Дмитрий Орехов Дмитрий Орехов Запад превратился в тоталитарную секту

Современный атлантистский Запад превратился в огромную квазирелигиозную секту, которая мечтает додавить своих внутренних несогласных, а потом подмять под себя весь мир. Беседовать с его представителями о том, что у других стран и цивилизаций могут быть свои ценности и интересы, все равно что толковать о красоте старой московской церквушки с кришнаитами или свидетелями Иеговы.

0 комментариев
Василий Стоякин Василий Стоякин Соглашения о безопасности не дают Украине никакой безопасности

Страны НАТО продолжают проводить линию на отказ от прямого участия в украинском конфликте, успешно отражая набеги Зеленского, который очень этого хочет. Впрочем, это не отменяет факта участия военнослужащих НАТО в боевых действиях.

0 комментариев
Владимир Можегов Владимир Можегов Демократы не простили Байдену «пули Трампа»

Все понимают: Камала Харрис – очень плохая замена «сонному Джо». Но, увы – пока единственно возможная. Да, абсолютно никчемное существо. Но ничего другого Демпартия предложить просто не в силах.

9 комментариев
12 ноября 2023, 10:36 • Экономика

Как падение нефтяных цен скажется на российском бюджете

Как падение нефтяных цен скажется на российском бюджете
@ Егор Алеев/ТАСС

Tекст: Ольга Самофалова

В падении цен на нефть виноваты спекулянты, которые злоупотребляют цифрами и притворяются, что спрос на нефть слабый. Такое заявление сделал министр энергетики Саудовской Аравии. Несколько недель назад нефть была близка к тому, чтобы шагнуть к 100 долларам за баррель, а теперь упала до 80. Что произошло и как это скажется на российском бюджете?

Буквально несколько недель назад нефть была близка к тому, чтобы оправдать прогнозы экспертов и перевалить за 100 долларов за баррель. Однако теперь нефть стоит всего 80 долларов, цена упала до трехмесячного минимума.

Министр энергетики Саудовской Аравии обвиняет в падении цен на нефть спекулянтов. По его словам, некоторые участники нефтяного рынка просто неправильно понимают увеличение экспорта нефти из арабских стран – членов ОПЕК и его корреляцию с производством в этих странах. Рост экспорта черного золота не всегда является признаком увеличения его добычи. Поставки на экспорт носят сезонный характер – летом они снижаются, а осенью снова растут, в частности в сентябре и октябре, но это не означает, что объемы добычи то снижаются, то растут. «Это злоупотребление цифрами», – заявил принц Абдулазиз.

Второй момент касается спроса на нефть. По словам министра энергетики Саудовской Аравии, спрос на нефть по-прежнему высок: «Люди притворяются, что он слабый. Это все уловка».

«Главные спекулятивные причины обвала цены на нефть в октябре и ноябре связаны с опасениями замедления экономики Китая и падением спроса на нефть. Недавняя статистика за октябрь показала достаточно резкое сокращение сальдо торгового баланса Китая из-за снижения объемов торговли с США. Также в октябре была отмечена дефляция в Китае. Все это вызвало беспокойство, что в экономике Китая есть или в ближайшее время появятся серьезные проблемы», – отмечает Наталья Мильчакова, ведущий аналитик Freedom Finance Global. С другой стороны, был отмечен неожиданно большой интерес американских и других нефтяных компаний к добыче сланцевой нефти в США, хотя несколько лет назад все гиганты обещали перестроить бизнес на «зеленую энергетику» вместо нефти и газа, добавляет она.

Почему же Саудовская Аравия винит спекулянтов в снижении нефтяных котировок?

«Снижение цен выгодно США и потребителям сырья – Европе, однако говорить о том, что это заговор потребителей против ОПЕК, не стоит. Никакой политической составляющей искать здесь не надо. Я думаю, что министра энергетики Саудовской Аравии нужно воспринимать буквально,

что на бирже есть спекулянты, которые загоняют цены на нефть ниже по вполне коммерческим соображениям: они хотят купить фьючерсы на нефть на дне и продать их, когда они станут дороже», – считает Игорь Юшков, эксперт Фонда национальной энергетической безопасности.

Цены на нефть начали активно расти с августа этого года на ожиданиях дефицита на мировом рынке. Потому что Саудовская Аравия вместе с Россией в рамках ОПЕК добровольно снизили предложение на рынке. С другой стороны, Китай – как крупнейший потребитель энергоресурсов – начал наращивать объемы потребления. Эти факторы и толкали цены вверх. Потом подключились негативные ожидания по нарастанию напряжения на Ближнем Востоке. Но эти опасения растаяли, что могло повлиять на снижение котировок.

Плюс в середине октября на рынке стали раскручивать ожидания рисков глобальной рецессии, на которых цены на нефть и начали активно снижаться, считает Юшков. Спекулянты подхватили эти страхи в надежде заработать на том, что эти риски не оправдаются. Неоднозначная статистика из Китая только подкрепила эти опасения.

«Саудовская Аравия пытается несколько отрезвить рынок, чтобы все обратили внимание на то, что фундаментальные факторы, которые толкали нефтяные цены вверх, никуда не делись.

Риски глобальной рецессии действительно существуют, но шансы на реализацию этих рисков пока меньше, чем шансы на то, что сработают объективные факторы для повышения цен на нефть. Нефтяная индустрия по-прежнему недоинвестирована, в Китае по-прежнему ползет вверх потребление нефти, а добыча все еще не успевает за спросом», – говорит эксперт ФНЭБ.  

Эксперты ждут, что нефть скоро подрастет. «Мы видим, что опасения оправдываются только в Германии, где экономика уходит в ноль или даже в минус, но темпы роста Китая все-таки вытягивают общемировые показатели – и пока мировой рецессии нет. Поэтому в декабре, думаю, мы можем увидеть отскок вверх по нефти. Цена ниже 80 долларов за баррель все-таки не обоснована, более справедливая цена – это 85 долларов за баррель», – говорит Игорь Юшков.

Александр Бахтин, инвестиционный стратег «БКС Мир инвестиций», также считает, что пока что ситуация не настолько негативна, чтобы ожидать ухода цен на нефть ниже 80 долларов. «Китай реализует ряд бюджетных мер стимулирования экономики, что может повысить темпы роста ВВП, а ОПЕК+ может продлить добровольные сокращения на 2024 год. При улучшении конъюнктуры котировки Brent могут быстро отскочить в район 85-90 долларов за баррель и провести на этих уровнях остаток года», – прогнозирует Бахтин.

«Коридор в 80-90 долларов – это некий консенсус вообще для всего рынка: и для производителей, и для потребителей, и для России, и для Саудовской Аравии, и даже для США с точки зрения производства. Потому что себестоимость добычи за океаном растет и уходит в район 86 долларов. Для Саудовской Аравии 87 долларов за баррель позволяет формировать бездефицитный бюджет», – говорит Игорь Юшков.

Что касается России, то в бюджете на 2023 год была заложена цена в 70 долларов за баррель с дефицитом бюджета в 2%, однако пока мы не вышли на этот уровень. За 10 месяцев средняя цена на российскую нефть была 61 доллар за баррель. «Потому что в первом полугодии средняя цена на российский сорт Urals была ниже 70, по месяцу бывало даже ниже 50, так как Россия тогда давала большую скидку на свою нефть. Однако в последние месяцы мы продаем нефть дороже 80 долларов при более слабом рубле (выше 90 за доллар), что позволило компенсировать то, что не добрали в первом полугодии. В осенние месяцы мы зарабатываем больше, чем предполагалось в бюджете. Я думаю, шансы, что по итогам года мы в итоге вытянем те самые 70 долларов, заложенные в бюджете, довольно высокие», – считает Игорь Юшков.

По последним данным в октябре нефтегазовые доходы оказались почти на треть выше, чем годом ранее. Тем не менее по итогам января – октября нефтегазовые доходы все еще на 26,3% ниже, чем за аналогичный период прошлого года, отмечает Ольга Беленькая, руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «Финам».

Интересно, что неоценимую поддержку бюджету оказывают ненефтегазовые доходы, где основную роль играет НДС.

В этом году ненефтегазовые доходы прибавили 28,7% год к году, и по итогам 10 месяцев 2023 года доходы бюджета впервые в этом году превысили прошлогодний уровень на 4,4%, указывает Беленькая.

При этом, по оценке эксперта, расходы в октябре выросли, и за оставшиеся два месяца вырастут еще сильнее – планируется потратить еще 7,3-8,2 трлн рублей, или 23-25% всех годовых расходов. Такой навес бюджетных расходов может усилить инфляционное давление в начале 2024 года, предупреждает Беленькая.

..............