Взгляд
18 октября, четверг  |  Последнее обновление — 04:30  |  vz.ru
Разделы

Трагедия в Керчи. Чего ждать дальше?

Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
Осмысливая этот печальный и – увы – знакомый по обширному предыдущему опыту алгоритм, я вдруг подумала, что трагедии и несчастья определяют нас в не меньшей, а возможно, даже в большей степени, чем радостные события. Подробности...
Обсуждение: 19 комментариев

Нас пытаются превратить в ацтеков, чтоб было не жалко бомбить

Денис Тукмаков, журналист газеты «Завтра»
Это не просто «изоляция» или «санкции» – плевать бы на них. Это именно расчеловечивание. Объявление нас – всех-всех, таких разных, «советских» и «антисоветских» – вне человеческого закона. Что ответить на это? Подробности...
Обсуждение: 21 комментарий

Не только новые аэропорты, но и аттракцион для всей страны

Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
Поколение тридцатилетних kid-adults, которые ментально остались тринадцатилетними бунтарями с задней парты, вдруг вспомнило про Егора Летова и предлагает назвать омский аэропорт Letov. Подробности...
Обсуждение: 21 комментарий

    В керченском колледже сработало взрывное устройство

    На первом этаже политехнического колледжа Керчи – в столовой – прогремел взрыв. В обеденное время там находились десятки человек. По предварительным данным, погибли не менее десяти человек, порядка полусотни ранены. В качестве причины взрыва называется неустановленное взрывное устройство
    Подробности...

    «Союз» с космонавтами не долетел до МКС

    Во время старта с Байконура ракеты «Союз-ФГ» с кораблем «Союз МС-10» с космонавтами произошла авария носителя. Членам нового экипажа МКС пришлось совершить аварийную посадку в Казахстане. Космонавт Алексей Овчинин и астронавт Ник Хейг не пострадали
    Подробности...

    Умерла Монсеррат Кабалье

    В Барселоне на 86-м году жизни скончалась всемирно известная оперная певица Монсеррат Кабалье. Она до последних дней продолжала выступать на сцене. С самого начала карьеры ее любили за яркий голос и характерную манеру исполнения
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Скворцова рассказала о состоянии пострадавших в Керчи

        Кирилл Бенедиктов

         
        Профессиональный историк и писатель, фантаст, политолог. Автор мрачных романов о нашем времени и о будущем. Родился в Минске. До семи лет жил среди белорусских полей, затем переехал в Москву. После школы поступил на исторический факультет МГУ, где занимался доколумбовыми цивилизациями Латинской Америки. После МГУ уехал в Колледж Европы в Бельгии, где изучал этнические конфликты и деятельность миротворцев. Работал в ОБСЕ, в Южной Корее. Защитил кандидатскую диссертацию на тему балканского кризиса. Свой первый рассказ, который был посвящен городу мертвых, опубликовал в 1990 году. Затем вышли две книги писателя – "Завещание ночи" и "Война за "Асгард", удостоенные едва ли не всех премий в области российской фантастики. Став знаменитым, писатель выпустил еще две книги и решил вернуться к своему первенцу – "Завещанию ночи". Для новой публикации он отточил до блеска все сюжетные нити романа и дополнил их новыми подробностями. Роман опубликован издательством "Популярная литература" стартовым тиражом 100 000 экземпляров.По мотивам романа снят одноименный восьмисерийный телевизионный фильм со звездами российского кино. Историю вечной борьбы, последний акт которой состоится в современной Москве, сыграли Константин Хабенский, Виктор Сухоруков, Сергей Жигунов.
        Блог Кирилла Бенедиктова

        Мнения

        Ирина Алкснис
        Осмысливая этот печальный и – увы – знакомый по обширному предыдущему опыту алгоритм, я вдруг подумала, что трагедии и несчастья определяют нас в не меньшей, а возможно, даже в большей степени, чем радостные события.
        Обсуждение: 19 комментариев

        Денис Тукмаков
        Это не просто «изоляция» или «санкции» – плевать бы на них. Это именно расчеловечивание. Объявление нас – всех-всех, таких разных, «советских» и «антисоветских» – вне человеческого закона. Что ответить на это?
        Обсуждение: 24 комментария

        Игорь Мальцев
        Поколение тридцатилетних kid-adults, которые ментально остались тринадцатилетними бунтарями с задней парты, вдруг вспомнило про Егора Летова и предлагает назвать омский аэропорт Letov.
        Обсуждение: 21 комментарий

        Екатерина Ракитина
        Тоска по вымыслу, над которым можно, по словам классика, облиться слезами, была утолена на излете советской истории. Этого никто не ожидал.
        Обсуждение: 11 комментариев

        Василий Авченко
        Пророческий потенциал Лагутенко очевиден, но расшифровываются его предсказания задним числом, поначалу представляясь сумбурным набором фраз. Когда чайки вдруг запели на знакомом языке, к ним следует прислушаться.
        Обсуждение: 15 комментариев

        Егор Холмогоров
        Разрыв евхаристического общения Московского и Константинопольского патриархатов породил легкую панику: «Если мы разорвали с главным православным патриархом мира, то мы теперь не православные? А тогда кто?»
        Обсуждение: 45 комментариев

        Александр Чаусов
        Есть подозрение, что население в Хакасии несколько устало от политических маневров и бесконечных ожиданий «второго тура» , а голосовать будет с поправкой на этот психологический настрой.
        Обсуждение: 4 комментария

        Лев Пирогов
        Был в «святые девяностые» такой «арт-проект»: ездили по кладбищам, находили толпу возле свежей могилы, выпускали из машины голую девицу, фотографировали её на фоне похорон и сматывались. «Интересный контраст».
        Обсуждение: 15 комментариев

        Андрей Медведев
        Из того, как развивалась наша история, следует простой вывод – «глушилки» не работают. Люди начинают страшно хотеть узнать, что же такое говорят на этом ужасном русском, насквозь лживом кремлевском канале.
        Обсуждение: 10 комментариев

        Сергей Худиев
        Если кто-то заявляет, что Бог вручил ему власть командовать и вами, и всем православным миром, вы можете или поверить и покориться, или сказать наконец свое окончательное «нет».
        Обсуждение: 43 комментария

        Кирилл Бенедиктов: Игра кукольных престолов

        30 августа 2017, 19:05
        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Специальное предупреждение для тех, кто еще не смотрел седьмой сезон «Игры престолов»: в тексте будут встречаться спойлеры – без них не обойтись. Выскажу свое мнение – и как зритель, и как фанат Джорджа Мартина с двадцатилетним стажем.

        «Игра престолов» близится к своему завершению. В воскресенье зрители увидели седьмую серию седьмого сезона – предпоследнего в сериале. Следующий, восьмой сезон станет последним – это не раз заявляли продюсеры проекта Дэвид Бэниофф и Дэн Уайсс и подтверждал сам Джордж Мартин.

        История будет рассказана до конца, будут развязаны все сюжетные узлы и расставлены все точки над i. Но в предыдущих шести сезонах было завязано столько узлов, а на сцене развешано столько заряженных ружей, что многие пришлось разрубать и разряжать уже сейчас, не дожидаясь финальной части саги.

        Получилось это или нет – решать зрителю. Выскажу свое мнение – и как зритель, и как фанат Джорджа Мартина с двадцатилетним стажем, очарованный Песнью Льда и Огня еще в далеком 1997 году.

        Специальное предупреждение для тех, кто еще не смотрел седьмой сезон или не досмотрел его до конца: в тексте, естественно, будут встречаться спойлеры – без них не обойтись.

        Общеизвестно, что

        с каждым новым сезоном телесериал все больше отдалялся от своей первоосновы – романов Мартина, теряя по пути то важных персонажей, то целые сюжетные линии.

        Так, полностью оказалась исключенной линия сына принца Дорана – Квентина, отправившегося в Миэрин просить руки Дейенерис, или история Эйегона VI Таргариена, который с помощью Джона Коннингтона начал отвоевывать Вестерос еще до прибытия Матери Драконов.

        Но если поначалу эта «оптимизация» выглядела как неизбежное зло (в конце концов, в отличие от романов, чей объем ограничен лишь фантазией и трудолюбием автора, сериал имеет жесткие рамки, в том числе и бюджетные), то чем дальше, тем больше она превращалась в инструмент, с помощью которого продюсеры и сценаристы просто расправлялись с теми персонажами, которых они не понимали и чьи характеры не могли раскрыть во всей полноте.

        Прежде всего это касается лорда Петира Бейлиша, больше известного как Мизинец.

        По-прежнему великолепны батальные сцены – особенно впечатляет атака дотракийцев при поддержке огнедышащего дракона (фото: HBO)
        По-прежнему великолепны батальные сцены – особенно впечатляет атака дотракийцев при поддержке огнедышащего дракона (фото: HBO)

        Еще в первом сезоне (который почти буквально воспроизводил книгу Мартина) стало заметно, что сценаристы не вполне понимают, кто такой Мизинец и какую роль он играет в мире Семи королевств.

        Петир Бейлиш – худородный дворянчик, чей дед прибыл в Вестерос из Браавоса (основанного бежавшими из Валирии рабами), пробивший себе путь в политическую элиту Семи королевств исключительно собственными талантами и хитростью. Среди возможных прототипов Бейлиша – советник Генриха VIII Томас Кромвель, которого называют «тюдоровским Макиавелли», а может быть, и сам Макиавелли.

        Это Мизинцу принадлежит само определение «Игра престолов», он начинает Войну семи королей, он манипулирует персонажами, как фигурками на шахматной доске. Очевидно, что именно ему даже в большей степени, чем еще одному кукловоду – евнуху Варису, Мартин делегировал роль потайной пружины всех разворачивающихся на просторах Вестероса событий.

        В сериале Мизинец – персонаж хотя и довольно зловещий, но настолько плоский, что порой задаешься вопросом, как такой картонный злодей, у которого на лице написано, что он с утра до вечера только и думает, как бы устроить окружающим какую-нибудь гадость, вообще мог хоть кого-то обмануть. Его самая успешная комбинация – спасение Сансы из рук Серсеи – волею сценаристов оборачивается тем, что хорошо описывается русскими поговорками «из огня да в полымя» или «хрен редьки не слаще»: передачей ее с рук на руки садисту и маньяку Рамси Болтону.

        Это чрезвычайно нелогичный ход для человека, мечтающего посадить Сансу на Железный трон (и самому править вместе с ней), – хотя бы потому, что шансов выжить в супружеской постели Рамси у Сансы примерно столько же, сколько в клетке с голодными львами.

        Правда, в конце шестого сезона Мизинец приводит войско рыцарей Долины на помощь Сансе и Джону и помогает им выиграть «битву бастардов», но это никак не влияет на последующие события, поскольку Королем Севера избирают (вполне предсказуемо) Джона Сноу, а Бейлиш со всеми своими планами и амбициями оказывается не у дел.

        Видимо, отдавая себе отчет, что Мизинец в таком варианте становится совсем уже неинтересным персонажем, сценаристы решили в седьмом сезоне от него отделаться. Сделали они это тупо и прямолинейно: надоевший им Бейлиш попытался одурачить и натравить друг на друга двух сестер Старк, но не учел, что Арья многому научилась у Безликих Браавоса (в том числе читать по лицу, хотя мимика Бейлиша настолько выразительна, что догадаться о его коварных планах не смог бы разве что слепой мейстер Эйемон). К тому же в Винтерфелл вернулся Бран, ставший Трехглазым вороном, от которого, видимо, вообще ничего утаить невозможно.

        В итоге непревзойденный мастер интриги пал жертвой собственных козней и был демонстративно зарезан Арьей на глазах у рыцарей Долины, причем сценаристы не сумели отказать себе в последнем удовольствии и заставили его униженно хныкать и просить прощения у Сансы, которую он как-никак трижды спас от неминуемой смерти.

        Вполне возможно, что и Мартин в финальной книге саги тоже убьет Бейлиша, но вряд ли человек, много лет бывший серым кардиналом всей вестеросской политики, погибнет так глупо и бездарно, как это случилось в сериале.

        Но если Мизинца сценаристы просто вычеркнули из списка персонажей, перешедших в восьмой сезон, то с Эуроном «Вороньим Глазом» Грейджоем они поступили совсем некрасиво.

        Один из самых таинственных и зловещих персонажей саги, искавший в Дымящемся море и руинах погибшей Валирии артефакты древней магической цивилизации, ставший королем Железных людей с помощью золота и колдовства, превратился в седьмом сезоне в веселого буффона, подкатывающего к Серсее с ловкостью начинающего пикапера (буквально на уровне «девушка, вашей маме зять не нужен?») и троллящего Джейме вопросами о том, что больше всего нравится его сестре в постели.

        Конечно, после прохода по улицам Королевской гавани в костюме Евы Серсее уже не привыкать к публичным унижениям, но зачем нужно было превращать мрачного убийцу с повязкой а-ля Айсман в задиристого гопника с двумя абсолютно нормальными глазами – не вполне ясно.

        Список персонажей, пострадавших от рук сценаристов седьмого сезона, можно продолжать, но перейдем к вещам более существенным: к удивительным манипуляциям с пространством и временем.

        Таковых в сезоне, по счастью, не так уж много, но они есть. Особенно грешит этим шестая серия, в которой отряд специального назначения во главе с Джоном Сноу захватывает за Стеной «языка», то есть, простите, мертвяка. Мертвяк нужен для того, чтобы Дейенерис окончательно поверила в существование армии Короля Ночи, но главное – чтобы убедить Серсею прекратить войну с Матерью Драконов и объединить силы против грозящей с Севера опасности.

        Вынесем за скобки вопрос о том, стоит ли овчинка выделки, то есть зачем в такой миссии участвует сам Король Севера – с ней вполне могла бы справиться и обычная разведгруппа Ночного дозора. Но вот то, что происходит в результате героического рейда, заслуживает отдельного разговора.

        Сначала наши диверсанты долго идут по заснеженным просторам Земель за Стеной. Потом – уже где-то в скалах, которые, как мы знаем по предыдущим сезонам, расположены за полосой таежных лесов, то есть довольно далеко от Стены, – нападают на отряд мертвецов и берут-таки пленного.

        Вскоре после этого их настигает толпа синеглазых зомби, и наши герои, отправив Джендри обратно к Стене с поручением послать Дейенерис сообщение о том, что они попали в ловушку и им срочно требуется помощь, убегают на маленький островок посреди слабо замерзшего озера, куда преследователи добраться не могут.

        И вот тут пространственно-временной континуум по мановению волшебной палочки сценаристов начинает вести себя очень странно. Мы понимаем, что даже если Джендри будет бежать очень быстро и без остановок, то до Стены ему добираться не меньше недели.

        Еще несколько дней будет лететь ворон, да и драконы Дейенерис перемещаются хотя и быстро, но не со сверхзвуковой скоростью. Иными словами, нашим героям надо продержаться на скалистом островке дней десять, а то и все две недели – и это очень, очень смелое допущение, учитывая, что в условном Средневековье Вестероса расстояния огромны, а телеграфа еще не придумали (вороны иногда долетают, иногда нет, но в любом случае вести из одного конца Семи королевств в другой идут долго).

        В сериале, однако, все происходит за сутки: лед замерзает, мертвяки штурмуют островок, героям грозит страшная смерть,

        но в самый последний момент прилетают Дейенерис и ее дрессированные драконы и спасают всех. При этом, правда, один из драконов погибает и попадает на службу к Королю Ночи – собственно, видимо, ради этого сюжетного поворота вся история с походом за мертвяками и задумывалась. Кстати, любопытно, что погиб дракон, названный в честь убитого кхалом Дрого старшего брата Дейенерис – Визериса.

        Можно предположить, что сценаристы пошли на это специально – Визерис был довольно неприятным персонажем, но нельзя не обратить внимание на удивительное спокойствие, с которым Дени, не раз повторявшая, что драконы – ее единственные дети, воспринимает потерю одного из них. Неужели Визериона она тоже недолюбливала, как и брата?

        Как и сокращение числа персонажей, глубоко разработанных в книге и сильно опростившихся в сериале, эта сюжетная линия явно работает на подчеркивание в качестве главной пары финальных частей истории Дейенерис и Джона Сноу.

        В какой-то степени это оправданно – оба они Таргариены (Дени приходится Джону родной теткой, правда, в седьмом сезоне об этом знает только Бран), оба имеют права на Железный трон, – но сложно отделаться от ощущения, что, сведя всю многоплановую, населенную сотнями любовно выписанных персонажей, продуманную до мелочей картину, нарисованную Мартином, к банальной love story двух самых гламурных героев саги, сценаристы седьмого сезона стремились максимально потрафить непритязательным вкусам американского зрителя, с самого детства – с мультфильмов Диснея – приученного к тому, что все делится на черное и белое, добро и зло, хороших парней и злодеев, а все полутона только мешают восприятию.

        Именно этим сериал и отличается от книг Мартина – там не было хороших и плохих персонажей, как не было и однозначно черного и белого цветов. Разве что Джоффри Баратеон да Рамси Болтон выглядели в книгах рафинированными садистами – и тут нельзя не отдать должное создателям сериала, у которых – во многом благодаря великолепной актерской игре Ивана Реона – Рамси получился куда более живым, интересным и даже обаятельным персонажем, чем мартиновский «бастард Болтона».

        Но после того как Рамси разорвали его собственные псы в конце шестого сезона, таких неоднозначных персонажей в сериале больше не осталось. Даже Тирион – самый глубокий и интересный герой саги, своего рода альтер эго Мартина – в седьмом сезоне превратился в унылого резонера.

        Удивительна также явная фиксация авторов седьмого сезона на отсутствии у некоторых персонажей первичных половых признаков как черты скорее положительной. Так, Безупречные во главе с Серым Червем (которому зритель, безусловно, сочувствует) несколько раз характеризуются их врагами как армия «мужиков без яиц», а Теон Грейджой выигрывает жестокую схватку в финальной серии благодаря тому, что противник несколько раз бьет его коленом в пах, что после проведенной Рамси Болтоном операции не причиняет Теону ни малейшего вреда.  

        Все вышесказанное не означает, что седьмой сезон «Игры престолов» представляет собой совсем уже провальное зрелище.

        По-прежнему великолепны батальные сцены – особенно впечатляет атака дотракийцев при поддержке огнедышащего дракона на войско Ланнистеров в четвертой серии. Отлично играет свою роль Лена Хиди (королева Серсея), которую не сломила даже гибель Мирцеллы и Томмена в шестом сезоне. Хорош Бронн, верный своему амплуа циничного, но обаятельного пса войны.

        Увы, это почти все актерские удачи, которые можно выделить в седьмом сезоне. Прочие персонажи скорее потеряли в харизме и глубине, нежели приобрели. Особенно жаль Сандора Клигана (Рори МакКанн), который за время пребывания у Молчаливых братьев из угрюмого злобного циника стал угрюмым сентиментальным скептиком.

        Существуют экранизации, которые стремятся к буквальному воспроизведению текста книги, – например, «Война и мир» Бондарчука или «Семнадцать мгновений весны» Лиозновой. Существуют фильмы, снятые «по мотивам» того или иного произведения, отклоняющиеся от первоисточника так далеко, что могут считаться самостоятельным культурным артефактом, – например, «Сталкер» или «Солярис» Тарковского.

        Существуют, наконец, адаптации той или иной иностранной книги для родной зрителю культуры – таковы, например, «Братья Карамазовы» Ричарда Брукса. Сериал «Игра престолов», начавшийся когда-то как более или менее точная иллюстрация к книгам Джорджа Мартина, к седьмому сезону окончательно выродился в совершенно отдельный жанр – экранизацию-фанфик.

        Продюсеры и сценаристы, пользуясь тем, что Мартин пишет медленно и никогда не выдерживает заявленных сроков, взяли придуманных им персонажей и принялись играть ими, как марионетками в кукольном театре. Получается иногда хорошо, иногда не очень, а порой откровенно плохо – но, если подумать, иначе и быть не могло. Ведь куклы никогда не смогут вести себя так, как живые люди, а кукловоды – даже самые искусные из них – никогда не заменят собой творца.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


        Другие мнения

        Трагедия в Керчи. Чего ждать дальше?

        Ирина Алкснис, обозреватель РИА «Новости»
        Осмысливая этот печальный и – увы – знакомый по обширному предыдущему опыту алгоритм, я вдруг подумала, что трагедии и несчастья определяют нас в не меньшей, а возможно, даже в большей степени, чем радостные события. Подробности...

        Нас пытаются превратить в ацтеков, чтоб было не жалко бомбить

        Денис Тукмаков, журналист газеты «Завтра»
        Это не просто «изоляция» или «санкции» – плевать бы на них. Это именно расчеловечивание. Объявление нас – всех-всех, таких разных, «советских» и «антисоветских» – вне человеческого закона. Что ответить на это? Подробности...
        Обсуждение: 17 комментариев

        Не только новые аэропорты, но и аттракцион для всей страны

        Игорь Мальцев, писатель, журналист, публицист
        Поколение тридцатилетних kid-adults, которые ментально остались тринадцатилетними бунтарями с задней парты, вдруг вспомнило про Егора Летова и предлагает назвать омский аэропорт Letov. Подробности...
        Обсуждение: 17 комментариев

        От чего «Рабыня Изаура» спасла советских людей

        Екатерина Ракитина, к.ф.н., переводчик
        Тоска по вымыслу, над которым можно, по словам классика, облиться слезами, была утолена на излете советской истории. Этого никто не ожидал. Подробности...
        Обсуждение: 9 комментариев

        На материале «Мумий Тролля» нужно защищать диссертации

        Василий Авченко, писатель и журналист
        Пророческий потенциал Лагутенко очевиден, но расшифровываются его предсказания задним числом, поначалу представляясь сумбурным набором фраз. Когда чайки вдруг запели на знакомом языке, к ним следует прислушаться. Подробности...
        Обсуждение: 14 комментариев

        Православные в этом конфликте именно мы

        Егор Холмогоров, Публицист
        Разрыв евхаристического общения Московского и Константинопольского патриархатов породил легкую панику: «Если мы разорвали с главным православным патриархом мира, то мы теперь не православные? А тогда кто?» Подробности...
        Обсуждение: 44 комментария

        В Хакасии ведется работа над ошибками

        Александр Чаусов, кандидат исторических наук, публицист
        Есть подозрение, что население в Хакасии несколько устало от политических маневров и бесконечных ожиданий «второго тура» , а голосовать будет с поправкой на этот психологический настрой. Подробности...
        Обсуждение: 4 комментария

        Как сделать комедию из блокады Ленинграда

        Лев Пирогов, публицист, литературный критик, главный редактор детского развивающего журнала «Лучик 6+»
        Был в «святые девяностые» такой «арт-проект»: ездили по кладбищам, находили толпу возле свежей могилы, выпускали из машины голую девицу, фотографировали её на фоне похорон и сматывались. «Интересный контраст». Подробности...
        Обсуждение: 15 комментариев

        В мире корпоративного фашизма только одна правда

        Андрей Медведев, Политический обозреватель
        Из того, как развивалась наша история, следует простой вывод – «глушилки» не работают. Люди начинают страшно хотеть узнать, что же такое говорят на этом ужасном русском, насквозь лживом кремлевском канале. Подробности...
        Обсуждение: 10 комментариев

        Раскол неизбежен, но мы знаем, кто победит

        Сергей Худиев, публицист, богослов
        Если кто-то заявляет, что Бог вручил ему власть командовать и вами, и всем православным миром, вы можете или поверить и покориться, или сказать наконец свое окончательное «нет». Подробности...
        Обсуждение: 43 комментария
         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............