Взгляд
23 марта, суббота  |  Последнее обновление — 23:19  |  vz.ru
Разделы

Чтобы все взлетело, нужен суверенитет духа

Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
Себя он называет самым влиятельным политическим философом современных Нидерландов. Он выступает в парламенте по-латыни, притащил в кабинет рояль и музицирует в свободное время, подчеркнуто не знает и не желает знать ничего о современной молодежной культуре, что не мешает ему быть кумиром этой самой молодежи. Подробности...
Обсуждение: 33 комментария

Пенсионерки с «Эха Москвы» оказались агрессивнее хулиганов

Антон Крылов, журналист
Одним из главных производителей «атмосферы ненависти» в стране (подчеркнем, ненависти политической) оказался сайт СМИ, авторы которого регулярно обвиняют в продуцировании этой самой атмосферы государство или своих оппонентов. Подробности...
Обсуждение: 47 комментариев

Командир атомной подлодки получает меньше депутата Госдумы

Никита Коваленко, замредактора отдела политики газеты ВЗГЛЯД
Армию начали кормить. Если не хорошо, то хотя бы более-менее достойно. Слово «военнослужащий» наконец-то перестало быть эквивалентом слова «нищий». Денежное довольствие серьезно повысили. Но есть и ложка дёгтя. Подробности...
Обсуждение: 131 комментарий

    «Это был взрыв эмоций!» В Сочи чествовали победителей конкурса «Лидеры России»

    «Вы одержали главную победу: над своей слабостью, над своим страхом!» – напутствовал победителей состязания управленцев «Лидеры России» наставник конкурса, первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко (на фото Кириенко поздравляет с победой москвичку Александру Добрынину)
    Подробности...

    В мечетях Новой Зеландии расстреляли десятки людей

    Новая Зеландия пережила один из самых страшных терактов в своей истории. В пятницу несколько человек совершили вооруженное нападение на мечети городка Кристчерч. Убиты полсотни верующих, десятки получили ранения. Главный подозреваемый Брентон Таррант транслировал бойню в Сети
    Подробности...

    Отчеканены пять рублей с Крымским мостом

    Банк России выпустил в обращение памятную монету номиналом 5 рублей, посвященную пятой годовщине референдума о государственном статусе Крыма и Севастополя и воссоединения Крыма с Россией
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:В московском ТЦ эвакуировали 800 человек из-за сообщения о взрыве

        Главная тема


        Кто и сколько должен России

        вероятный противник


        Сопровождение американского бомбардировщика российскими истребителями сняли на видео

        неизвестные подробности


        Выснилось, что врачи уговаривали Началову на ампутацию

        церковь и мир


        В РПЦ рассказали, как будут крестить сменивших пол

        Видео

        мэр в отставке


        Лужков рассказал о гигантской сумме, выплаченной Россией Украине «по пьяни ельцинской»

        не просто оружие


        Моряки бьются с Росгвардией за право на важнейший для себя символ

        окончательный вердикт


        За что бывший Гаагский трибунал мстит Караджичу

        спор вокруг Huawei


        США проигрывают Китаю битву за Европу

        рынок еврооблигаций


        Желающие дать России в долг бьют рекорды

        Свобода слова


        Андрей Бабицкий: Я убил себя во время Крымской весны

        Право на аборт


        Анна Долгарева: В чем причина материнского безумия

        Бывший СССР


        Ирина Алкснис: Белоруссия стала второстепенной для России

        на ваш взгляд


        За кого из российских фигуристок вы больше болеете?


        Владас Повилайтис

        Русские отблески «Заката Европы»

        Владас Повилайтис
        доктор философских наук, БФУ имени И. Канта
        19 ноября 2018, 09:34

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Сто лет назад – к Лейпцигской книжной ярмарке – вышла одна из самых известных книг нашего мира – первый том «Заката Запада» Освальда Шпенглера, более известный – в силу то ли небрежности, то ли следования конъюнктуре со стороны русского переводчика – как «Закат Европы».

        Успех этой книги в общем-то парадоксален.

        Писалась она в основном в годы Мировой войны, и ее смыслом и целью, заявленной в предисловии, было прославить наступление нового мира. Той цивилизации, которая является плодом западной культуры. И как мир цезарей наступил вслед за цветением средиземноморской культуры, так германский мир, мир новых цезарей, должен был явить итог культуры Запада.

        В глазах Шпенглера это была история про великолепный «закат», «гибель богов» – прекрасную и долгую сцену, на которой большая предшествующая культура находит свою универсальную форму.

        Это сочетание вагнеровского пафоса, немецкой – даже преимущественно мюнхенской – вторичной романтики не случайно, этот текст столь сильно отозвался в русской культуре позднего Серебряного века созвучным сочетанием эстетики и пафоса.

        Фото: Тревога/Эдвард Мунк

        Немецкий гимназический учитель, автодидакт – и потому свободный и не понимающий внутренне, самым добросовестным образом требований профессии – Шпенглер писал книгу в одном контексте – соединяя имена Гете, Бисмарка и императора Вильгельма II, а после Компьена – те же самые слова зазвучали как внезапное пророчество, неведомое самому пророку.

        Впрочем, это история частая для пророков, ведь он – это тот, через кого говорит бог – и он не обязан понимать смысл своих речений. Нам, в своей повседневности, обычно не доводится задумываться над тем, что быть пророком – сомнительное удовольствие: вещать истины, которые тебе самому, быть может, недоступны – ты лишь инструмент в руках высшей силы, и разница между тобой и Валаамовой ослицей – на уровне статистической погрешности.

        Как ни странно, именно поражение Германии придало этому тексту особенный смысл и аромат.

        Он стал книгой о конце старого мира – и шпенглеровское противопоставление культуры и цивилизации заиграло новыми красками.

        Для Шпенглера культура была органическим феноменом – тем, в основе чего лежит гетевский «прафеномен», не формулируемый конкретно, но опознаваемый во всем многообразии конкретных форм. Когда культура достигает формы – обретает свой финальный, классический вид – она становится цивилизацией, тем, что претендует на универсальность.

        Цивилизация для Шпенглера – лишь одна из стадий культуры, ее итог, ее форма, ее плод; в этом смысле, разумеется, цивилизация – история о конце и вместе с тем о том, в чем эта культура дана для других – и для самой себя, в чем она опознает свою сущность.

        Русские авторы любили находить сходства между Шпенглером и Данилевским – собственно говоря, основания для этого есть – хотя бы в том, что и тот, и другой к науке имеют весьма слабое отношение.

        Но, на наш взгляд, то, что отделяет Данилевского от Шпенглера, гораздо важнее любых сближений. Что бы ни видеть в Данилевском – он еще вполне христианский автор, несмотря на весь свой позитивизм и отсылки непроизвольные к писаревскому «реализму». Хотя его «культурно-исторические типы» вроде бы о множестве взаимонепроницаемых органических образований в истории – в итоге они все сводятся к славянскому четырехсоставному типу, долженствующему воплотить полноту истории.

        Но главное даже в другом – в самом понимании Данилевским «органического»: он был последовательным врагом Дарвина и написал целых два унылых тома против него, исходя из телеологического понимания природы и организма.

        Противоположность своих взглядов дарвиновским Данилевский вполне закономерно видел в совершенно различном понимании природы – для Дарвина она лишена смысла, это история про закономерности без цели, про выживание наиболее приспособленного к данным конкретным условиям – а не про совершенство.

        В этом смысле и инфузория, и краб, и человек – одинаково наиболее приспособленные создания до тех пор, пока условия их существования остаются теми же. Для Данилевского история природы была про продвижение к цели – про смысл, про замысел, про идею – про абсолютную иерархию. Дарвин был человеком нового мира, Данилевский, несмотря на весь свой показной позитивизм, целиком принадлежал к прошлому, к миру универсальных смыслов и вечных ориентиров.

        Потому его теория «культурно-исторических типов» – это, конечно, история про «организмы», но включенные во всеобщую шкалу, и конфликта между многообразием «типов» и их иерархией, на вершине которой оказывается «славянский мир», одновременно становящийся воплощением христианских идеалов, нет никакого.

        Шпенглер был совершенно о другом – о многообразии культур, которые не выстраиваются ни в какую иерархию, поскольку нет никакого единого наблюдателя, в глазах которого они могли бы ее образовать.

        Впрочем, с теорией Шпенглера связано и специфическое недоразумение – он столь много и упорно настаивал на том, что культуры взаимно не понимают друг друга, что этот тезис показался и понятен, и совершенно очевидно нелеп – достаточно, казалось бы, привести пример нашего интереса к культурам древности.

        Но для Шпенглера было ключевым противопоставление знания и понимания – о других культурах мы можем знать очень много, мы можем знать, что греки мыслили пространственно, телесно и что для них не было понятия «нуля», а вся реальность предполагала наличие неделимых элементов, мы можем знать, что для египтян или индусов восприятие времени в корне отличается от нашего, но это не имеет ничего общего с тем, чтобы увидеть мир глазами индуса или египтянина.

        Во втором томе «Заката…», вышедшем в 1921 году, Шпенглер пытался – неудачно – объясниться с читателями, поясняя свое понимание простым примером: в эпоху Ренессанса итальянцы пытались возродить античность, но в итоге они воспринимали из античного наследия только то, что резонировало с их собственным способом жить и видеть.

        «Античные» здания Ренессанса, включая палладианские виллы, имеют очень мало общего с римскими образцами, при этом многие из них были перед глазами у их создателей – они смотрели, но видели своё, усваивали то, что было созвучным их собственному.

        Между знанием и пониманием – пропасть, и Шпенглер – поздний романтический протест в адрес романтического мифа, о способности «вчувствоваться» в иное, инородное: мы способны знать былое, но наша способность видеть ограничена собственным взглядом, мы можем делать интеллектуальные поправки, но не способны изменить свою оптику.

        В этом смысле Шпенглер в родстве со школой «Анналов», притом что обе стороны решительно бы отреклись от подобного родства. Они о том, что история – это об ином, непереживаемом – хотя бы потому, что оно уже пережито и отошло в область интеллектуального.

        (в соавторстве с Андрей Тесля)


        Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

        Другие мнения

        Чтобы все взлетело, нужен суверенитет духа

        Глеб Кузнецов, политолог, глава экспертного совета ЭИСИ
        Себя он называет самым влиятельным политическим философом современных Нидерландов. Он выступает в парламенте по-латыни, притащил в кабинет рояль и музицирует в свободное время, подчеркнуто не знает и не желает знать ничего о современной молодежной культуре, что не мешает ему быть кумиром этой самой молодежи. Подробности...

        Пенсионерки с «Эха Москвы» оказались агрессивнее хулиганов

        Антон Крылов, журналист
        Одним из главных производителей «атмосферы ненависти» в стране (подчеркнем, ненависти политической) оказался сайт СМИ, авторы которого регулярно обвиняют в продуцировании этой самой атмосферы государство или своих оппонентов. Подробности...
        Обсуждение: 8 комментариев

        Командир атомной подлодки получает меньше депутата Госдумы

        Никита Коваленко, замредактора отдела политики газеты ВЗГЛЯД
        Армию начали кормить. Если не хорошо, то хотя бы более-менее достойно. Слово «военнослужащий» наконец-то перестало быть эквивалентом слова «нищий». Денежное довольствие серьезно повысили. Но есть и ложка дёгтя. Подробности...
        Обсуждение: 97 комментариев

        Как я стал русским патриотом

        Андрей Бабицкий, журналист
        Моя мама Россию любила, но патриотом была советским. Все вот это русское-русское ей казалось местечковым выпячиванием, оскорбительным для других народов советской империи. А я считал, что любовь к своим никого обижать не может. Подробности...
        Обсуждение: 88 комментариев

        Верить в СССР-2 может только идеологический диверсант

        Дометий Завольский, историк-архивист
        Советская власть давно умерла естественным путем – всем надоев и выродившись до полной потери иммунитета. Советская идеология осыпалась еще прежде падения власти, оставаясь уделом людей совсем уж недалеких или замордованных. Подробности...
        Обсуждение: 193 комментария

        «Образование для всех» убивает Францию

        Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист (Франция), главный редактор парижского литературного альманаха «Глаголъ»
        Паренёк из Нигерии по имени Баба (ударение на последнем слоге) – студент четвертого курса французского университета, изучает литературу. По-французски Баба изъяснялся на уровне «один палка, два струна» и «велик могучим этот языкa». Подробности...
        Обсуждение: 51 комментарий

        Белоруссия стала второстепенной для России

        Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
        Если вы вдруг пропустили, то у нас тут очередное обострение с Белоруссией. Там все дымится и бурлит – резкие слова официальных лиц, сливы о подковерных раскладах. В России же практически штиль на эту тему. Подробности...
        Обсуждение: 141 комментарий

        В «загибах» феминизма виноваты мужчины

        Сергей Лукьяненко, писатель
        Помните, было недавно даже у нас – требование к мужчинам не сидеть раздвинув ноги. Это же классическое требование к благопристойным девицам – дабы не провоцировать ни мужчин, ни себя, вообще забыть, что между ногами что-то имеется! Подробности...
        Обсуждение: 52 комментария

        На Казахстан будут давить с удвоенной силой

        Тимофей Бордачёв, Программный директор клуба "Валдай"
        Несмотря на общий позитивный фон в отношениях России и Казахстана, постепенно накапливается критическая масса недоговоренностей и двусмысленностей, которые в определенный момент могут начать связывать политикам руки. Подробности...
        Обсуждение: 17 комментариев

        Назарбаев прощается, но никуда не уходит

        Андрей Манчук, политолог
        Бывший президент сохраняет полный контроль над Советом безопасности, который превратился во влиятельную структуру, координирующую деятельность силовиков. Это дублирующее, а вернее, основное настоящее правительство Казахстана. Подробности...
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............