Взгляд
11 декабря, вторник  |  Последнее обновление — 02:44  |  vz.ru
Разделы

Что общего у христианства и феминизма

Максим Ваганов, публицист
То, что понимают под словом «традиционализм», вовсе не есть традиция. «Традиционные» роли в семье, когда муж работает и в одиночку обеспечивает жену и детей, есть феномен относительно нового времени. Появился он тогда же, когда появился и средний класс. Подробности...
Обсуждение: 13 комментариев

Кровавое месиво с дикой душевной болью – это и есть русский рэп

Эдуард Биров, журналист
Это мычание берёт за душу молодых ребят, цепляет их, уводит за собой в «фиолетовый туман». Причиной тому – полная деградация массовой культуры. Мычание рэперов свежее и понятнее, чем коммерческая пошлятина российской эстрады. Подробности...
Обсуждение: 40 комментариев

США и Китай развязывают «мировую цифровую войну»

Дмитрий Дробницкий, политолог, американист
Арест топ-менеджера Huawei Менг Ваньчжоу в Канаде – грязный прием. Как, впрочем, и кража интеллектуальной собственности, а также нарушение санкций, за которые единогласно проголосовал Совбез ООН. Китай тоже знает толк в грязных приемах. Подробности...
Обсуждение: 10 комментариев

    Названа самая красивая девушка мира

    На конкурсе «Мисс мира» определили самую красивую девушку 2018 года. Победительницей состязания стала 26-летняя жительница Мексики Ванесса Понсе, которая работает директором реабилитационного центра. Россиянка смогла войти лишь в 30-ку лучших
    Подробности...
    Обсуждение: 38 комментариев

    «Яндекс» представил новый телефон

    Компания «Яндекс» презентовала собственный смартфон с 5,65-дюймовым экраном с разрешением 2160 × 1080 точек. В гаджет встроен восьмиядерный процессор Qualcomm, 630,4 Гбайт оперативной и 64 Гбайт встроенной памяти. Продажи телефона начнутся 6 декабря
    Подробности...

    В Лос-Анджелесе открылся ежегодный автосалон

    Один из самых престижных в мире автосалонов открылся в Лос-Анджелесе. Ставка в этом году, похоже, сделана на новые электрокары. Так, на автосалоне представлен первый электрокар компании Infinity. Компания утверждает, что модель станет самой совершенной в истории марки
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Киев предложил Европе «креативные» санкции против России

        Главная тема


        Почему Тереза Мэй сорвала голосование по Брекситу

        дальняя авиация


        США заявили о «провокационном» перелете Ту-160 из России в Венесуэлу

        Раскол православия


        Глава Киевского патриархата поставил ультиматум Константинополю

        ваши деньги


        Роструд объяснил, когда работнику обязаны выплатить премию

        Видео

        контрольный лист


        Раскрыто содержание найденных на украинских кораблях документов

        парижский «Антимайдан»


        «Желтые жилеты» уничтожили политическое будущее Макрона

        эпоха низкой инфляции


        Как будут расти цены в следующем году

        идеолог реформ


        Почему столь циничны слова Чубайса о «неблагодарности олигархам»

        использование феминитивов


        Как феминистки калечат русский язык

        Новая реальность


        Дмитрий Дробницкий: США и Китай развязывают «мировую цифровую войну»

        Украинские хроники


        Андрей Манчук: Почему в Киеве не любят парижский «Антимайдан»

        «срывает крышу»


        Виталий Лейбин: У нас часто вместо политической полемики возникают руины святой войны

        на ваш взгляд


        Экологи советуют выбирать для украшения на Новый год живую ель. А какую елку поставите вы?


        Владас Повилайтис

        Русские отблески «Заката Европы»

        Владас Повилайтис
        доктор философских наук, БФУ имени И. Канта
        19 ноября 2018, 09:34

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Сто лет назад – к Лейпцигской книжной ярмарке – вышла одна из самых известных книг нашего мира – первый том «Заката Запада» Освальда Шпенглера, более известный – в силу то ли небрежности, то ли следования конъюнктуре со стороны русского переводчика – как «Закат Европы».

        Успех этой книги в общем-то парадоксален.

        Писалась она в основном в годы Мировой войны, и ее смыслом и целью, заявленной в предисловии, было прославить наступление нового мира. Той цивилизации, которая является плодом западной культуры. И как мир цезарей наступил вслед за цветением средиземноморской культуры, так германский мир, мир новых цезарей, должен был явить итог культуры Запада.

        В глазах Шпенглера это была история про великолепный «закат», «гибель богов» – прекрасную и долгую сцену, на которой большая предшествующая культура находит свою универсальную форму.

        Это сочетание вагнеровского пафоса, немецкой – даже преимущественно мюнхенской – вторичной романтики не случайно, этот текст столь сильно отозвался в русской культуре позднего Серебряного века созвучным сочетанием эстетики и пафоса.

        Фото: Тревога/Эдвард Мунк

        Немецкий гимназический учитель, автодидакт – и потому свободный и не понимающий внутренне, самым добросовестным образом требований профессии – Шпенглер писал книгу в одном контексте – соединяя имена Гете, Бисмарка и императора Вильгельма II, а после Компьена – те же самые слова зазвучали как внезапное пророчество, неведомое самому пророку.

        Впрочем, это история частая для пророков, ведь он – это тот, через кого говорит бог – и он не обязан понимать смысл своих речений. Нам, в своей повседневности, обычно не доводится задумываться над тем, что быть пророком – сомнительное удовольствие: вещать истины, которые тебе самому, быть может, недоступны – ты лишь инструмент в руках высшей силы, и разница между тобой и Валаамовой ослицей – на уровне статистической погрешности.

        Как ни странно, именно поражение Германии придало этому тексту особенный смысл и аромат.

        Он стал книгой о конце старого мира – и шпенглеровское противопоставление культуры и цивилизации заиграло новыми красками.

        Для Шпенглера культура была органическим феноменом – тем, в основе чего лежит гетевский «прафеномен», не формулируемый конкретно, но опознаваемый во всем многообразии конкретных форм. Когда культура достигает формы – обретает свой финальный, классический вид – она становится цивилизацией, тем, что претендует на универсальность.

        Цивилизация для Шпенглера – лишь одна из стадий культуры, ее итог, ее форма, ее плод; в этом смысле, разумеется, цивилизация – история о конце и вместе с тем о том, в чем эта культура дана для других – и для самой себя, в чем она опознает свою сущность.

        Русские авторы любили находить сходства между Шпенглером и Данилевским – собственно говоря, основания для этого есть – хотя бы в том, что и тот, и другой к науке имеют весьма слабое отношение.

        Но, на наш взгляд, то, что отделяет Данилевского от Шпенглера, гораздо важнее любых сближений. Что бы ни видеть в Данилевском – он еще вполне христианский автор, несмотря на весь свой позитивизм и отсылки непроизвольные к писаревскому «реализму». Хотя его «культурно-исторические типы» вроде бы о множестве взаимонепроницаемых органических образований в истории – в итоге они все сводятся к славянскому четырехсоставному типу, долженствующему воплотить полноту истории.

        Но главное даже в другом – в самом понимании Данилевским «органического»: он был последовательным врагом Дарвина и написал целых два унылых тома против него, исходя из телеологического понимания природы и организма.

        Противоположность своих взглядов дарвиновским Данилевский вполне закономерно видел в совершенно различном понимании природы – для Дарвина она лишена смысла, это история про закономерности без цели, про выживание наиболее приспособленного к данным конкретным условиям – а не про совершенство.

        В этом смысле и инфузория, и краб, и человек – одинаково наиболее приспособленные создания до тех пор, пока условия их существования остаются теми же. Для Данилевского история природы была про продвижение к цели – про смысл, про замысел, про идею – про абсолютную иерархию. Дарвин был человеком нового мира, Данилевский, несмотря на весь свой показной позитивизм, целиком принадлежал к прошлому, к миру универсальных смыслов и вечных ориентиров.

        Потому его теория «культурно-исторических типов» – это, конечно, история про «организмы», но включенные во всеобщую шкалу, и конфликта между многообразием «типов» и их иерархией, на вершине которой оказывается «славянский мир», одновременно становящийся воплощением христианских идеалов, нет никакого.

        Шпенглер был совершенно о другом – о многообразии культур, которые не выстраиваются ни в какую иерархию, поскольку нет никакого единого наблюдателя, в глазах которого они могли бы ее образовать.

        Впрочем, с теорией Шпенглера связано и специфическое недоразумение – он столь много и упорно настаивал на том, что культуры взаимно не понимают друг друга, что этот тезис показался и понятен, и совершенно очевидно нелеп – достаточно, казалось бы, привести пример нашего интереса к культурам древности.

        Но для Шпенглера было ключевым противопоставление знания и понимания – о других культурах мы можем знать очень много, мы можем знать, что греки мыслили пространственно, телесно и что для них не было понятия «нуля», а вся реальность предполагала наличие неделимых элементов, мы можем знать, что для египтян или индусов восприятие времени в корне отличается от нашего, но это не имеет ничего общего с тем, чтобы увидеть мир глазами индуса или египтянина.

        Во втором томе «Заката…», вышедшем в 1921 году, Шпенглер пытался – неудачно – объясниться с читателями, поясняя свое понимание простым примером: в эпоху Ренессанса итальянцы пытались возродить античность, но в итоге они воспринимали из античного наследия только то, что резонировало с их собственным способом жить и видеть.

        «Античные» здания Ренессанса, включая палладианские виллы, имеют очень мало общего с римскими образцами, при этом многие из них были перед глазами у их создателей – они смотрели, но видели своё, усваивали то, что было созвучным их собственному.

        Между знанием и пониманием – пропасть, и Шпенглер – поздний романтический протест в адрес романтического мифа, о способности «вчувствоваться» в иное, инородное: мы способны знать былое, но наша способность видеть ограничена собственным взглядом, мы можем делать интеллектуальные поправки, но не способны изменить свою оптику.

        В этом смысле Шпенглер в родстве со школой «Анналов», притом что обе стороны решительно бы отреклись от подобного родства. Они о том, что история – это об ином, непереживаемом – хотя бы потому, что оно уже пережито и отошло в область интеллектуального.

        (в соавторстве с Андрей Тесля)


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

        Другие мнения

        Что общего у христианства и феминизма

        Максим Ваганов, публицист
        То, что понимают под словом «традиционализм», вовсе не есть традиция. «Традиционные» роли в семье, когда муж работает и в одиночку обеспечивает жену и детей, есть феномен относительно нового времени. Появился он тогда же, когда появился и средний класс. Подробности...

        Кровавое месиво с дикой душевной болью – это и есть русский рэп

        Эдуард Биров, журналист
        Это мычание берёт за душу молодых ребят, цепляет их, уводит за собой в «фиолетовый туман». Причиной тому – полная деградация массовой культуры. Мычание рэперов свежее и понятнее, чем коммерческая пошлятина российской эстрады. Подробности...
        Обсуждение: 27 комментариев

        США и Китай развязывают «мировую цифровую войну»

        Дмитрий Дробницкий, политолог, американист
        Арест топ-менеджера Huawei Менг Ваньчжоу в Канаде – грязный прием. Как, впрочем, и кража интеллектуальной собственности, а также нарушение санкций, за которые единогласно проголосовал Совбез ООН. Китай тоже знает толк в грязных приемах. Подробности...
        Обсуждение: 8 комментариев

        Народ с открытыми настежь дверями

        Дмитрий Ольшанский, публицист
        Каждый народ в двадцатом веке нашел свой дом. У кого-то хороший, у кого-то плохой, но у каждого – свой. И только русский народ так и сидит на ступеньках казенной коробки с открытыми настежь дверями. Подробности...

        Почему с Трампом бесполезно разговаривать

        Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
        Да, нынешний хозяин Белого дома является прагматиком и не отягощен фобиями в отношении Москвы. Однако в то же время Трамп принципиально не готов принять новый многополярный мир, который строят Россия и Китай. Подробности...
        Обсуждение: 19 комментариев

        Иногда и у меня срывает крышу

        Виталий Лейбин, главный редактор журнала "Русский репортер"
        Зло – не сама правда о событиях, и даже не ее моральная оценка. Злом является тезис, что все, кто с тобой не согласен, уже по другую сторону моральной границы. Не люди, орки, и к ним законы человеческие неприменимы. Подробности...
        Обсуждение: 33 комментария

        Карлос Шакал – человек, которого до сих пор боится западный мир

        Игорь Молотов, писатель, публицист
        Для одних он международный террорист, преступник, агент КГБ, образ которого был создан СМИ и Голливудом; для других – борец за свободу, создатель вооруженного подполья в Европе и последний солдат холодной войны. Подробности...
        Обсуждение: 9 комментариев

        После охоты на порно идет охота на инакомыслие

        Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
        Куда делась та самая знаменитая «свобода обмена информацией» которой, как тараном, раскачивали советскую идеологию? А не стало СССР – так можно сворачивать тезис, он был сугубо пропагандистским и его время ушло. Подробности...
        Обсуждение: 16 комментариев

        Американцы наказывают Китай за сотрудничество с Ираном

        Тимофей Бордачёв, Программный директор клуба "Валдай"
        Пекин говорит: у нас есть деньги, которыми вы можете воспользоваться для своего развития – строительства железных дорог, портов. Впервые появилась альтернатива Всемирному банку или МВФ. Это прямой вызов монополии США и Запада. Подробности...

        Кто стоит за «недорепрессиями»

        Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
        Почему и как российская правоохранительная система решила, что к посадкам «детей» нужно обязательно добавить посадку наших же «родителей». Какой толк в этом символическом действии. Логика выстраивается очень странная Подробности...
        Обсуждение: 26 комментариев
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............