11 декабря, среда  |  Последнее обновление — 14:12  |  vz.ru
Разделы

На карте мира появилась новая страна

Игорь Окунев, ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО
Сегодня подведены итоги референдума о независимости острова Бугенвиль от Папуа – Новой Гвинеи. 97 процентов граждан проголосовали за отделение. Таким образом на планете появилось новое государство. Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

Дудаеву удалось переиграть и Ельцина, и Грачева

Юрий Зайнашев, газета ВЗГЛЯД, редактор отдела политики
К 1995 году армия была уже внутренне развалена и деморализована. Армия, которую готовили воевать с Америкой, войдя в одну из республик на собственной территории, не знала, как себя вести. В итоге она повела себя, мягко говоря, как слон в посудной лавке. Подробности...
Обсуждение: 7 комментариев

Поразительно, что Доренко и Лужков ушли в один год

Общественное мнение, самые актуальные темы дня в блогосфере
Лужков был далеко не худшим вариантом мэра (из возможных) в девяностые, когда нужно было хоть как-то защитить город от нашествия олигархата. Но он был никаким и даже вредным мэром в нулевые – когда уже можно и нужно было думать о развитии. Подробности...
Обсуждение: 18 комментариев

    Умер бывший мэр Москвы Юрий Лужков

    В мюнхенской клинике Гроссхадерн во время плановой операции на сердце скончался бывший мэр Москвы Юрий Лужков. Ему было 83 года. По данным СМИ, столичный градоначальник не смог выйти из глубокого наркоза – у него оторвался тромб
    Подробности...

    Выбрана «Мисс Вселенная-2019»

    В американской Атланте прошел 68-й по счету конкурс «Мисс Вселенная». Жюри выбирало самую красивую девушку планеты из представительниц 90 стран мира. Победительницей стала 26-летняя южноафриканка с необычной внешностью Зозибини Тунзи, являющаяся бакалавром технологических наук
    Подробности...

    Меланья Трамп показала рождественский интерьер Белого дома

    Первая леди США Меланья Трамп показала, как украсила к Рождеству и Новому году свою резиденцию. «Дух Америки сияет в Белом доме», – написала Меланья в своем Twitter. Длина всех гирлянд, развешанных по дому, превысила 240 метров
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:В ОКР призвали спортсменов не спешить с отказом от участия в Олимпиаде

        Главная тема


        Каким может быть компромисс между Россией и Украиной по газу

        после решения ВАДА


        Американские спортсмены готовят провокации против россиян на Олимпиаде в Токио

        «Прощай, оружие!»


        Верховный главнокомандующий Грузии усомнилась в существовании грузинской армии

        кредит 2013 года


        Россия напомнила Украине о необходимости выплатить «долг Януковича»

        Видео

        Диалог Путина и Сокурова


        Почему Путин отказался «придумывать Россию заново»

        25 лет назад


        Как Чечня едва не развалила Россию

        Новое «дело врачей»


        «Дело гинеколога Сармосян» вбивает клин между врачами и пациентами

        бывший мэр Москвы


        Чем запомнится Лужков в российской истории

        Благородная инициатива


        Глеб Простаков: Украинская власть ненавидит и копирует Россию

        Статусные вещи


        Святослав Шевченко: Для Церкви будущего нужен откат настроек

        Признали виновной


        Дмитрий Пугаченко: России нужен «план Б» для ВАДА

        «Поздравить страну!»


        Газета ВЗГЛЯД объявляет сбор новогодних видеообращений читателей

        на ваш взгляд


        Как вы оцениваете роль Лужкова в истории страны?

        Бог, обитающий в груди

        Спектакли режиссера Михаэля Тальхаймера (из берлинского «Дойчес театр») на Третьем международном театральном фестивале «Александринский»

        25 сентября 2008, 14:49

        Текст: Алиса Никольская

        Версия для печати

        На ежегодный фестиваль европейских коллективов, проводимый Александринским театром, привезли две работы режиссера Михаэля Тальхаймера, сделанные в берлинском Дойчес театре – «Фауст. Часть первая» и «Крысы». Жестокий и романтичный, Тальхаймер одновременно вписывается в структуру современного немецкого театра и противоречит ей. Он из тех, чьи спектакли необходимо смотреть. Неудивительно, что в дни показов зал Александринки заполняла не только петербургская публика.

        Начав, как многие режиссеры, свой путь с актерства, Тальхаймер дебютировал в режиссуре довольно поздно – ему было за тридцать. Ставил Чехова, Эсхила, немецкоязычных авторов – Шницлера, Гауптмана, Ведекинда. В Дойчес театр пришел семь лет назад – поставил «Эмилию Галотти» Готхольда Эфраима Лессинга.

        Отечественному зрителю Тальхаймер долгое время был неизвестен вовсе. Эту ситуацию переломил фестиваль NET: в 2006-м нам показали ту самую «Эмилию». Спектакль ошеломил: настолько он был непохож на все, виденное до этого. Скандальности там не было вовсе – была целомудренность. А еще – великолепная, образная режиссура, волшебные актеры, ювелирно отделанные роли.

        Громоздкую и высокопарную пьесу восемнадцатого века Тальхаймер уместил в час с небольшим сценического времени. Снес пафос. Накалил страсти.

        И показал пронзительную, нежную и острую, как бритва, историю любви. Любви-наваждения, с которой невозможно справиться. А хрупкую невинную девушку Эмилию, ставшую невольной виновницей смерти жениха, превратил в ирреальное существо. Галлюцинацию. К ней невозможно притронуться. Ею невозможно обладать.

        И оттого случаются все беды, бьются сердца и уходит разум.

        Он, она и третий

        «Фауст» Тальхаймера продолжает тему и стиль, взятые в «Эмилии Галотти». Бешеная желанность мечты и ее невозможность. Внутренняя выхолощенность. Тяжкая расплата за вторжение в жизнь другого человека.

        Таймер режиссера по-прежнему срабатывает скоро: «Фауст» идет чуть меньше двух часов. Причем ровно половина спектакля – разговоры и почти полная статика.

        Темная, пустая сцена и двое мужчин. Один элегантен, другой по-домашнему уютен. Один вызывающе резок, другой спокоен и печален. Фауст и Мефистофель. Два добрых приятеля. Две половинки.

        Они просто стоят и говорят – а внутри прорастают язычки пламени. Настолько велико напряжение между ними. Так сильно наэлектризовано пространство.

        Этого Фауста мир не устраивает по причине собственной мании величия. Небезосновательной: он, и правда, существо выдающееся. В нем много энергии, он все знает и на все способен.

        А то, что вокруг, мелко, скучно, пошло. Даже принимать яд – и то неинтересно: подавишься, и все. Альтернативы нет. А желаний, страстей, потребностей – много. Так что Мефистофель подвернулся вовремя. Только он может подарить возможность хотя бы сиюминутной радости. Взрыва эмоций. Блеска.

        В спектакле очень точно подобраны актеры. Фауста играет Инго Хюльсманн, статный мужчина с красивыми и злыми чертами. Его герой – нечто между крупным бизнесменом, одолеваемым кризисом среднего возраста, и сверхчеловеком поневоле.

        Он хочет так много, что неспособен поднять. У него пожар в глазах, пружина внутри и стальная оболочка. Киборг. Давший сбой лишь однажды – когда полюбил Маргариту.

        Таким людям нельзя любить. Чтобы погасить внутреннее безумие, они способны на все.

        А Маргариту, юное существо, взломанное и убитое Фаустом, играет потрясающая Регина Циммерманн, актриса с инопланетным лицом и девичьей фактурой, игравшая Эмилию Галотти.

        Появившись на сцене, она лихо отбирает первенство у мужской компании. Отныне история – о ней. Женщине, не побоявшейся любить и потерявшей все: близких, рассудок, а потом и жизнь.

        Ершистая девушка в простеньком летнем платье, она не осторожничает, бросаясь в любовь с Фаустом – настолько безоговорочно верит ему. А, поняв, что не нужна, становится прокурором. В ее лице проступают черты падшей женщины, а взгляд способен убить на месте.

        Раздосадованный ее силой Мефистофель буквально разрывает ей сердце: из-под его рук по платью льется струйка крови. Но уйдет она – сама. И Фаусту ничего больше не останется, как буднично отправиться в темноту вечного одиночества. В ад. Под взором Мефистофеля, поглядывающего на часы – мол, пошли?

        Режиссер доводит до абсолюта принцип «ничего лишнего». Выстраивает каждое движение руки, каждое мимическое смещение. Ни шагу зря, ни секунды зря. Предельно жесткий рисунок оборачивается легкостью и естественностью.

        Происходящему веришь безоговорочно. Втягиваешься в ритм. Понимаешь, что нет ничего интереснее, чем два человека, разговаривающие друг с другом. Перед тем, как уйти – в смерть, в любовь, в одиночество. За кадр.

        А нас оставить дышать вместо них.

        Шея и голова

        В «Крысах» придуман необычайно интересный сценографический ход, задающий и пластический, и смысловой рисунок всему спектаклю.

        Действие происходит в узком проеме между двумя горизонтальными пластинами. Нижняя выглядит как помост, верхняя – как пресс. Актеры не могут встать в полный рост. Сворачивают шеи и спины. Подгибают ноги.

        Чем дальше, тем труднее даются эти вывороченные позы. Уходит человеческий облик. Остаются обрубки. Раздавленные тяжестью собственных и чужих грехов.

        Тальхаймер создает мир, медленно, но верно угасающий. Словно после атомного взрыва, когда воздух перенасыщен химическими элементами, и каждый вдох – приближение к смерти.

        Неспроста основной темой становится история детей – младенцев, по очереди умирающих и исчезающих. В каждом из них сконцентрирован смысл жизни трех женщин: одинокой Паулины (Регина Циммерманн), падшей фрау Кноббе (Катрин Кляйн) и потерявшей себя фрау Йон (Констанце Беккер).

        Последняя, готовая на все, лишь бы реализовать нерастраченное материнство, интригует – и доводит себя до самоубийства. Любовь, страх, стремление к обретению себя захватывают обитателей стиснутого небом и землей мирка. Ведь жить хочется каждую секунду, даже если ты обречен.

        Режиссер одновременно отстраняется от своих героев и сопереживает им. Спектакль лаконичен и подробен, время его стремительно и неумолимо несется вперед, но останавливается, когда кому-то предстоит пережить новое потрясение. Ведь когда человеку больно, он готов на все, лишь бы убежать в будущее, где боль ушла. А это невозможно.

        Спектакли Тальхаймера, с одной стороны – театральный ликбез. Для режиссеров и актеров – не меньший, чем для зрителей. Он показывает, как можно работать с текстом, пространством, исполнителем, чтобы зрелище легко дышало, заражало энергетикой. Чтоб каждый звук на своем месте, как в хорошем оркестре.

        Но с другой стороны – Тальхаймер гипнотизирует. На его спектаклях неожиданно пробуждаются самые затихшие уголки души. Потому что он – настоящий поэт. Несмотря на всю немецкую точность и прагматичность.



         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............