Взгляд
4 октября, вторник  |  Последнее обновление — 20:14  |  vz.ru
Разделы

Как появились и исчезли олигархи

Александр Разуваев
Александр Разуваев, независимый фондовый аналитик
Черный октябрь 1993 года в Москве давно стал историей, однако под годовщину расстрела парламента 3-4 октября 1993 года не лишним будет вспомнить некоторые страницы тех мрачных дней. Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

Задача театра – быть со страной

Кирилл Крок
Кирилл Крок, директор театра им. Евгения Вахтангова
Ни я, ни артисты Театра Вахтангова никогда не подписывали коллективные письма против проведения спецоперации. Никто из артистов, а это труппа, 120 человек, никуда не уехал. Подробности...

Началось великое ограбление Европы

Глеб Простаков
Глеб Простаков, бизнес-аналитик
Процессы деиндустриализации несут в себе даже большую угрозу, чем вероятный дефицит газа текущей зимой. Европейский бизнес, в отличие от европейских политиков, не мыслит категориями «день простоять да ночь продержаться» и уже сейчас принимает болезненные, но неизбежные решения. Подробности...
Обсуждение: 10 комментариев

Оба газопровода «Северный поток» выведены из строя

На газопроводах «Северный поток» и «Северный поток – 2» обнаружены три утечки газа. Европейские чиновники считают диверсию одной из наиболее вероятных причин повреждения. В Швеции сообщили о двух мощных взрывах в районах ЧП
Подробности...

В школе № 88 Ижевска неонацист застрелил 13 человек

Утром в понедельник злоумышленник устроил стрельбу в школе № 88 в Ижевске, после чего покончил с собой. По данным СК, мужчина был одет в черную майку с нацистской символикой и балаклаву. По последним данным, погибли 13 человек, среди которых семь детей
Подробности...

На бывшей Украине проходят референдумы о вступлении в состав России

В пятницу в Донецкой и Луганской народных республиках, а также на освобожденных территориях Херсонской и Запорожской областей начались референдумы о вступлении в состав России. Участники голосования уверены, что мир может принести только Россия. Голосование продлится по 27 сентября
Подробности...
21:02
собственная новость

Центр реставрации книг решили создать в Кирове

Перспективы создания на базе библиотеки имени А. И. Герцена регионального центра реставрации книг обсудила министр культуры России Ольга Любимова с главой Кировской области Александром Соколовым.
Подробности...
20:39
собственная новость

В Тверской области запланировали торжества в честь 350-летия Петра I

Мероприятия в честь 350-летия со дня рождения Петра I в 2022 году вошли в перечень культурного развития Верхневолжья, сообщили в правительстве Тверской области, где рассмотрели реализацию национального проекта «Культура».
Подробности...
19:30
собственная новость

Названы сроки создания модельных библиотек в Ставрополье

Модельные библиотеки откроют в Благодарненском, Георгиевском и Левокумском округах Ставрополья в 2022 году по нацпроекту «Культура», сообщила министр культуры края Татьяна Лихачева.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Стремоусов: ВСУ оказались в огневом мешке в Херсонской области

    Главная тема


    Жители бывшей ГДР выступили против позиции Берлина по Украине

    «добить экономику ЕС»


    Американский экономист обвинил США и Польшу в подрыве «Северных потоков»

    подарок СССР


    Последняя статуя Ленина демонтирована в Финляндии

    Народная артистка СССР


    Пугачева ответила ненавидящим ее «рабам» и «холопам»

    Видео

    обнуление поставок


    США дают Европе опасные советы о зимовке без российского газа

    «новый этап конфликта»


    Мировые СМИ: Путин призвал к свержению западного миропорядка

    два направления


    Как сорвать военные замыслы ВСУ и НАТО

    Лиз Трасс


    Новый премьер Британии идет ко дну вместе с британским фунтом

    настоящая история


    Как Россия сберегла свой ядерный щит

    открытый конфликт


    Дмитрий Винник: Мы – поколение, готовое к борьбе за Россию

    спокойно забыть


    Игорь Мальцев: Задача Европы – обвинить в подрыве газопроводов Россию

    историческая справедливость


    Сергей Миркин: Россия получила миллионы патриотов на много поколений вперед

    на ваш взгляд


    Когда вы ожидаете завершения специальной военной операции на Украине?

    Женское царство

    Венский музей Leopoldmuseum приютил выставку, посвященную женщинам
       20 сентября 2006, 18:27
    Фото: chezluc.blogspot.com
    Текст: Ксения Щербино

    «Подлинная культура духа проверяется способностью одновременно удерживать в сознании две прямо противоположные идеи», писал как-то Френсис Скотт Фитцджеральд. Вена – город двух идей и двух личностей, матриархата и психоанализа, императрицы Сиси и Зигмунда Фрейда.

    Ничего удивительного, что в Kunsthalle пытаются снять завесу с женской сексуальности – «Здравствуйте, Ференци Шандор!», в Leopoldmuseum пытаются расчленить ее на составляющие «Тела, лица и души».

    За океаном же европейские открытия пытаются «прикрыть» нарядами haute couture.

    Vagina dentata XX века

    Ничего удивительного, что в Kunsthalle пытаются снять завесу с женской сексуальности
    Ничего удивительного, что в Kunsthalle пытаются снять завесу с женской сексуальности

    Играть на единстве противоположностей – проще всего, тем более кураторам при составлении выставки.

    Дороти Йаннон и Ли Лозано по своей внутренней эстетике не просто противоположны. Они взаимоисключающи, пусть и обе в своем творчестве пытаются раскрыть собственную физиологию.

    Сублимируют, в общем. Йаннон родилась в 1932 году в Массачусетсе, но, повстречав в 1967 году Дитера Рота, немецкого художника и поэта, бросила спокойную американскую жизнь и уехала с ним в Рейкьявик.

    В начале 70-х она переругалась с бюргерской арт-средой, пытавшейся смягчить экспрессивно-воинственную сексуальность ее работ, и отозвала свои картины с совместной с другими художниками выставки. Приблизительно в то же время Ли Лозано, любимица нью-йоркской арт-сцены, отказалась от публичной демонстрации своих работ и уехала в Даллас.

    Итак, перед вами двое.

    Одна – хинди-феминистка, вторящая Мэгги из «Кошки на раскаленной крышке» («О, эти прекрасные слабые мужчины!») – не вторящая, а завывающая даже, судя по голосу, доносящемуся с кинопленки, бесконечно рисующая собственную Камасутру в стиле шестидесятых.

    Другая – мизантроп и устрица, рисующая vagina dentata, отказавшаяся от всех радостей жизни ради какого-то ей одной понятного «чистого искусства». Одна – развертывает перед зрителем ковер происшествий и поз, смутно напоминающих то американские порно-комиксы, то индуистские барельефы любви, то мексиканские пончо с их буйством красок.

    Рисунки перемежаются с текстом; на нескольких размером со стену полотнах речь идет о встрече в Рейкьявике, о пирушках с друзьями, о любви, что бывает однажды и на всю жизнь (в данном случае – о любви к Дитеру Роту).

    Другая – рассказывает о том разрушительном одиночестве, которое человек выбирает сам. У одной – правила обладания, цветочная азбука человеческих джунглей, лубочный примитивизм – чем-то сродни таможеннику Руссо. Разве что поизощренней, да и действующие лица – одни и те же. Адам и Ева. У другой – карандашные штриховки распинаемых на кресте женщин, сарказм в каждом эскизе, где не остается ничего предположительно святого – ни религии, ни любви.

    С этой точки зрения примечательны заключительные аргументы художниц: у Йаннон – видеофильм, экран проекции, запертый в собственном картонном теле, неутомимо вещающий: «люби меня, иди за мной, я люблю тебя» – на манер мантры Йоко Оно.

    Между этими двумя парами и правда есть что-то общее: то же скандальное выпячивание собственной любви напоказ, постельное war is over, тот же слабохарактерный поэт и черно-длинноволосая раскосая и смуглая муза.

    У Лозано – дневники, повествующие о ненависти к миру, эдакий Луциан из «Холма грез» Мейчина. В качестве арт-жеста сгодится все: отказ от секса, от еды, от разговоров с женщинами. Дневники Лозано, представленные как часть экспозиции, вызывают недоумение, граничащее с отвращением: дамочка, ну нельзя же так!

    Грань между домашним, для себя, искусством и публично выставляемым произведением очень тонка; художник всегда немножко эксгибиционист, пойманный delicti flagranti – воздвигающим памятник собственному эго.

    «Я памятник себе воздвиг», все средства хороши, а вот уж какой я – такой и памятник.

    Крылья, ноги… главное – образ!

    Входя в зал, утыкаешься в танцующие красные полотна – чем-то неуловимо напоминающие о танцовщицах Дега, разве что цвета другого
    Входя в зал, утыкаешься в танцующие красные полотна – чем-то неуловимо напоминающие о танцовщицах Дега, разве что цвета другого

    Между Шиле и Климтом, как между Сциллой и Харибдой мужского искусства, венский музей Leopoldmuseum приютил выставку, посвященную женщинам.

    «Тело, лицо и душа» (простим кураторам их мачистский фортель – начать с «тела») пытается воссоздать эволюцию женского образа с XVI века до наших дней.

    Задача, надо сказать, титаническая – особенно их попытка возвести авторов самого разного толка, от Дюрера до Климта и Пикассо, от Шагала до Беттины Реймс, чья выставка фотографий трансвеститов вызвала этой весной у московской публики приступ эйфории, к единой тематике.

    Впрочем, попытка не пытка.

    Входя в зал, утыкаешься в танцующие красные полотна – чем-то неуловимо напоминающие о танцовщицах Дега, разве что цвета другого. От развевающихся подолов платьев, натянутых на манекены и в нужный момент начинающих по очереди закручиваться в улитку, начинаешь чувствовать в себе Дон Кихота.

    Правда, современная ветряно-танцевальная инсталляция мало гармонирует с вовсе не дульсинейским «Портретом венецианки» Дюрера, но да, мы, женщины, такие. Загадочные и разносторонние.

    Впрочем, изображающие нас художники – не менее загадочны. С момента распространения раннехристианского мифа о греховной красоте Евы, падении и его социоисторических последствиях женская физиология в той или иной форме становится объектом пристального внимания мастеров и подмастерий.

    А толкования выпрыгивают из-под их кисти, как сороки из пресловутого пирога. Литература вторична. В конце концов, как повествует нам каталог выставки, история Лукреции на картине «Лукреция и Тарквиний» – всего лишь повод, чтобы изобразить прекрасную обнаженку.

    Эстетствующая отстраненность ар-нуво сменилась истеричной изломанностью экспрессионизма у Шиле, Кокошки и Людвига Кирхнера, провокацией Пикассо и современных инсталляторов.

    Параллельно с революцией в художественно-эстетическом восприятии происходит революция в общественном положении. Как Чацкий, с корабля на бал, подбросив чепчики в воздух, женщины ринулись осваивать новые пространства: потому вместо материнства героиня ХХ века играет то в мальчика (Беттина Реймс), то вообще в ребенка (Габриэль Вернер, Ринеке Дийкстра и Хеллен фон Меене). А Олаф Мартенс и Даниэль Буэтти так вообще ссылаются на фэшн-индустрию – мол, чем не женская субкультура?

    Я на тебе, как на войне…

    «Любовь и война. Женщина как оружие» – выставка с таким странным названием открылась на Манхэттене в Fashion Institute of Technology
    «Любовь и война. Женщина как оружие» – выставка с таким странным названием открылась на Манхэттене в Fashion Institute of Technology

    «Любовь и война. Женщина как оружие» – выставка с таким странным названием открылась на Манхэттене в Fashion Institute of Technology.

    Что ж, после явно феминистского и слегка издевательского «Дьявол носит Prada», превратившего мечту-всякой-девочки-брюки-Gucci в боксерские шорты, американцам давно пора задуматься. Насколько мода – и женственность, продвигаемая ею в массы, – отражает действительность и влияет на современное искусство, на этой действительности помешанное.

    В конце концов, давно уже сформулировано и доказано: мы живем в век брендов, культ личности перерос в культ лейбла, и потому мы обречены с рождения на упаковку.

    Именно с этой точки зрения мужское (военная форма и оружие) и женское (нижнее белье) становится центральным элементом выставки. Алое бюстье Иссей Миаки (1983 г.), идеальный слепок с женской груди, – современный аналог бронзовых греческих доспехов какого-нибудь Ахилла 4 века до н. э.

    У современного искусства haute couture «ахиллесова пята» одна – «носибельность», а иначе зачем Тьерри Мюглер создает металлический комплект белья, Александр МакКуин – корсет из серебряных колец, а Хусейн Шалаян так вообще платье из фибростекла. Впрочем, надо признать, что корсет из серебра от МакКуина защищает девушку не хуже, чем средневековая кольчуга. По крайней мере, от риска остаться одной.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •