Владимир Можегов Владимир Можегов Европа накренилась вправо

И в вопросе поддержки Украины, и в вопросе миграции европейские правые ориентируются на Трампа. Тот же не теряет времени даром: как и прежде, обещает в двадцать четыре часа закончить украинскую войну и ведет переговоры о высылке нелегалов из США с Гватемалой и другими нищими странами.

6 комментариев
Борис Акимов Борис Акимов Человека нужно заносить в Красную книгу

Сохранить человека, прекрасного в своем многообразии, сложно и парадоксально устроенного, созидателя и творца – это должно стать нашим русским ответом на глобалистскую повестку расчеловечивания.

2 комментария
Глеб Простаков Глеб Простаков Украинский контракт на поставку СПГ ломает двухпартийный консенсус в США

Политические и бизнес-интересы США вошли в жесткий клинч, нарушая идиллию двухпартийного консенсуса. Политика и бизнес в США уже не идут стройно рука об руку. И таких историй будет все больше.

5 комментариев
6 июня 2008, 18:30 • Авторские колонки

Юрий Гиренко: Правосудие для всех

Юрий Гиренко: Правосудие для всех

В четверг пришли две новости, имеющие касательство к громким судебным делам: Ходорковского и Квачкова. На оба известия незамедлительно воспоследовала реакция заинтересованной публики. Весьма показательная.

В четверг у президента России Дмитрия Медведева, находящегося с визитом в Германии, была пресс-конференция. Один из журналистов спросил, что будет с осужденным олигархом Михаилом Ходорковским. Президент ответил, что, по российским законам, осужденный может быть помилован главой государства, если обратится с просьбой о помиловании. И посоветовал не пытаться политизировать дело и давить на российские власти – сами, мол, разберемся.

В тот же день в Москве суд присяжных оправдал бывшего полковника Владимира Квачкова и двоих его подельников, обвинявшихся в покушении на Анатолия Чубайса. Обвинение и адвокаты Чубайса тут же заявили, что обжалуют приговор в вышестоящей инстанции.

И в том, и в другом случае интереснее всего общественная реакция. Прежде всего, реакция тех, кто выступает в защиту Ходорковского и Квачкова.

Правосудие – это когда дум высокие стремления не являются оправданием для преступления

Слова Медведева о Ходорковском одних сторонников экс-олигарха разгневали, а другим дали повод приписывать президенту то, чего он не говорил. Первым не понравилось, что новый глава государства не признает Ходорковского политзаключенным и не спешит выпускать «краснокаменского узника» на волю. Вторые заговорили, что «Ходорковский получил право на помилование» (можно подумать, раньше у него такого права не было).

Оправдание Квачкова обрадовало его болельщиков. Причем, по большей части тех, кто уверен: отставной полковник действительно пытался убить «главного приватизатора». То, что в этом случае вердикт присяжных неправомерен, их как-то не смущает.

За Ходорковского ратуют, в основном, представители элитных кругов. Квачкову сочувствуют люди попроще. Но отношение к праву и правосудию у них оказывается на удивление похожим.

Ведь даже те, кто считает Михаила Борисовича героем и мучеником, не отрицают, что многое из того, за что бывший глава ЮКОСа получил свои восемь лет, им действительно совершалось. «Но ведь посадили его не поэтому! Ведь не он один, а другие на свободе», – говорят защитники МБХ.

Бесспорно, делами на грани закона – а нередко и за этой гранью – занимался не один Ходорковский. И вопрос о том, почему посадили только его, закономерен. Но это политический вопрос, а не правовой. А потому любые политические мотивы дела Ходорковского не имеют (не должны иметь) отношения к приговору. Так же, как дальнейшая судьба экс-олигарха должна решаться в соответствии с законной процедурой…

Что же касается квачковского дела, то к нему совершенно не имеет (не должна иметь) отношения личность того, на кого совершалось покушение. Можно от всей души ненавидеть Чубайса конкретно и всех «буржуев» и реформаторов. Но стрельба по живым людям из гранатомета и автоматов – это уголовное преступление. И виновные в нем должны быть наказаны. Даже если их побудительные мотивы благороднее, чем у Веры Засулич.

В данном же случае горячую радость вызывает не то, что оправдан невиновный. Повторюсь: самые горячие поклонники полковника как раз уверены, что он организовал покушение. И рады, что предполагаемый террорист ушел от кары...

Когда правосознание находится на уровне персонажа Андрея Платонова, полагавшего, что «плохих людей надо убивать, а то хороших слишком мало», то ничего хорошего ждать не приходится.

При таком подходе не стоит порицать «басманное правосудие» и возмущаться дырами в доказательной базе (а их было много что в деле Ходорковского, что в деле Квачкова): ведь у обвинителей ровно такой же подход. Просто они иначе понимают, кто хороший, а кто плохой…

Это и есть тот самый правовой нигилизм, который так беспокоит нового президента Медведева. И с которым он намерен решительно бороться.

Будем надеяться, что у юриста Медведева получится. И мы постепенно усвоим, что для суда не должно быть таких понятий, как «хороший» и «плохой» – только «виновный» и «невиновный».

Что правосудие – это когда по закону наказывают виновного в преступлении, а не того, кто нам не нравится.

Что правосудие – это когда дум высокие стремления не являются оправданием преступления.

Что Фемида обязана быть слепой.

..............