Сергей Миркин Сергей Миркин Как происходящее в США отразится на майданной Украине

А если президентом станет Трамп? Для ЗЕ-команды это очень плохая новость. Из-за Зеленского против Трампа в 2019 году начали процедуру импичмента. А серый кардинал Андрей Ермак отказался помочь команде Трампа «утопить» семейство Байденов по делу компании Burisma.

3 комментария
Андрей Полонский Андрей Полонский Шестидневная рабочая неделя в Европе – уже реальность

От былого благодушия паразитического капитализма Запада не осталось и следа. Первой пала зеленая энергетика. На очереди – любимая идея сокращенного рабочего времени. Что дальше?

33 комментария
Глеб Кузнецов Глеб Кузнецов У глобального сбоя Windows есть политическое измерение

Главный публичный враг Китая и России в американском хайтеке. Инициатор и драйвер всех главных процессов против «влияния Китая и России» в киберпространстве. Наш бывший соотечественник. Сегодня он показал, как выглядит трансформация политического, медийного и силового влияния в деньги и технологии и обратно.

9 комментариев
24 августа 2018, 14:58 • В мире

Откровения Меркель обрадовали и разочаровали грузин

Откровения Меркель обрадовали и разочаровали грузин
@ Kay Nietfeld/DPA/ТАСС

Tекст: Дмитрий Александров,
Тбилиси

Двухдневный визит Ангелы Меркель в Грузию, открывший программу ее поездки по Южному Кавказу, оставил двоякие, неоднозначные впечатления. С одной стороны, грузины заставили высокую гостью произнести сакральное для местной элиты слово «оккупация», адресованное Кремлю. Однако довольствоваться придется этим, а не конкретным обозначением сроков вступления в НАТО, которое Германия блокирует уже десять лет.

Прекрасная погода, флаги Грузии и Германии «в обнимку» в центре города, рассказы в СМИ о том, как первые немцы-поселенцы появились в Грузии два века назад, выбранный для ужина Меркель ресторан на священной горе Мтацминда – все атрибуты эффектного грузинского гостеприимства были налицо. На совместной пресс-конференции с премьер-министром Мамукой Бахтадзе Меркель вспомнила, как в 2008-м посетила Тбилиси вскоре после войны и «твердо потребовала» вывести российские войска. Она уточнила, что сохранила эту позицию и по сей день.

Вот только на этой встрече с журналистами она так и не назвала действия России «оккупацией», а только лишь «несправедливостью». Кроме того, анонсируя выезд к южноосетинской границе, Меркель сообщила, что посетит «линию демаркации», не использовав принятый в Грузии совершенно иной термин – «линия оккупации».

Вечером в четверг канцлер расслабилась, спела (на немецком языке) во время ужина с известным грузинским мужским коллективом «Швидкаца» («Семь мужчин»). Получила в подарок от премьера Грузии полотно 17 века, которое было вывезено из Дрездена в 1945-м и оказалось в Грузии. Это «Натюрморт с зайцем» Читадини, полотно хранилось в частной коллекции в Кутаиси, владелец безвозмездно передал государству. 

Однако грузинская политическая элита, особенно оппозиция, а также жестко настроенные по отношению к местным властям аналитики уняться не могли. Им было не до тостов: лидер ведущей страны Евросоюза, которая незадолго до кавказского турне принимала Владимира Путина, избегала жестких оценок в адрес России. 23 августа слово «оккупация» так и не прозвучало.

Комментируя это, основатель грузинского Центра стратегического анализа Георгий Рухадзе заявил, что «разочарован» заявлениями канцлера, так как ожидал от нее «более сильных заявлений поддержки». 

«Фактически Меркель подтвердила, что не обсуждала с президентом России Владимиром Путиным Грузию, – сказал эксперт телекомпании «Рустави-2». – Она не говорила в Тбилиси о перспективах европейской интеграции и вступления в НАТО для Грузии. Я извиняюсь, конечно, но она не вышла дальше упоминаний предстоящего участия Грузии во Франкфуртской книжной ярмарке и кредитов на канализацию и водопроводы (в Аджарии)». Поясним, что речь идет о выделении Германией около 200 млн евро на инфраструктурные проекты. Большая часть этой суммы – 150 млн – предназначена для строительства газохранилища, которое должно быть готово в 2020 году. «Нас просто «погладили», – волновался Рухадзе. – А вопросов, реально волнующих Грузию, в повестке дня не было. Меркель максимально воздерживается от критики России».

Разочарование и скепсис царили в критической части общества Грузии и с утра в пятницу. Программу открыла встреча Меркель с оппозицией. Она была недолгой. Но насыщенной. И явно не позитивными эмоциями и сигналами. Бывший глава МИД, член саакашвилевского «Единого национального движения» Григол Вашадзе сказал журналистам, что в отношении евроатлантических перспектив от канцлера были услышаны «не очень оптимистичные ответы», что крайне плохо. Он поспешил обвинить в этом дипломатию правящей «Грузинской мечты». По его мнению, «в стране полностью разрушен внешнеполитический аппарат», власти Грузии не работают должным образом с западными партнерами.

Оставалась надежда на молодое «проевропейское» поколение Грузии – Меркель отправили поговорить со студентами в главный вуз Грузии – Тбилисский госуниверситет. С советских времен он отличается свободомыслием, именно студенты ТГУ всегда были в авангарде всевозможных митингов и выступлений, в том числе и в строгое советское время. Например, студенты ТГУ в семидесятые вышли на проспект Руставели, отстаивая для грузинского языка право быть государственным. И добились своего. Так что было очевидно, что и фрау Меркель для студентов вовсе не неприступный бастион. Подобно водрузившему на Рейхстаг красное знамя Мелитону Кантарии, нынешние молодые грузины были готовы к громким поступкам, чтобы прикрыть собой политические «амбразуры».

Так и получилось.

«Что, термин «оккупация» проблематичен? Почему Вы его не используете? Почему не оцениваете случившееся в Цхинвале и Абхазии как «оккупацию»?

– прямо спросил у канцлера студент Константинэ Шубитидзе (кстати, как выяснилось, член оппозиционной партии «Европейская Грузия»). Деваться гостье было некуда, все возможности для отступления или новое использование политически корректных оборотов были отрезаны. Студенты ждали. И вскоре разразились аплодисментами, потому что Меркель наконец сказала: «Да, это оккупация! Это занятые территории – 20 процентов. Это большая несправедливость!».

За этими овациями можно было не услышать следующего важнейшего сигнала от Меркель, который, однако, может определить очень многое в будущей внешнеполитической повестке Грузии. Ведь эмоции схлынут, а в «сухом остатке» – сохраняющаяся неопределенность по поводу главного ориентира. Итак, Меркель отметила, что будет «откровенна» и скорое вступление Грузии в НАТО невозможно именно из-за проблем Абхазии и Южной Осетии. «Мы не можем говорить о скором вступлении, по крайней мере, такова позиция Германии, и такой эта позиция останется», – заявила она.

Таким образом, Германия зафиксировала «статус-кво». Ведь именно Берлин еще в 2008 году был больше всех против вступления Грузии (и Украины) в НАТО. Война в Грузии десятилетней давности только укрепила это мнение в Германии – торопиться не надо. Иначе это приведет к очень большим негативным последствиям на всем континенте. К слову, об этом открыто предупреждает и Москва.

Сложно сказать, вызовет ли это «откровение» канцлера сильное разочарование в грузинском обществе. Нынешнее правительство, в отличие от саакашвилевского, не раздает направо и налево бездумных и безумных обещаний о том, что НАТО уже не за горами. Сегодня мантра иная: сам путь реформ, сближения со стандартами Североатлантического альянса и Евросоюза не менее важен, чем членство. А там поживем и увидим.

Но все же это прозвучало для грузин достаточно обидно. Парируя, бывший министр обороны Давид Сихарулидзе попытался «сделать хорошую мину», напомнив, что, когда Германия сама вступала в НАТО, «треть ее территории была оккупирована Советским Союзом». Он сказал агентству «Интерпрессньюс», что по этой причине «вопрос оккупированных территорий не должен мешать Грузии вступить в НАТО, а Россия не должна иметь право ветировать это». В целом, по его словам, после визита Меркель Грузия должна «делать еще намного больше», продвигая на международной арене важнейшие вопросы своей повестки дня: вступление в Альянс и территориальную целостность.

Однако оппозиционный депутат Георгий Канделаки сомневается, что это возможно: «Сегодня мировые лидеры забыли о Грузии, это значит, что Тбилиси не проводит успешную внешнюю политику». В интервью газете ВЗГЛЯД его коллега по депутатскому корпусу Роман Гоциридзе призвал членов правительства Грузии «работать очень целенаправленно и жестко, донося до наших европейских друзей, что мы нуждаемся в защите, потому что от России исходит оккупация. И когда вводят санкции из-за Украины, там же рядом следует упоминать Грузию».

Видимо, чтобы эти самые европейские друзья Грузии лучше понимали «оккупацию», ее надо «пощупать». Под занавес пребывания в Грузии Ангелу Меркель отвезли на границу с Южной Осетией – в грузинское село Одзиси. Канцлер провела там двадцать минут, разглядывая в бинокль российскую военную базу. С ней рядом находились наблюдатели ЕС. Заявлений там Меркель не делала, но выглядела крайне озабоченной.

Провожал в аэропорту Меркель из Тбилиси в Ереван (а после Армении канцлер Германии посетит Азербайджан) глава правительства Грузии. «Это был исторический визит. Германия – наш истинный сторонник, мы обсудили важнейшие и принципиальные вопросы российской агрессии, оккупации нашей страны, интеграцию с Евросоюзом и НАТО. Большое спасибо канцлеру, она по-настоящему болеет за Грузию!» – сказал Мамука Бахтадзе.

Время покажет, это только тост или же Берлин будет жестче отстаивать интересы Тбилиси там, где это возможно. И там, где это не мешает отношениям России и Германии.

..............