Владимир Добрынин Владимир Добрынин В Британии начали понимать губительность конфронтации с Россией

Доминик Каммингс завершил интервью эффектным выводом: «Урок, который мы преподали Путину, заключается в следующем: мы показали ему, что мы – кучка гребанных шутов. Хотя Путин знал об этом и раньше».

22 комментария
Тимофей Бордачёв Тимофей Бордачёв Выстрелы в Фицо показали обреченность Восточной Европы

Если несогласие с выбором соотечественников может привести к попытке убить главу правительства, то значит устойчивая демократия в странах Восточной Европы так и не была построена, несмотря на обещанное Западом стабильное развитие.

7 комментариев
Евдокия Шереметьева Евдокия Шереметьева «Кормили русские. Украинцы по нам стреляли»

Мариупольцы вспоминают, что когда только начинался штурм города, настроения были разные. Но когда пришли «азовцы» и начали бесчинствовать, никому уже объяснять ничего не надо было.

53 комментария
29 апреля 2008, 08:53 • Авторские колонки

Александр Агеев: Я с детства рисовал свастику

Александр Агеев: Я с детства рисовал свастику

«Я с детства не любил овал – я с детства угол рисовал». Классические строчки советской поэзии. Я с детства – имею в виду 60-е годы – рисовал везде, куда мой карандаш доставал, свастику, увы.

Ребенок шести-семи лет, воспитанный в строго советской системе, явно не фашист, не нацист и не всякое такое прочее – он и слов таких еще не знал, рисовал свастику, которую, наверное, увидел в кино или по телевизору.

Папа с мамой купили, помнится, замечательный сервант, так я, несмышленыш, расписал все доступные мне плоскости этого свеженького серванта свастиками – нормальным черным карандашом, их потом легко стерли обычной школьной резинкой.

Актуальная такая поэзия, не правда ли? Типа – Кондолиза Райс опять приехала и объясняет, что делать с демократией

Папа с мамой понимали, откуда свастика и чем она им грозит. Мне объяснить это было, наверное, трудно – за отсутствием у меня, шестилетнего, соответствующего понятийного аппарата.

Но какого черта меня поперло в маленькую книжечку А. И. Одоевского (Малая серия библиотеки поэта, 1954 год издания), чтобы там я нарисовал две свастики желтым карандашом, причем они сплетаются хвостами, образуя уже орнамент.

Я тогда читать еще не умел, только сейчас вот прочитал, что же там выше моих свастик пишет Одоевский. Да вот такое:

Что медлишь ты? Из Западного мира,
Где я дышу, где царствую одна
И где давно кровавая порфира
С богов неправды сорвана,
Где рабства нет, но братья, но граждане
Боготворят божественность мою
И тысячи, как волны в океане,
Слились в единую семью, –
Из стран моих, и вольных, и счастливых,
К тебе на твой я прилетела зов
Узреть чело тиранов горделивых
И внять стенаниям рабов.
Но я твое исполнила призванье,
Но сердцем и одним я дорожу,
И на души высокое желанье
Благословенье низвожу.

Актуальная такая поэзия, не правда ли? Типа – Кондолиза Райс опять приехала и объясняет, что делать с демократией, правами человека и свободой прессы. «Дева» называется это стихотворение Одоевского. Там даже и про нехорошую Польшу есть.

Да ладно – я-то, ребенком, не читавши, зачем пометил этот стишок двумя свастиками?

Что-то, значит, магическое есть в этом знаке, если дети в 6-7 лет начинают эту штуку рисовать везде, где получается.

Проблема для социального психолога? А сочините подростку знак, который сможет его «завести».

Знак антивоенного движения – вариант свастики, но он не брутальный, в его опущенных усиках есть некий пессимизм. Знак «Алисы» – перечеркнутое «А» и красная звезда – тоже не вдохновлят и тоже вариант свастики. Рериховские шарики пирамидкой – не энергетичны. Чем подростку метить окружающее пространство? А у подростка, как у кобелька или кота, есть эта проблема: пометить.

Он и слов таких еще не знал, а рисовал свастику, которую, наверное, увидел в кино или по телевизору (фото: sxc.hu)
Он и слов таких еще не знал, а рисовал свастику, которую, наверное, увидел в кино или по телевизору (фото: sxc.hu)

Я тут был, я тут сказал вам, как мне томно, стрёмно и т. д. Придумайте, блин!

Я, что ли, вам дизайнер? Но я знаю, что знаки надо делать. И они не из гламурной культуры придут – из полуподполья, из желания подростков иметь код, знак, опознаватель. Рекламой пива этого не заменишь. Будете терпеть свастику?

Работайте, ребята! Если через сорок лет ваш, вами придуманный символ будет красоваться на футболках и бейсболках подростков, ваша грешная жизнь будет оправдана.

И я даже знаю, как вы будете думать: сначала образ колеса возникнет (да не возбуждайтесь – помимо того, что та же свастика – образ колеса, есть флаг Индии, где оно уже давно присутствует), дальше крест (ну, это везде, где можно). А еще что? Аббревиатуры? AC/DC? ДДТ? Красный язычок Rolling Stones? Яблочко Apple? Но это ж только бренды, а не символы.

Словом, уже с некоторой усталостью и безнадегой говорю: нужен некий графический объект, который своей внутренней энергетичностью будет сильнее свастики. И не предлагайте мне иероглифы – локальные знаки не работают в глобальном пространстве, они разъединяют больше, чем объединяют.

Придумайте знак!

..............