Взгляд
23 апреля, вторник  |  Последнее обновление — 23:55  |  vz.ru
Разделы

Нового Ленина снова не прислали России

Сергей Мардан, публицист
То, что Алексей Навальный отправляет дочку учиться в Стэнфорд, означает, что нам досталась эпоха, в которой компрадорская не только буржуазия, но и оппозиция. Офшорные миллиардеры ничем не отличаются от офшорных революционеров. Подробности...
Обсуждение: 6 комментариев

Главный урок Шри-Ланки

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве РФ
Трагедии, подобные серии терактов на Шри-Ланке, не должны повторяться. Но они повторятся – в случае, если страны, наконец, не прекратят играть в геополитику и не начнут бороться с терроризмом по-настоящему. Подробности...
Обсуждение: 7 комментариев

Мир для подростков нужно строить весело и сексуально

Ольга Ускова, президент группы компаний Cognitive Technologies
Если я что-то вообразила, значит это в принципе можно сделать. Даже самое невероятное. Воображение – начало производственного процесса. Так, собственно, и беспилотники начали создаваться, с детской «Емелиной печи». Подробности...
Обсуждение: 41 комментарий

    Открылся 18-й Шанхайский международный автосалон

    Открылся 18-й Шанхайский международный автосалон, собравший множество ярких новинок от ведущих автопроизводителей из 20 стран мира. В центре внимания – электромобили. Скажем, Audi привезла в Китай настоящий автомобиль будущего – концепт AI:me, полностью электрический беспилотник
    Подробности...

    Появились первые фото из сгоревшего Нотр-Дама

    Появились первые фотографии из сгоревшего собора Парижской Богоматери. Горевший всю ночь храм получил серьезные повреждения: обрушился деревянный шпиль, пострадала несущая конструкция. С полыхавшим всю ночь огнем удалось справиться только к утру
    Подробности...

    Собор Парижской Богоматери сгорел

    Знаменитое на весь мир здание собора Парижской богоматери, кажется, уже не будет прежним. Легендарная церковь пострадала от сильнейшего пожара, дым от которого был виден на весь Париж
    Подробности...

        НОВОСТЬ ЧАСА:Мэй указала Зеленскому на важность совместного противостояния России

        Главная тема


        Российские подводные роботы изменят картину морских сражений

        территория ссср


        Кравчук объяснил, почему Зеленский умнее Порошенко

        разъяснение фнс


        Как дачникам избежать налога на теплицы?

        история и мифы


        Сванидзе оценил версию ФБР о бегстве Гитлера на подлодке

        Видео

        шестой лидер за 28 лет


        Познер рассказал о «демократическом рекорде» Украины

        «громкие трубы шоу-бизнеса»


        Галкин объяснил, почему «Зеленский не прогнется под политическую систему»

        российский флот


        Эксперт поддержал требующих выплат за командировки в Сирию моряков

        «взгляды Зе»


        Соловьев призвал не признавать выборы на Украине

        диалог с Россией


        Путин помог вскрыть иллюзию единства Балтии

        победа зеленского


        Дмитрий Михайлин: Украинские выборы войдут в историю трижды

        Повесили в музее – смотри!


        Ольга Андреева: Кассирша Пушкинского музея против актуального искусства

        Афины метнулись к Вашингтону


        Ирина Алкснис: Почему Греция дергает Германию за усы

        на ваш взгляд


        Каким президентом для Украины будет Владимир Зеленский?

        Как Крымский мост изменил жизнь людей со стороны Кубани

        С Крымским мостом связано много надежд. Некоторые из них уже оправдались   29 мая 2018, 19:10
        Фото: Pavel Rebrov/Reuters
        Текст: Юрий Васильев,
        Краснодарский край – Крым – Москва

        Версия для печати  •
        В закладки  •
        Постоянная ссылка  •
          •
        Сообщить об ошибке  •

        Крымский мост соединил Керченский и Таманский полуострова всего две недели назад, но серьезные изменения в жизни людей заметны уже сейчас. И пока Киев грозит Москве всевозможными карами, а самому сооружению – взрывчаткой, спецкор газеты ВЗГЛЯД побывал на обоих берегах Керченского пролива, оценив возможности самого длинного моста страны.

        – В черешенку пройдемте, – предлагает Иван Комарь, обладатель 25 гектаров сада в Темрюкском районе Краснодарского края. – Чистой черешни тут четыре гектара.

        Ранняя таманская черешня от Комаря началась в понедельник – по 120 рублей за кило, если оптом. До Москвы с ее щедрым ценником ягода не доедет: традиционно съедят отдыхающие и свои же. Анапа, Новороссийск, Сочи – и тот же Крым, куда еще с советских времен здешние и прочие фруктовые фуры идут по Керченской паромной переправе. Впрочем, отсюда – не все время, а с перерывом на независимую Украину: «Покупательная способность тогда упала», – указывает Комарь.

        Со времен позднего Союза, где садовод совхоза «Юбилейный» Иван Комарь и его односельчане выращивали черешню, абрикосы и виноград, изменилось многое. Теперь «Юбилейный» – агрофирма. Комарь – глава ассоциации из полутора десятков фермерских хозяйств Тамани. А ближайшей сухопутной точкой вместо Анапы (60 километров от таманской черешни, абрикосов и винограда) в скором времени станет Керчь.

        – Полсотни километров, учитывая длину Крымского моста и крюк по дороге, – определяет Комарь. – Жителям Крыма мост дает свободу передвижения по России и продовольственную безопасность. А нам – хорошую возможность реализовать свою продукцию. На больших объемах.

        Иван Комарь, глава крестьянско-фермерского хозяйства

        Продуктовый рай

        Объемами озаботилось и хозяйство Сейрана Геворкяна в станице Запорожской. Темрюкские и приезжие закупаются тут сыром и вином. Если повезет, конечно: сыра – около десятка сортов, но на выходе получается где-то 20 кило в день, а вина за сезон и вовсе получается около тонны. И круг постоянных покупателей – от близлежащего монастыря в Приазовском до весьма дальнего Ростова-на-Дону.

        – С мостом, разумеется, будет больше, – говорит технолог Виктория Столяренко, указывая путь к стройке – новой сыроварне на окраине Запорожской; до побережья, где мальчишки с мостков бросают камни в медуз, рукой подать.

        Виктория – одна из шести сотрудников Геворкяна – несколько лет назад переучилась в технологи производства сыра: «Год все учились, плакали, кормили курей сыром». До того Виктория Столяренко работала на железной дороге – лет восемь управляла путейцами на участке близ Керченской переправы, пока в очередной раз не ушла в декрет. Сейчас у нее трое, и хочет еще.

        Движение фур с фруктами и прочих грузовиков по Крымскому мосту начнется только осенью. Однако оформлением дополнительных гектаров фермер Иван Комарь и его коллеги занялись уже два года назад – в рассуждении того самого моста и связанных с ним перспектив. Согласно бизнес-плану Комаря, дело пойдет так: пара лет – переходный период и работа на окупаемость, а далее – увеличение фруктовых барышей в два–три раза.

        Конкуренции с крымской черешней Иван Комарь не боится:

        – При полном вызревании качество у нашей – лучше. Сухих веществ больше. Сахаров больше. Если человек на отдых поедет, покупателей всем хватит... Да вы косточки бросайте прямо сюда, – показывает фермер в проем между деревьями. – Трактор пройдет, порядок наведет.

        Родня по оба берега

        «Не нужны нам заграничные туры, будем мы отдыхать в Кучугурах!» – гласит плакат во дворе у Галины Белой, главы Фонталовского сельского поселения. До открытия курортного сезона на Таманском полуострове – две недели. Эти выходные – первые, когда в селе Кучугуры и его окрестностях не идет субботник по уборке пляжей. Можно заняться собственным цветником – розы, львиный зев, очиток – и подготовиться к визиту очередных родных из Керченского района. Благо эта родня перед выездом на Крымский мост – в отличие от всей предыдущей – додумалась позвонить и предупредить; «чтобы я, хозяйка, не позорилась, что не готово ничего», говорит Галина Александровна.

        – Мы все тут родня, по оба берега. Раньше, при СССР, мы отсюда ездили за покупками в Керчь, – вспоминает Белая. – Керчь – город-герой, поэтому снабжался он лучше прочих. Вот мы и ездили. За вещами, за колбасой, за сгущенкой, наконец. Туда клубнику везли, персики, прочий фрукт.

        – По живым корням смерть Советского Союза прошла, – говорит предприниматель Ольга Бурмака, владелец небольшого магазина в промзоне у Керченской переправы. – Родители здесь, дети там. Братья тут, сестры там. То есть у меня брат там, в Крыму. И тетя.

        К худшему для бизнеса Ольги Васильевны, по ее уверениям, с появлением Крымского моста не изменилось ничего. Только к лучшему, говорит она, потому что теперь можно «раз – и поехать» к родне.

        – В головной колонне ехали, – вспоминает Ольга Васильевна первую поездку по Крымскому мосту. – Люди разные, в том числе известные – рядом Мария Захарова из МИДа нашего была... Эйфория полная: дорога – гладь, штиль, как по паркету идешь. Скоростной режим на мосту девяносто, вмиг долетаешь... А паром, даже когда ходить стал регулярно – ненадежно же совсем. То шторм, то туман. Даже летом, а в другие времена года и того чаще. Бац – и не ходит паром. И приехал ты туда, или они сюда – и стой, и жди у моря погоды, чтобы вернуться. Как тут с родными нормально побудешь?..

        После распада страны Галина Белая из села Кучугуры и ее крымские родные стали «более разъединенными, поэтому менее общительными». Сама Галина Александровна успела съездить в Кемерово, поработать эмалировщицей, вернуться, получить два высших образования – педагогическое и управленческое, побыть на родине учителем географии, директором школы. И в конце концов стать мэром Кучугуров и близлежащих сел. Поселение – на три с лишним тысячи жителей. Работы хватает: железная дорога к переправе Порт Кавказ, сады (самые обильные персики Краснодарского края, если не России в целом), туристы.

        Галина Белая, глава Фонталовского сельского поселения

        – Все движение к переправе на Крым шло через мое поселение, – говорит Галина Белая. – Мы видели, сколько туда везли уборочной техники, троллейбусов, автобусов для школ, «скорых помощей»...

        – Такое впечатление, что там ничего этого не было, – говорит Ольга Бурлака, наблюдавшая этот поток непосредственно у переправы. – Точнее, не стало за годы до воссоединения. Нет, что-то должно было быть, конечно... 

        – Пока мост строили, мы радовались, мы надеялись – и там, и тут, – говорит Галина Белая. – Сестра моя в Керчи, когда на дачу ездила, выезжала и смотрела, как все идет – там вид хороший, фото красивые слала... И вот две недели назад, когда мост пустили, я тут с огородом копошусь – и слышу за воротами: «Они, наверное, еще и ужин не приготовили! Не ждут нас!» Сестра с мужем по мосту приехали – в будний день, нас не предупредив!.. Ну что, сели ужинать. Обмыли мост, кто не за рулем, бутылкой крымского шампанского. И они тут же обратно поехали. Всей дороги и посидеть – часа три.

        Ольга Бурмака, владелец небольшого магазина в промзоне у Керченской переправы

        Через два дня таким же способом Галину Белую навестил племянник с семьей.

        – Чего бы не навещать? От Керчи до Кучугуров 90 километров, час пятнадцать в одну сторону – не о чем говорить. К тому же, проезжая по мосту, такую красоту видят! Прекрасное полотно, море, дельфины цирк показывают... Не-а, поверить до сих пор не могу, – подумав, говорит Галина Александровна.

        Сама она Крымский мост еще не опробовала:

        – Работа у меня не очень-то простая. А еще субботники организовать, чтобы почистить пляжи – мы не очень-то готовы к курортному сезону... Но родным такой же визит скоро нанесу. Тоже в будний день, тоже без звонка...

        Мост, воссоединивший семьи

        – Въезжаешь в Крым – и вот она, наша керченская квартира, – говорит Наталья Воропаева, директор центрального рынка в Темрюке. – Прямо первый дом от моста. Этот мост нам – счастье, мост – радость, мост – воссоединение семей.

        Наталья – как и многие на Тамани – родом из Керчи. Ее муж Сергей – из Темрюка. В Керчи Сергей учился, работал сварщиком.

        – Варил супертанкеры на заводе «Залив». Завода давно нет, разумеется, – говорит он. – Квартиру получил почти перед закрытием. Как лучший сварщик в системе министерства судостроения. И как волейболист – вроде ничего так за сборную Керчи и Крыма играл, и детей тренировал. До сих пор играю за район в возрастной группе после 55. Или, как у нас говорят – «для тех, кто не умер».

        Двадцать лет назад, когда в Керчи закрылся «Залив» – а вскоре ушла и прочая работа для высококлассного сварщика, – Сергей уехал на родину в Темрюк. Вскоре он перетащил через пролив и семью.

        – Под угрозой развода перетащил, – утверждает Наталья. – Я керчанка до мозга костей, не хотела уезжать в Россию совершенно. И квартиру только что получили, и мама моя там жила – нет, надо все бросить и уплывать в Краснодарский край, гражданство менять, ну что это такое?

        Маму Наталья Николаевна перевезла из Керчи, когда той исполнилось 80: «Возраст, уход». Восемь лет семья ездила в Крым по переправе как на работу – каждые три месяца: поставить матери в украинский паспорт штамп о пересечении границы – и тут же обратно.

        – Закон такой: иностранец – не больше 90 дней в России непрерывно... А наше гражданство мама принимать не хотела, – вспоминает Воропаева. – Говорила: «Что ты возиться будешь с бумагами, я умру не сегодня завтра». Сейчас ей 91 год, и она с нами. Гражданство с воссоединением получила, конечно.

        Сыра – около десятка сортов, но на выходе получается где-то 20 кило в день, а вина за сезон и вовсе получается около тонны

        На Крымский мост Воропаевы выехали «через два дня после Владимира Владимировича».

        – Я человек эмоциональный, говорливый, – говорит Наталья Воропаева. – Но как под эту арку моста заехала, самую высокую, для кораблей которая, – дар речи потеряла. А Сережа расплакался...

        – Квартиру увидел прямо с моря, в первый раз, – подтверждает Сергей. – Не продавали, даже когда дом в Темрюке строили. Ни за те три тысячи долларов, ни за нынешние сорок пять... И сразу потом – развалины «Залива». Руины, как есть руины. Жалко порушенного, но радостно за построенное...

        «Штормовое предупреждение. Возможна остановка работы паромов», – предупреждает табло на въезде в поселок Ильич, где один из накопителей Керченской переправы. Не «возможно», а так точно: барашки на волнах явные. До конца дня – встали паромы.

        «Сильный ветер! Дорога сухая. Видимость хорошая», – сообщает такой же транспарант при въезде на Крымский мост. Правда, ограничение – не девяносто, а семьдесят. Пора в Керчь – для которой мост стал, пожалуй, даже большим событием, чем для жителей Тамани.


        Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

        Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

         
         
        © 2005 - 2018 ООО Деловая газета «Взгляд»
        E-mail: information@vz.ru
        .masterhost
        В начало страницы  •
        Поставить закладку  •
        На главную страницу  •
        ..............