальное – это мишура и помойка. Я не думаю, что он одобрил бы такие действия, все эти игрища в политику...

        В сослагательном наклонении трудно говорить: где бы он оказался, по какую сторону баррикад, чем занимался бы. Неважно. Человека нет.

        ВЗГЛЯД: Меняется ли с годами ваше отношение к деятельности, которую вел ваш брат? Может, вам кажется, что он напрасно так рисковал?

        М. М.: У меня ни в коей мере не меняется никакого отношения, потому что это была его жизнь, его работа. За это время я успел пообщаться со многими людьми. Да, мы были разными, но мы все равно были одной семьей. Собственно говоря, он выполнял свою работу – и не более того. Конечно же, по-человечески очень тяжело. Его семья живет отдельно, очень далеко – вынуждена жить в другом государстве.

        Самое главное – убийцы найдены. Я этого добивался в течение очень долгого времени. И спасибо тем людям, которые помогали мне в этом. Это в большей степени силовики, которые были заинтересованы раскрыть преступление. Это было делом чести.

        Все получили по заслугам, кто имеет отношение к этому жуткому преступлению. И уж не говорю я про несчастную Настю Бабурову... Тоже известный политический деятель в стране, понимаете ли. Молодая, маленькая девчонка – журналистка. И точно уж ни в какую политику она не ввязывалась...

        В отличие от этих ребят, которые получают западные гранты и бегают сегодня по улице, мой брат всего один раз за границей был – в Швеции. Никогда не получал никакой грантовой поддержки. Вот разница между моим братом и этой швалью.

        ВЗГЛЯД: Со временем у вас не смягчается отношение к тем, кто был осужден за его убийство? Не появилось желания простить? Или, может, возникли сомнения по поводу их виновности?

        М. М.: Слово «простить» в этом контексте неверное. Есть закон. По закону они осуждены. Сплю ли я спокойно? Не всегда. Не потому, что меня обуревает чувство ненависти, а потому, что я вспоминаю многие эпизоды из нашей жизни.

        В последние годы мы общались не так часто, как хотелось бы. Когда мама была жива, это происходило регулярно. А когда мама ушла, мы строили планы, как жить дальше и что делать...

        А эти люди понесли наказание. Я не сторонник того, чтобы на всех местах свастики выжигали. Один сидит в тюрьме пожизненно, вторая – 18 лет. Они добивались суда присяжных, и вердикт выносил суд присяжных, поэтому «виновен или невиновен» – у меня нет никаких сомнений с самого начала процесса. Я бы не допустил, чтобы за смерть моего брата пострадали невинные люди.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............