Деловая газета «Взгляд»
https://vz.ru/opinions/2017/12/22/900959.html

Сексуальная революция отменяется

   22 декабря 2017, 17::00
Фото: YAY/ТАСС

Женщины любят секс не меньше (а есть мнение, что намного больше) мужчин. Если шведские (и любые другие) мужчины станут вести себя осмотрительнее и в чем-то пассивнее, значит, женщины станут в чем-то активнее.

Шведский закон о необходимости получения однозначного согласия от партнера на сексуальные действия вызвал в нашей стране реакцию в стиле популярных монологов недавно почившего Михаила Задорнова.

«Ну тупы-ы-ы-ы-ы-е!» – проскальзывает в большинстве комментариев. Плюс неизбежные трудности перевода: разумеется, в шведском законе ни слова не говорится о «письменном согласии».

Просто если раньше в соответствующей статье Уголовного кодекса изнасилованием признавался половой акт, совершенный с применением угроз и (или) насилия, то теперь это сексуальное взаимодействие «без явно выраженного согласия» обеих сторон процесса.

А уж как доказывать, было или не было «явное» согласие – это пусть у следователей, прокуроров и адвокатов голова болит после 1 июля 2018 года. Доказывают же они сейчас как-то наличие или отсутствие вербальных угроз.

Депутаты проголосовали, премьер-министр Стефан Левфен прокомментировал: «Не уверен – воздержись!» Собственно, хороший совет, причем не только в половой сфере.

Но ничего принципиально нового в Швеции 2 июля не наступит. Законодатель просто кодифицировал уже де-факто сложившуюся в королевстве ситуацию, одной из жертв которой (ну или не жертв, а наоборот) стал международный расследователь Джулиан Ассанж.

Уголовное дело по обвинению в двойном изнасиловании против него было возбуждено еще семь лет назад. Состав преступления в том, что с одной из шведок Ассанж занялся сексом без презерватива, а со второй – пока она спала.

Угроз или насилия ни в одном случае не было, но уголовное дело прекратили только в мае текущего года. При этом выходить из посольства Эквадора расследователь не спешит – мало ли что. Фактически за это «преступление» он уже отсидел – пусть и в более комфортных условиях посольства, а не тюрьмы, но серьезнейшего ограничения свободы это не отменяет.

Отметим, что в России по второму эпизоду против Ассанжа гипотетически также могло быть возбуждено уголовное дело, поскольку в статье 131 УК РФ в качестве определяющих признаков изнасилования прописаны не только угрозы и насилие, но и «беспомощное состояние потерпевшей». А во сне человек абсолютно беспомощен.

Другое дело, что у нас обычно уголовные дела возбуждаются, только если сон являлся не здоровым, а вызванным алкоголем или другими химическими веществами. Но с точки зрения буквы закона половой акт со спящим человеком в России является таким же изнасилованием, как и в Швеции.

Есть очень популярная точка зрения, что мы сейчас являемся свидетелями очередной раскрепощающей женщин сексуальной революции.

Мол, первая была, когда желающий секса первобытный мужчина перестал бить объект страсти дубиной по голове и начал приносить кусок мяса, чтобы в обмен на него справить половую нужду; вторая – когда были разрешены разводы и женщины получили политические права; третья – когда секс вне брака перестал считаться «безнравственным»; сейчас, видимо, четвертая – когда женщина окончательно перестает быть объектом сексуального взаимодействия и становится субъектом. Хотя наверняка кто-то насчитает и больше подобных «революций». 

Эта теория насколько проста, настолько же и неверна, плюс к тому же унизительна для женщин (да и для мужчин).

Собственно, достаточно ознакомиться с нравами животного мира, чтобы понять, что секс по принуждению там тоже не очень распространен. Да, самка является для самца объектом, но у этого объекта есть довольно широкий выбор между демонстрирующими свои лучшие достоинства потенциальными субъектами.

Поэтому сам факт первой сексуальной революции весьма сомнителен. Да, в патриархальном мире у женщин было меньше прав, чем у мужчин, но об их полном бесправии говорить невозможно – что подтверждают и священные книги различных религий, и античная литература. У большинства мужчин прав было не больше, а то и меньше.

В существовании разводов были одинаково заинтересованы и женщины, и мужчины – так что тут выделять какой-то один пол неверно.

Политические права давались женщинам одновременно с небогатыми мужчинами, поэтому не вполне корректно говорить лишь о гендерной составляющей этого процесса. Просто борьба женщин за свои политические права была более яркой и заметной, но речь идет о борьбе человечества за свободу и равноправие в целом.

То же самое с «безнравственным» внебрачным сексом. Традиционное общество требовало от людей соблюдения множества условностей и правил, в число которых входила моногамия. Но опять-таки достаточно почитать художественную литературу и хроники тех лет, чтобы убедиться, что декларируемая и реальная ситуация в Европе отличались разительно.

Измены, любовники и любовницы, фавориты и фаворитки. Практически институционализированные гомосексуальные связи на флоте и в закрытых школах для мальчиков. Официально существующие публичные дома, в посещении которых не было ничего зазорного. Все новые и новые средства лечения венерических болезней.

Секс был всегда, и он всегда был весьма разнообразным.

Поэтому в XX веке вовсе не было сексуальной революции в том смысле, что люди вдруг перевозбудились и начали массово заниматься добрачным и внебрачным сексом.

Просто в целом стало меньше условностей – как, например, шляпа перестала быть обязательным предметом гардероба. А что может иметь меньше отношения к сексу, чем шляпа? (Пусть старик Джо Кокер и считал по-другому.)

Поэтому и нынешняя шведская якобы «революция» в виде необходимости получения однозначного согласия на секс – это тоже вовсе никакая не революция. Секс по взаимному согласию – это норма. Принуждение к сексу никогда не было и не может быть нормой.

Другое дело, что некоторым богатым и влиятельным мужчинам вроде Харви Вайнштейна удавалось в течение довольно долгого времени безнаказанно нарушать эту норму – но они аналогичным образом игнорировали и другие юридические нормы, касающиеся, например, употребления наркотиков, уплаты налогов или соблюдения законов о труде. Кто-то попался на одном, кто-то на другом, кто-то до сих пор не попался.

Конечно, куда интереснее было бы написать что-то вроде «рептилоиды хотят, чтобы человечество вымерло, поэтому делают все, чтобы люди перестали размножаться!».#{author}

Расслабьтесь. Женщины любят секс не меньше (а есть мнение, что намного больше) мужчин. Если шведские (и любые другие) мужчины станут вести себя осмотрительнее и в чем-то пассивнее, значит, женщины станут в чем-то активнее.

Да, возможно, это сейчас кажется странным, но когда-то и юбки выше колена выглядели непривычно, а их, между прочим, носили уже прабабушки современной молодежи.

И главное, что, как бы ни ужесточались законы, никакой революции все равно не произойдет. В нормальных добровольных сексуальных отношениях женщина на протяжении сотен тысяч лет умела дать понять мужчине, что хочет именно его. Дальше будет ровно то же самое, пусть и более откровенно.

Зигмунда Фрейда заслуженно критикуют за то, что он в своей теории распространил наблюдения за психически больными людьми на всю человеческую популяцию – мол, абсолютно каждый хочет убить папу и переспать с мамой.

Не надо быть как Фрейд. Шведский закон – он против насильников, а подавляющее большинство мужчин – не насильники. Нормальных людей обоих полов он вообще никак не касается.

Любите друг друга, плодитесь и размножайтесь, как и благословил нас всех Бог.