Взгляд
8 августа, понедельник  |  Последнее обновление — 03:55  |  vz.ru
Разделы

Как Зеленский пытается помешать украинцам сдаваться в плен

Сергей Миркин
Сергей Миркин, журналист, Донецк
Зеленский готов принести тысячи жизней украинцев в угоду геополитическим интересам США и Британии. Для него нет на Украине своих. И это не связано с национальностью. Подробности...
Обсуждение: 5 комментариев

Со времен Хиросимы Америка не изменилась

Владимир Прохватилов
Владимир Прохватилов, президент Академии реальной политики
США не мыслят себе иного миропорядка, кроме основанного на их доминировании в военной сфере – любой ценой и вопреки любым обстоятельствам. Ничего хорошего миру такое иррациональное мышление Америки не несет. Подробности...
Обсуждение: 11 комментариев

Мировой рынок продовольствия висит на ниточке

Дмитрий Евстафьев
Дмитрий Евстафьев, политолог
Пока под дестабилизирующими санкциями находятся смежные с продовольствием, обеспечивающие мировую торговлю им сферы – логистика, страхование и удобрения, продовольственного кризиса не избежать. Подробности...
Обсуждение: 5 комментариев

В подмосковной Истре сгорел склад интернет-магазина Ozon

В истринском районе Подмосковья сгорел склад интернет-магазина Ozon – одного из крупнейших в России. В момент возгорания на складе находилось более тысячи человек. По предварительным данным, в результате пожара погиб один человек, еще 13 пострадали. Местонахождение 20 человек остается неизвестным. По одной из версий, причиной возгорания мог стать поджог
Подробности...

В Петербурге прошел парад в честь Дня ВМФ

В Петербурге и Кронштадте прошел Главный военно-морской парад страны, в нем участвовали более 40 кораблей, катеров и подлодок, а также более 3,5 тыс. военнослужащих. Мероприятие было приурочено к 326-й годовщине Военно-морского флота России
Подробности...

Удар ВСУ из HIMARS по колонии в Еленовке убил десятки пленных украинцев

Число погибших в результате удара вооруженных сил Украины (ВСУ) по СИЗО в Еленовке, где содержались пленные украинцы, в том числе боевики националистического полка «Азов», возросло до 53, еще 75 человек получили ранения. Удар по колонии был нанесен в ночь на пятницу из американской реактивной системы залпового огня (РСЗО) HIMARS
Подробности...
19:59
собственная новость

Российским школьникам покажут маршрут «Золотое кольцо» по Ярославской области

В Ярославскую область в рамках национального проекта «Культура» приедут 1300 школьников, победители олимпиад, учащиеся школ искусств и кадетских корпусов со всей России. Посещение городов Переславля-Залесского, Ярославля, Ростова предусмотрено маршрутом «Золотое кольцо. Александр Невский».
Подробности...
20:27

В Марий Эл открыли новое здание государственной филармонии

В Йошкар-Оле прошло торжественное открытие нового здания Марийской государственной филармонии имени Якова Эшпая, до этого работники филармонии 39 лет располагались в пристрое.
Подробности...
21:12

В Оренбурге легендарная «Катюша» вернулась в парк «Салют, Победа!»

В Оренбурге на музейную вахту после полной реставрации вернулась легендарная БМ-13, которую в годы войны солдаты прозвали «Катюшей». Вместе с другими экспонатами боевая машина была полностью отреставрирована.
Подробности...

    Функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации
    НОВОСТЬ ЧАСА: Землетрясение магнитудой 6,0 произошло у Курил

    Главная тема


    К чему приведет борьба Европы и Азии за российский газ

    Крупнейшая АЭС в Европе


    Эксперты раскрыли замысел ВСУ при обстрелах Запорожской АЭС

    «намек мы поняли»


    Зеленский учредил новую медаль с сомнительным дизайном

    ЛГБТ-драма


    Немецкого консула задержали в Бразилии по подозрению в убийстве мужа

    Видео

    «Северный поток – 1»


    Газовая ловушка для Европы захлопнулась

    Ссора с Китаем


    Дипломатия Германии деградирует из-за демократии

    спецоперация на украине


    Перед взятием Днепропетровска Россия освободит Кривой Рог

    санкционные лазейки


    Российская нефтянка удивила не только Запад

    настоящая история России


    Как Россия восстанавливалась после краха СССР

    в плену Запада


    Андрей Полонский: Как Иран предсказал глобальную ошибку Горбачева

    элитный магазин


    Игорь Мальцев: Планы насчет «Березок» не такие смешные, как кажется

    эффективное медиасознание


    Дмитрий Винник: Почему укропропаганда бессмысленна, но эффективна

    на ваш взгляд


    Какую помощь Россия должна оказать Сербии в возможном конфликте с Косово?

    «Вежливому отказу» – 20 лет

    Роман Суслов
       21 марта 2006, 12:10
    Фото: otkaz.ru
    Текст: Константин Филатов

    Группа «Вежливый отказ» всегда была загадкой в неоднородном потоке под общим названием «русский рок». Ни манифестов поколения, свойственных 80-м, ни взаимных братаний под лозунгом «А рок-н-ролл еще жив!» в 90-х – только музыка. 24 марта во МХАТ им. Горького группа будет праздновать двадцатилетие, и накануне этого эпохального события лидер коллектива Роман Суслов рассказал газете ВЗГЛЯД о прошлом группы и планах на будущее.

    - «Вежливый отказ» не существует с 2003 года?
    - Да, мы перестали регулярно выступать и перешли к этакому кумулятивному жанру – будем выступать примерно раз в год в залах с хорошим звуком и хорошей аудиторией. По кабакам надоело играть. Но мы не распадались, группа существовала под «псевдоотказным» названием «ОТК-джаз-бенд», продолжала существовать без меня, заменив гитариста. Поэтому собраться на этот концерт не составило никакого труда – остался сыгранный костяк.

    - Многие сравнивают вас с «Аукцыоном».
    - Это не случайно, мы ведь практически одновременно появились – «Аукцыон» чуть позже. Они тоже стали использовать шоумена, который ничего не исполняет – только танцует и общается с залом. Да и других параллелей много было. В общем-то, и музыка во многих решениях оказалась схожей, хотя ни Леня (вокалист группы «Аукцыон». – ВЗГЛЯД), ни я особенно друг друга не слушали.

    Мы были в Штатах на World Music Festival в 2000 году
    Группа «Вежливый отказ» на World Music Festival в 2000 году
    - В конце 80-х у вас были долгие зарубежные гастроли…
    - Да, мы много играли в Европе, в основном это были поездки на тематические авангардные фестивали. В одно лето мы четыре раза были в Италии – проще было уже не уезжать. В Германию мы выезжали в 94 году, были в Штатах на World Music Festival в 2000 году.

    - …а почему вас не было на крупных российских рок-фестивалях перестроечного времени?
    - Это нам не было близко, и мы в этом не участвовали, – только поначалу, когда была эта ура-эйфория по поводу выхода рока из подполья. Помню, мы играли не то в «Олимпийском», не то в «Лужниках», где были собраны все – от «Наутилуса» до «Черного кофе», в Киеве было что-то подобное. Правда, к началу 90-х это быстро дифференцировалось – публика стала избирательнее, да и сами проекты стали более коммерчески ориентированными.

    А в середине 80-х фестивали организовывались с трудом, все тексты должны были быть залитованы – у меня до сих пор сохранились тексты с печатью «Разрешено». Приходилось иногда объяснять людям, что какая-то конкретная фраза значила. С музыкой, слава богу, таких проблем не случалось – мы же были тарифицированными музыкантами. Нам присвоили ставки, и у меня в трудовой книжке было написано, что я музыкант такой-то категории, и мне полагалось двенадцать с копейками рублей за выступление. Тарификация производилась так: приехала комиссия, нас прослушали и сказали: все, в общем, хорошо, только «концовочки надо подправить». Ну, подправили мы что-то в конце концов и получили официальную путевку в концертную жизнь. А до этого все было на уровне полулегальных выступлений и происходило с большим трудом. Правда, когда все это позволили, вопросов «можно» или «нельзя» не было, – все знали, что надо. Именно поэтому у многих тогда появлялись достаточно радикальные, эпатажные программы – у «Звуков Му», у нас, а со временем это нивелировалось и стало уходить на более музыкальный и честный план. Этот эпатаж по юности был очень важным для нас. Потом, конечно, многое поменялось.

    - А когда начала меняться аудитория?
    - Я думаю, где-то в 93-94 году. Началась возня за места, чтобы иметь второй заработок, нужно было лезть в радиоведущие, расталкивать остальных, чтобы именно твоя физиономия попала в эфир. Мы этого благополучно делать не стали – я уехал в деревню. Ребята этим тоже не отягощены, мы остались параллельным планом от официальной московской сцены.

    - Вы и сейчас живете в деревне?
    - Да, мы с женой сейчас живем там, выращиваем лошадей – в общем, занимаемся сельским трудом.

    - Это было спонтанным решением?
    - Нет, это происходило постепенно – просто однажды мы купили двух кобыл, и они привязали нас там навсегда. Потом у нас появилось много земли, техники, людей, и мы стали вполне оформленной сельскохозяйственной организацией. Моя жена Анна давно занимается конным спортом, и она всегда мечтала иметь свой конный завод. Я очень рад, что так получилось, – у меня в жизни бывают такие намеки, которые я вовремя подхватываю, и переезд туда был правильным решением.

    - Вы представляете себе свою публику?
    - Я достаточно хорошо знаком со своей аудиторией, потому что только к концу 90-х годов она начала расширяться за счет поступления молодых кадров. До этого был уровень примерно нашего возраста – люди думающие, слушающие хороший джаз или рок-авангард и, как правило, образованные. Был у нас один концерт в ДК «Москворечье» – цитадели отечественного джаза, поскольку там была джазовая студия. Я тогда учился напротив, в МИФИ, и думал, что это та самая площадка, на которой нужно играть. Я не учел того, что туда пригласили весь район Ленино-Дачное и никого из традиционных слушателей джазовой студии не было. Публика даже не свистела – она орала что-то нечленораздельное, такое животное выражение эмоций. Нас оттуда увозили с милицией – первый раз на моей памяти в перестроечное время милиция оказалась на стороне гадостных артистов. Мы на такой публике больше не играли и благополучно поехали в Европу.

    Максим Трефан, Михаил Митин, Роман Суслов, Дмитрий Шумилов (1989 год)
    Максим Трефан, Михаил Митин, Роман Суслов, Дмитрий Шумилов (1989 год)

    - А как вас там встречали ?
    - Западная публика ориентирована на артиста – если они пришли слушать, значит они будут это делать, и при этом очень открыто выражать свои эмоции. Западная публика – это расслабленные, спокойные люди. В отличие от наших, которым даже если и нравится что-то, то они стесняются это показать. Если там, на Западе, публике все идет в удовольствие, то зал взрывается от аплодисментов, люди танцуют и поют, а если и орут из зала, то только что-то ободряющее, в паузах.

    - Не было знаменитого восприятия – «русские – это медведь-водка-балалайка»?
    - Нет, публика на этих фестивалях была подготовленная, люди шли на мероприятия, представляя, что это такое. Поначалу в некоторых случаях отношение к российским музыкантам было такое – интересно, что они могут показать? Никто же не знал, что происходит в этой стране, а тут кто-то приехал. Организаторы, как правило, вели себя достаточно грамотно – например, в Бельгии вместе с нами играли «Николай Коперник», «Аукцыон», «Джунгли», то есть группы приблизительно одного музыкального плана. Так что публика приходила серьезная, не пляжная.

    Был курьезный момент в Норвегии. Нас пригласили на несколько клубных концертов и международный фестиваль в Тронхейме – там, кроме нас, присутствовали театры, танцевальные коллективы, и все это происходило в порту на открытой площадке. Накануне выступления мы попали в провинциальную норвежскую школу в глухой деревушке с четырьмя домами километров за двести от Осло. Жили мы в доме директора – его сын играл на рояле, показывал нам свои достижения, и мы должны были сыграть перед школьниками. Программа у нас была довольно жесткая, и мы ее норвежской молодежи выкатили. Реакция была отличной, но директор после этого не сказал ни слова – у него была типично наша, учительская реакция. А в Тронхейме нас тогда приняли хорошо – показали по ТВ, отзывы в газетах были очень благожелательные.

    - Не жалко было со всем эти расстаться?
    - Я не уверен, что рутинная цирковая жизнь бродячего музыканта мне подходит. Мне всегда хотелось жить на природе, я к этому стремился и я этого добился, – поэтому не жалко. Другое дело, что правильнее нужно было выстраивать свои выезды из деревни сюда и не впадать в эту московскую клубную рутину, которая и привела к тому, что пришлось сказать: все, хватит, стоп. Может, мы бы и продолжали существовать, собираясь разово для хорошей аудитории.

    - Вы так не любите клубные выступления?
    - Это поздние концерты, прокуренные помещения – это физическая усталость. И потом, когда люди едят, мне кажется, не нужно им мешать. Клубный драйв – это для молодых энергичных людей, у которых ни семьи, ни детей, ни дела. Хотя, конечно, есть клубы, которые можно использовать как концертные площадки, а не исключительно ресторанное заведение. Вообще эта клубная жизнь – для ребят с гитарами, которые за ночь успевают сыграть в нескольких клубах и играют соответственно. Это общая беда, которая относится ко всему, например к радийным программам, в которых ничего абсолютно не звучит. Отношение к людям как к какому-то быдлу, которое ничего знать не хочет и которому не нужно ничего, – ему дают тупую нерасчлененную жвачку. Изредка к нам появляются замшелые исполнители типа Pink Floyd или King Crimson.

    - А что вы сами сейчас слушаете?
    - Сейчас практически ничего – у меня прошел этот увлеченный период потреблять чужое в качестве слушателя. Мне сложно найти душевный отклик и отключить мозги, я сразу начинаю анализировать – выработалась такая дурная привычка. Слушаю какие-то случайные вещи – когда еду в машине, тыкаю в радио, но обычно дольше трех секунд на волне не задерживаюсь, а в деревне у меня ничего и не работает. Мой друг Слава Недеогло, наш директор, пытается меня снабжать чем-то новым – я так практически ничего и не открываю. Иногда бывает по душе послушать приличную популярную музыку как качественное изделие, сделанное стильно, с хорошим вкусом. В популярной музыке все попроще, поэтому можно легко воспринимать это как нечто целое – правда, в основном что-то старое. Из нового, пожалуй, только Eminem. А наше…У нас все еще не могут отойти от необходимости все копировать. Это было всегда – в изобразительном искусстве, портретах, пейзажах, просто до тошноты. То же самое в музыке, здесь параллели искать гораздо проще – звук, аранжировки, манера, буквально все.

    24 марта во МХАТ им. Горького группа будет праздновать двадцатилетие
    24 марта во МХАТ им. Горького группа будет праздновать двадцатилетие
    - «Вежливый отказ» этого избежал?
    - Надеюсь, что да. Хотя на этапе ученичества, к которому я отношу все годы до 2000, где более-менее состоялась кристаллизация самостоятельности, тенденции были – то в звуке, то в интонации. Скорее даже это можно назвать какой-то ученической несвободностью, какая-то стилистическая кондовость была. Самостоятельность и свобода появились только в самом конце, это мало кто замечает, но это так.

    - Только появилась и сразу…
    - Да, мне тоже говорят, что сейчас появилась аудитория, которой это надо, а группа раз – и опять в подполье. Не знаю, попробуем сейчас из подполья выглянуть, посмотрим, что получится.

    - А если получится хорошо?
    - Для меня всегда было важно собственное восприятие того, что происходит. Я замкнутый эгоистичный индивидуалист, и мне всегда было понятно, верный я делаю шаг или нет. Это мне позволяло писать и понимать, что это будет услышано – не сейчас, так позже. Потом я закрыл для себя эту тему, занялся сельским хозяйством, и сейчас я хочу выяснить для самого себя, правильно это или нет. И не так уж важно, как будет реагировать зал. Впрочем, программу мы выбирали, отдавая дань слушателю, – демаршей или провокаций не будет. С другой стороны, мы не репетировали 10 лет, и, судя по тому, с какой охотой все включились в репетиционный процесс, это очень нужно каждому. Такой глоток свежего воздуха среди повседневной жизни.

    Возможно, будет новый виток – буду писать музыку там, в деревне. У нас уже есть большая практика дальнего дисконтакта, мы можем собираться на концерт раз в месяц без предварительных репетиций.

    Кроме того, есть достаточно сложный момент устройства концертов и всего, что с этим связано, – той же рекламы, например. Не обязательно весь город обвешивать афишами – достаточно узкой информации в определенных кругах. А то вот мы пойдем на «Русское радио» – там есть программа «Неформат»… Я сегодня включил это радио, послушал – ну, это без комментариев. А в периферийных городах эти вопросы еще сложнее…

    Вообще, я думаю, мы будем продолжать, в этом есть и внутренняя, и внешняя потребность.


     
     
    © 2005 - 2021 ООО «Деловая газета Взгляд»
    E-mail: information@vz.ru
    ..............
    В начало страницы  •
    На главную страницу  •